Оценка редактором композиции произведения

Важнейшей составляющей профессионализма журналиста является композиция представленного им текста. Поэтому редактор должен в первую очередь оценить построение произведения. Только неопытные литературные сотрудники начинают работу над рукописью с исправления речевых ошибок, недочетов стиля. Стилистическая правка отдельных слов и предложений может оказаться ненужной, так как при более внимательном изучении текста потребуется перекомпоновка его частей, исключение отдельных фрагментов, что приведет к более серьезным изменениям в рукописи.

Оценка композиции текста начинается с его деления на части. В первую очередь литературным редактором оцениваются их значение, объем, последовательность, связность. Рассматривая композицию художественного произведения, следует брать за основу его сюжет и не навязывать автору иное построение текста.

Известно, что художественное творчество начинается с замысла, и редактор должен постараться понять замысел автора. Нельзя не учитывать того, что творение художника не поддается искусственному расчленению. Как справедливо замечает И. К. Сушилина, методика редакторского анализа «предусматривает специфическое проявление связей общего, целого и частного, отдельного» в произведении искусства; взаимосвязь частей и целого должна прослеживаться на протяжении всего произведения; его различные компоненты характеризуются и оцениваются в соотнесении с художественным целым[1].

У писателя замысел может появиться неожиданно, иногда в его основе лежит «что-нибудь конкретное, зримое — человеческое лицо, город, родные улицы, чем-то поразивший предмет», — писала Вера Панова[2]. Например, Лев Толстой увидел сломанный репейник, и у писателя возник замысел повести о Хаджи-Мурате. В подобных случаях композиция произведения не подчиняется стандартным меркам, и с этим должен считаться редактор. Иначе его вмешательство может лишь навредить, как это случилось при «выравнивании» композиции рукописи Б. Л. Горбатова «Годы и войны», предложенной журналу «Новый мир». По воспоминаниям В. Лакшина, в результате редактирования описываемые автором события были представлены в хронологической последовательности. Твардовский по этому поводу долго сокрушался: «Мне плакать хочется, какая вещь испорчена. Ведь Горбатов интуитивно сделал художественно. Сначала круто взял — тюрьма, лагерь, а потом на покосе, где есть место подумать, припомнил детство, гражданскую войну...»[3]

В художественных произведениях возможны весьма сложные повороты композиции, которые отражают замысел автора и его особые приемы построения текста. В публицистике также возможно нарушение в описании линейной последовательности событий. Литературный редактор должен вдумчиво подойти к оценке подобных случаев и при переработке текста учитывать мнение автора.

  • [1] Литературно-художественное произведение как объект редакторского анализа //Редактирование отдельных видов литературы. М., 1987. С. 305.
  • [2] Редактор и книга: сб. ст. Вып. 4. С. 47.
  • [3] Лакшин В. «Новый мир» во времена Хрущева // Знамя. 1990. № 7. С. 95.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >