Естествознание и философия

Если у вас яблоко и у меня яблоко, и мы обмениваемся, то остаемся при своих — у каждого по яблоку. Но если у каждого у нас но одно идее, и мы передаем их друг другу, то ситуаци меняется. Каждый из нас становится богаче а именно — обладателем двух идей.

Б. Шоу

Обсуждение многих мировоззренческо-философских вопросов сопровождало становление и развитие современной науки и было необходимой формой осознания особенностей как самой науки, так и той цивилизации в рамках которой научное отношение к миру стало возможным. Сегодн эти вопросы стоят в новой и весьма острой форме. Это связано прежд всего с той ситуацией, в которой оказалась современная цивилизация С одной стороны, выявились невиданные перспективы науки и основанной на ней техники. Современное общество вступает в информационну стадию развития, рационализация всей социальной жизни становитс не только возможной, но жизненно необходимой. С другой — обнаружились пределы развития цивилизации односторонне технологического типа:В и в связи с глобальным экологическим кризисом, и как следствие выявившейся невозможности тотального управления социальными процессами Эти вопросы требуют философского обоснования.

Наука в своих глубинных основах всегда была связана с философией. В Древней Греции философия зародилась в качестве всеобъемлющей науки — само слово «философия» означает «наука». Эта наука была направлена на все, что вообще было способно или казалось способны стать объектом познания. Будучи сначала единой и нераздельной наукой философия, при дифференцированном состоянии отдельных наук, становилась в некоторой степени органом, соединяющим результаты деятельности всех остальных наук в одно общее познание, отчасти проводнико нравственной и религиозной жизни.

Первую попытку обозначить круг задач философии при существующих и только начинающих формироваться конкретных науках в свое врем предпринял Аристотель. В отличие от частных наук, каждая из которы занята исследованием в своей области явлений, он определил философию как учение о первопричинах, первопринципах, самых общих начала бытия. Ее теоретическое величие представилось Аристотелю несоизмеримым с возможностями частных наук и вызывало его восхищение. Он назвал эту область знания «госпожой наук», считая, что другие науки, как рабыни, не могут сказать ей против ни единого слова. В размышлениях Аристотел отражено характерное для его эпохи резкое расхождение философско мысли и специальных дисциплин по уровню их теоретической зрелости Такая ситуация сохранялась в течение многих веков. Подход Аристотел надежно утвердился в сознании философов титулами «королева наук»В и «наука наук».

В XIX—XX вв., на новом этапе развития знаний, зазвучали противоположные суждения о значении науки и неполноценности философии. В это время возникло и приобрело влияние философское течение позитивизма поставившего под сомнение познавательные возможности философии, е научность, одним словом развенчивающее «королеву наук» в «служанки» В позитивизме был сформирован вывод о том, что философия это суррогат науки, имеющий право на существование в те периоды, когда ещ не сложилось зрелое научное познание. На стадиях же развитой наук познавательные притязания философии объявляются несостоятельными Провозглашается, что зрелая наука — сама по себе философия, что именн ей посильно «брать на себя» и успешно решать запутанные философски вопросы, будоражившие умы в течение столетий.

Непосредственной целью науки является описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, составляющих предмет ее изучения, на основе открываемых ею законов. Философия всегда в то или иной степени выполняла по отношению к науке функции методологи познания и мировоззренческой интерпретации ее результатов. Философи объединяет с наукой также и стремление к теоретической форме построения знания, к логической доказательности своих выводов.

Таким образом, специфика науки не только в том, что она не берется за изучение мира в целом, подобно философии, а представляет собой частное познание, но и в том, что результаты науки требуют эмпирической проверки. В отличие от философских утверждений они не только подтверждаемы с помощью специальных практических процедур или подвержен строгой логической выводимости, как в математике, но и допускают принципиальную возможность их эмпирического опровержения. Все это позволяет провести разделительную линию между философией и наукой.

Отсутствием окончательных ответов на вечные вопросы о смысле жизни и человеческого существования отличается философия от науки, с одно стороны, и от религии — с другой. Философские системы нельзя полностью подтвердить или опровергнуть: они говорят о мире в целом, претендуя на вселенский масштаб. Критерий истинности — практика — к ни не применим. Научные положения имеют конкретные следствия, которы могут быть проверены непосредственно или с помощью соответствующи приборов. Философские положения не имеют проверяемых следствий.

Но в отличие от религии философские построения основываются на научных данных, тогда как для религии основным остается Откровение, а его не легко модифицировать под влиянием новых научных открытий. Наука занимается трансцендентальным (посюсторонним), религия — трансцендентным (потусторонним). Для философии характерно рассмотрение обеих областей в единстве. Все связано со всем в реальном и духовном мире. Связующим звеном между наукой и религией служи философия, которой присуща неудовлетворенность хождением по равнин опытной науки и постоянное стремление вверх с опасностью упасть в пропасть.

В отличие от науки с приматом чувственного опыта и религии с культом авторитета, в философии большое значение приобретает интуиция. Философское знание — знание об универсуме, и оно может считаться полноценным в том случае, если имеется метод постижения целого.

Наука предоставляет аргументы в пользу какой-либо философской системы, дает эмпирический материал, на основе которого выдвигаются философские гипотезы. В этом ее философское значение, и отсюд понятна борьба за философские выводы из научных открытий. Наук предоставляет информацию для философии, оставляя широкое поле дл философских размышлений по поводу ее развития. Различные проблемы возникающие в науке и теории познания, способствуют развитию философской мысли.

Ученых порой представляли в качестве так называемых стихийных материалистов, уверяя, что им присуща изначальная вера в материальность мира. Вообще говоря, это не обязательно. Можно верить, что Нект или Нечто передает людям чувственную информацию, а ученые считывают, группируют, классифицируют и перерабатывают ее. Эту информацию наука рационализирует и выдает в виде законов и формул вн отношения к тому, что лежит в ее основе. Поэтому ученый может вполн быть как стихийным материалистом или идеалистом, так и сознательны последователем какой-либо философской концепции. Такие ученые, ка Декарт и Лейбниц, сами были выдающимися философами своего времени.

Специалисты, изучающие всевозможные конкретные явления, нуждаются в общих, целостных представлениях о мире, о принципах его устройства, общих закономерностях и т.д. Однако сами они таких представлений не вырабатывают — в конкретных науках используется универсальны мыслительный инструментарий (категории, принципы, различные метод познания), но ученые специально не занимаются разработкой, систематизацией, осмыслением познавательных приемов, средств. Общемировоззренческие и теоретико-познавательные основы науки изучаются, отрабатываются и формируются в сфере философии.

Философский анализ научных понятий формирует категории, из которых строится здание философской системы. Правда, для того чтобы войти в ткань философии, научные понятия должны быть модифицирован с целью их согласования в единой системе. Так, впрочем, поступает и наука Философский анализ научных понятий полезен и тем, что связанная с ни унификация понятий способствует синтезу различных областей знания.

Итак, философия и наука довольно сильно взаимосвязаны, у них есть много общего, но есть и существенные различия. Поэтому философи нельзя однозначно причислять к науке и, наоборот, нельзя отрицать е научность. Философия — отдельная форма познания, имеющая научны основы, проявляющая себя в те моменты и в тех областях научного знания, когда теоретический потенциал в этих областях либо мал, либо вообще отсутствует.

Взаимодействие философии и науки хорошо прослеживается в творчестве многих естествоиспытателей. Особенно оно характерно для переломных эпох, когда создавалось принципиально новое научное знание. Можно вспомнить, скажем, «Правила умозаключений в физике», разработанные великим Ньютоном, которые заложили методологический фундамент классической науки и на столетие вперед стали эталоном научног метода в физико-математическом естествознании. Значительное внимани философским проблемам уделяли и создатели неклассической науки -Эйнштейн и Бор, Борн и Гейзенберг, а у нас в России — В. И. Вернадский предвосхитивший в своих философских размышлениях ряд особенносте научного метода и научной картины мира наших дней.

Высоко оценивая роль философской мысли в науке, В. И. Вернадский, однако, проводил между ними границу, хорошо понимая, что кажда из этих сфер человеческой культуры имеет свою специфику. Игнорирование этой автономии научной деятельности, грубое вмешательство в научные исследования факторов ненаучных, да еще в догматическом виде сказалось на судьбе многих выдающихся ученых: всем памятны имен Н.И. Вавилова, Н.К. Кольцова и др. Осуждению и репрессиям подвергались целые науки и направления научного поиска (генетика, кибернетика, релятивистская космология и др.). Некомпетентное вмешательств в науку не раз создавало препятствия для свободного научного исследования. Нельзя забыть и попытки ряда естествоиспытателей, которые отстаивали свои несостоятельные концепции с помощью псевдофилософско риторики. Примерами этого изобилует развитие практически всех нау определенной эпохи. Но все они не бросают тень на саму идею связ науки и естествознания, сотрудничества специалистов разных областе науки с философами.

Нуждается в философском осмыслении и современная наука, которая имеет ряд особенностей, качественно отличающих ее от науки даже недавнего прошлого. Говоря об этих особенностях, следует иметь в вид не только научно-исследовательскую деятельность саму но себе, но и е роль в качестве интеллектуального фундамента технологического прогресса, стремительно меняющего современный мир, а также социальны последствия современной науки.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >