Стилистическая оценка новых слов

Критерии редакторской оценки неологизмов основываются на их уместности в определенном тексте. При этом неологизмы разных типов неравноценны. Как правило, стилистически оправданы те из них, которые приняты языком, то есть названия новых понятий, предметов, явлений. Такие языковые неологизмы — и семантические, и лексические — быстро нейтрализуются, что вполне оправдывает их использование в публицистических произведениях наравне с общеупотребительными словами, лишенными особой экспрессии. Например: Еще находятся доверчивые люди, которые вкладывают свои сбережения в новые пирамиды; Рождается новая специальностьпланетология; Таким аппаратам можно было бы поручить круголунные экспедиции; Еврорастет с необыкновенной быстротой и уже значительно обогнал доллар (из газет).

С таким же правом журналисты употребляют устаревшие слова, некогда воспринимавшиеся как неологизмы: Заговор ГКЧП провалился, победила демократия; Мы были обмануты в ходе всеобщей ваучеризации (из газет). Такое словоупотребление не вызывает сомнений при литературном редактировании.

Сохраняющие оттенок свежести новые слова также могут быть использованы в публицистических текстах, если созданы по продуктивным моделям и не нарушают фонетических норм языка. Так, не вызывают критических замечаний, например, предложения: Луно- логи выбрали для астронавтов отличную площадку; Марсоход наконец создан и уже получил применение в космонавтике. Выделенные нами неологизмы оправданы в контексте.

Однако литературного редактора настораживает словотворчество некоторых журналов, создающих такие неологизмы, которые не могут не смущать читателей. Например, нарушены требования благозвучия при создании сложносокращенных слов непомерной длины: тексто- амидискожа, асбоизобутиленплатик. Проконсультировавшись с автором, редактор постарается их заменить. Иные неологизмы неблагозвучны и поэтому не отвечают эстетическим требованиям: реагаж (от реагировать), халтураж, жонгляж, репрессанс (то же, что и репрессии) . В них нет необходимости, так как они дублируют известные слова.

Звуковая форма неологизма неприемлема, если она вызывает нежелательные ассоциации из-за сходства в звучании нового слова с уже известным. Например, использование журналистами таких неологизмов, как забелдос («защитник Белого дома»), ебелдос («Ельцин и Белый дом»), промелькнувших на страницах газет после провала путча ГКЧП, оцениваются читателем как хулиганство и вседозволенность.

Создание неблагозвучных, каламбурных неологизмов возможно лишь в ироническом контексте. Например, в фельетонах: Товарищи, во многих из нас еще сильны элементы детсадизма. Употребление подобных неологизмов без специального стилистического задания придает речи неуместный комизм: Товарищи спортсмены, жеребьевка продолжается. Кто отжеребился, пройдите к своим машинам. Неожиданный комический оттенок придали речи неологизмы и в предложениях: Важной задачей является более значительное облесение пейзажа (ср. облысение); Несмотря на то что склад был особачен, материальные ценности похищены.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >