Регистры психики

Все понятия Лакана так или иначе возникают на одном оселке. Им служит трехчленная концептуальная схема — Реальное — Воображаемое — Символическое. Данная концепция оформилась в начале 50-х гг. прошлого столетия. На основании этой схемы можно проследить и эволюцию самого исследователя. В разное время он уделял внимание воображаемому, символическому и реальному. Эта перечисленность соответствует понятиям Фрейда в такой последовательности —Я — Оно — Сверх-Я. Может возникнуть вопрос: а где же бессознательное? Оно пронизывает все регистры психики. Можно говорить об онтологическом бессознательном в Реальном, об образном бессознательном в Воображаемом и о структурном бессознательном в Символическом.

В этом отношении логично обратиться к формуле Лакана "Бессознательное — это язык". Что имеется в виду? Прежде всего, язык, с одной стороны, это магма бессознательного. Он никем не привнесен, а сложился спонтанно, в результате бессознательных состояний. Но в то же время язык структурирорван, подчинен определенным правилам. Это относится и к бессознательному. Оно также поддается выявлению через уловленные исследователем способы творчества языка. Поэтому бессознательное представляет собой структурированную сеть отношений, внутри которых предназначение каждого элемента связано с сетью различных связей и функций. Чтобы сблизить понятия "бессознательное" и "язык", требовались две процедуры. Фрейдовское понимание бессознательного следовало освободить от сексуального содержания (десексуализация), а язык лишить принудительной содержательности (десемантизация).

Фрейд исходил из того, что бессознательное пропитано либидозными состояниями и чтобы разгадать смысл психических реакций, надо освободить их от сексуальных символов, придать им скрытый смысл. Лакан трактует бессознательное, используя опыт других гуманитарных наук, особенно лингвистики и антропологии.

Попробуем разъяснить некоторые эпатирующие положения Лакана. Одно из утверждений французского психоаналитика: "Никакой реальности как самодовлеющей инстанции не существует". Первое впечатление от этого суждения — хочется растерянно оглядеться по сторонам. Эти деревья, дома, дороги, люди — разве это фантомы? Ответ будет такой: реальность условна. Она формируется нами как наблюдателями. Лучше всего, мне кажется, эту проблему освещает В. П. Руднев: "Представим себе берег реки, на берегу пасутся дикие кабаны. Светит солнце, лес шумит от порывов ветра и т.д.

Вот она картина реальности. Нет же, она не является таковой, пока в нее не введен наблюдатель, человек. — В. П. Руднев разъясняет: — Реальность — свойство человеческого мышления. Понятие реальности придумано человеком, различающим имена и предикаты (пастись, шуметь). Чтобы сформулировать человеческую идею реальности как внешнего мира, нужно, чтобы в языке существовали пропозициональные установки. Он видит, как на реке пасутся дикие кабаны. Понятие реальности — это результат многотысячелетнего развития языка. Реальность в принципе языковое явление, результат постепенного соглашения между людьми. Реальность появилась как способность языка нечто отражать, что, как кажется большинству носителей языка, не принадлежит самому языку. Как же не существует реальности, если описанный ландшафт мог существовать и существовал за много-много лет до того, как появился человек?

Но представим себе, что все люди были бы от рождения слепыми. Тогда то, что они назвали бы реальностью, в корне отличалось бы от реальности зрячих. В ней преобладали бы слуховые и тактильные элементы, никаких диких кабанов люди бы не видели. Они бы различали и тонко дифференцировали звуки: течение реки, шум ветра, но понятия "река" и "ветер" не появились бы. Внешняя реальность в какой-то степени тоже является внутренней, так она воспринимается внутренними органами чувств. И в этом смысле высказывание "Мне больно" фундаментально не отличается от высказывания "За окном идет дождь". Интроективно-проективный механизм. Внутренняя реальность более фундаментальна. Когда человек попадает под дождь, он перестает воспринимать его аудиально и визуально и начинает воспринимать как боль, т.е. кинестетически".

Согласно Фрейду, человек живет в иллюзорном образе и создает фиктивный мир вокруг себя. Задача аналитика — вернуть человека к реальности. Поскольку невротик разадаптировался с действительностью, он погружен в мир иллюзий, не способен мыслить и чувствовать адекватно. Подход к проблеме у Лакана иной. Он предлагает некую структуру — Реальное, Воображаемое, Символическое. Начнем с Реального. Что это — нечто очевидное, фактическое, подлинное? Ничего подобного. Реальное на самом деле нереально, нефактично. Это та часть психики, которая сформировалась в первые недели жизни ребенка, когда в его жизни еще не было слова. Оно первично, реально только в смысле воздействия, но условно в отношении картины мира.

Кроется ли за реальным нечто иное? Да, оно вводит нас в мир психических фантомов. Однако зачем эта перестановка? В ней нет ничего поразительного. Разрыв между тем, что проговаривается, и тем, что есть на самом деле, интересен и Фрейду, и Лакану. Не случайно Лакан писал: "Назад к Фрейду". Лакан пытается дополнить Фрейда, идет параллельно с его идеями. Фрейд особенно в своих ранних работах показывает: между тем, что говорится и что подразумевается, — значительная разница. На уровне мысли одно, на уровне поступка — иное. Фрейд подчеркивал: неблагородное побуждение нередко скрывается за благородной фразой. Надо в этом смысле быть особенно бдительным. Нельзя руководствоваться тем, что говорит пациент. Задача аналитика — понять потаенный смысл, понять подтекст. Лакан с этой позиции критикует В. Райха, который огромное значение придавал пластике тела, жестикуляции, позам. Но это, считает Лакан, отход от анализа слова и его значения.

Итак, люди на основании языка сформировали реальность. Она оказалась продуктом нашего языкового творчества. Карлос Кастанеда в свое время поехал в Южную Америку, чтобы изучить жизнь архаических племен. Однако он становится учеником Дона Хуана. Культура этого человека воспринимается К. Кастанедой как более развитая. Кастанеда учится жить в разных реальностях, порожденных разными состояниями сознания. Человек может создать и другую реальность, которая не соотносится с исходной, где разворачивается коммуникация. Реальное — это, следовательно, первооснова, на которой зиждется психика. Лакан подчеркивает, что терапия обычно наталкивается на такой пласт психики, который неистребим и непознаваем. За вычетом того психологического содержания, которое может быть осмыслено, в нашем психическом мире есть и более глубокий, по сути дела, не поддающийся нам пласт.

Реальное — это источник наших вожделений, та сфера, в которой и складываются данные желания. В ней находит себя то, что было отторгнуто символическим. Но оно не растворяется, а возрождается в виде галлюцинаций. Сам человек может никогда не встретиться с собственным Реальным несмотря на различные проекции Воображаемого или сложные конфигурации Символического. Реальное не ухватывается никакими нитями. Оно неуловимо, не поддается фиксации.

Реальность — это доязыковое бессознательное, "доопытный опыт", нечто изначальное и невыразимое. Мышление обладает разными ресурсами. Оно может быть отвлеченным, безупречно логичным. Но в развертывании ума участвуют также эмоции. Когда вы спорите, вы не только выдвигаете рассудочные доводы. Нередко в спор включаются и ваши чувства.

Однако не следует понимать мышление как последовательное, дискурсивное развертывание мыслей, выстраивающихся в ряд. Американский философ и психолог Уильям Джеймс сравнивал мышление с броуновым движением. Это скорее поток сознания, нежели стройное продвижение мыслей, идущих в затылок друг другу.

Откуда мы знаем кое-что о мире? Некоторые мыслители полагали, что существует так называемое доопытное знание. Допускают, например, что некто еще не сталкивался в жизни с химическими процессами, но уже знает, что вода — это два атома водорода и один кислорода. Доопытное знание — это знание — не приобретенное в опыте. В истории философии его иногда называли врожденным, т.е. полученным при рождении. Платон полагал, что познание — это не что иное, как припоминание. Мы знали, но забыли, а теперь воскрешаем в памяти наши знания.

У Осипа Мандельштама в стихотворении "И Шуберт на воде, и Моцарт в птичьем гаме..." есть такие строки:

Быть может, прежде губ родился шепот, И в бездревесности кружилися листы, И те, кому мы посвящаем опыт, До опыта приобрели черты.

Родившийся ребенок живет в коловороте различных ощущений и полученных впечатлений. Он испытывает разные эмоциональные состояния. Он — заложник различных не до конца оформленных влечений. Испытывая эти состояния, младенец сначала выражает их гримасами, плачем. Другие, семиотические средства еще не вошли в его арсенал. Позже он научится выражать свои состояния с помощью отдельных слогов, слов, которые служат наименованиями, а потом еще и через абстрактные понятия и культурные трафареты поведения. Лакан характеризует реальное как телесно-сексуальное, нечто бесформенное и аморфное.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >