Философские, социальные и психологические идеи представителей русского Просвещения

Существует спорное мнение о том, с каким историческим периодом можно связать начало русской философии. Согласно позиции знаменитого русского философа Н. О. Лосского, русская философия начинается в XIX в. и связана с именем Владимира Соловьева. До Соловьева, как считает Лосский, в России не существовало философии как национально самобытной формы рефлексии о мире и человеке.

Согласно другой позиции, уже в русской богословско-религиозной литературе XI в. отражены взгляды на человека, его место в мире и отношения с Богом[1]. В качестве первого такого источника называется трактат «Слово о Законе и Благодати» митрополита Киевского Илариона, жившего на рубеже X—XI вв.

В рамках светской культуры начало русской философии связывают с реформами Петра I, когда идеи европейского Просвещения стали предметом раздумий первых российских ученых М. В. Ломоносова и А. Н. Радищева. Дальнейшее развитие русской философии периода Просвещения связано с именами общественных деятелей, чьи идеи фокусировались преимущественно на социально-политических аспектах жизни России. Особенность русских философов периода Просвещения — П. Я. Чаадаева, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского — в том, что они активно участвовали в политической жизни страны, и их философские идеи тесно переплетены с идеями политического устройства России. Мы разделяем убеждение, что корни русской философии уходят в более глубокую историю, чем середина XIX в., и считаем необходимым назвать имена первых светских русских философов и описать их идеи.

Михаил Васильевич Ломоносов (1711 — 1765) получил образование в Германии, где одним из его преподавателей был немецкий философ и математик Христиан Вольф. Ломоносов — основоположник эмпирической (материалистической) философии в России. Полагал, что основу мироздания составляет единая материя как состоящая из неделимых атомарных частиц: «материя — то, из чего состоит тело и от чего зависит его сущность», «материя есть непроницаемое протяжение, делимое на неощу- щаемые части», именуемые физическими монадами или корпускулами. Универсальным свойством материи является движение: «корпускулы движутся в животных — живых и мертвых, движутся в растениях — живых и мертвых, в минералах или неорганическом, следовательно, во всем»[2]. В результате внутреннего движения корпускул в теле возникает теплота.

Один из важных методологических вопросов философии Ломоносова — вопрос о познании и его методах. Поднимая проблему достоверности знания, М. В. Ломоносов исходил из постулатов эмпирической философии. В работе 1748 г. «Образчик знания физики» он писал: «Один опыт я предпочитаю шестистам мнениям, рожденным единственно воображением»[3]. Ломоносов поднимает также и проблему измеримости и значения математики для получения истинного знания: «Все, что есть в природе, математически точно и определенно; хотя мы иногда и сомневаемся в этой точности... химия есть правая рука физики, а математика — глаза, но последняя важнее, указывая путь к правильному суждению»[4].

Радищев Александр Николаевич (1749—1802) был послан Екатериной II в Лейпцигский университет для изучения юриспруденции, где провел шесть лет. Он был европейски образованным человеком, знаком с работами Локка, Гельвеция, Лейбница. После возвращения в Россию резко критиковал монархическое правление и особо остро выступал против крепостного права, которое представляло собой определенную форму рабства русских крестьян. За работу «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790) был сослан Екатериной в Сибирь, где провел семь лет. Покончил жизнь самоубийством в возрасте 53 лет.

Основная философская работа Радищева «О человеке, его смертности» (1790—1792) раскрывает представления автора о мире, познании и природе человека. Лосский называет ее концептуально противоречивой. Так, в представлении о мире Радищев склоняется к эмпирической позиции материальности предметов окружающего мира, которые обладают свойствами «непроницаемости, протяженности, разделимости, твердости, бездействия»[5], действуют на чувства и производят ощущения, через которые человек познает мир. Радищев различает сенсорные процессы и мышление и полагает, что мышление — это синтез нескольких отдельных ощущений. Он считает, что человек наделен способностью, которую он называет «силой познания», и что эта способность — «искра божества», т.е. представляет божественную силу в человеке[6]. Он полагает, что жизнь души связана с телом и не может существовать отдельно от тела. Но вместе с тем, говорит об особой субстанции души человека, которая отлична от тела, независима от него и бессмертна. «После смерти одной плоти человек приобретает другую, более совершенную, в соответствии с достигнутой им ступенью развития», при этом «человек непрерывно продолжает свое совершенствование»[7].

  • [1] Русская философия в текстах : хрестоматия-справочник / под общ. ред. Л. И. Пахарь.СПб.: Алетейя, 2012.
  • [2] Цит. по: Ломоносов М. В. Образчик знания физики // Русская философия в текстах.С. 32.
  • [3] Русская философия в текстах. С. 33.
  • [4] Там же. С. 33.
  • [5] Русская философия в текстах. С. 36—37.
  • [6] Там же. С. 7—8.
  • [7] Лосский II. О. История русской философии. М. : Академический проект ; Трикста,2011.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >