Исследование умственных способностей человека и их наследственной передачи

Френсис Гальгон (1822—1911) был младшим девятым ребенком в семье Самуэля Гальтона, владельца имения близ Бирмингема. У его матери были знаменитые предки, а генеалогические корни отца считались более скромными. В семье предполагалось, что Френсис Гальтон (рис. 9.3) должен получить медицинское образование. Он учился в Лондонской медицинской школе и в Кембриджском университете (в Тринити-колледже), где осваивал математику и естественные науки, готовя себя к поприщу практикующего врача. Смерть отца освободила его от семейных обязательств стать врачом. После пятилетнего периода «тоски и потерянности» он отправился в двухлетнюю экспедицию в южную Африку, которая послужила началом плодотворного и творческого периода его жизни. Биографы Гальтона находят много параллелей между его биографией и биографией его знаменитого кузена Ч. Дарвина, но в отличие от Дарвина, который в зрелые годы вел уединенную жизнь,

Френсис Гальтон

Рис. 93. Френсис Гальтон

Гальтон был человеком публичным[1].

Гальтон относится к числу ученых, влияние которых на развитие психологии в XX в. никак не меньше, а возможно и превосходит влияние Вильгельма Вундта[2]. Его научные интересы не ограничивались психологией, он занимался дерматоглификой, метеорологией, а также был автором путеводителя по Африке.

Наследование умственных способностей. Первой и наиболее значительной работой Гальтона была книга 1869 г. «Наследственность таланта, законы и последствия»[3], в которой исследовался вопрос о наследуемости одаренности[4]. Гальтон начал исследование, сопоставляя в памяти природные способности своих школьных товарищей с их успехами в университете и в последующей жизни, и «был поражен, увидев как часто способности... переходят по наследству»[5]. Затем он проследил родство почти четырехсот знаменитых людей различных периодов истории. Обнаруженные факты устанавливали общую закономерность, суть которой заключалась в наследовании одаренности. Выборку Гальтона составили английские судьи, государственные люди, потомственное дворянство (пэрство), полководцы, писатели, ученые, поэты, музыканты, живописцы, старшие классики[6] Кембриджского университета, а также спортсмены (гребцы и борцы).

Для определения одаренности Гальтон воспользовался внешним критерием — репутацией человека, считая, что репутация в профессиональной среде и частной жизни может быть основанием для определения интеллектуального статуса. Несмотря на то, что современному читателю, знающему о тестах интеллекта, такой подход покажется слишком приближенным, нельзя отрицать, что он может быть использован как косвенный критерий интеллектуальной состоятельности человека. «Я смотрю на общественную и профессиональную жизнь как на непрерывный экзамен. Все выступают кандидатами на хорошее мнение своих ближних и на успех в своей профессии; этого успеха они достигают в той мере, в какой общее мнение оценивает их совокупные достоинства»[7].

Гальтон стремился получить ответы на вопросы о наследуемости одаренности не в качественных, а в количественных оценках, и первый его вопрос о количестве выдающихся людей среди населения Англии: «много ли вообще существует людей “выдающихся” и в каком отношении число их находится ко всей массе общества?»[8]. Гальтон нашел следующий способ получить ответ. Он исследовал списки персоналий, попавших в биографический словарь «Современники» Ротледжа (George Routledge), изданный в 1865 г. Из общего списка 2500 имен Гальтон исключил иностранцев и людей, слишком молодых, так как считал, что для того, чтобы стать известным, человеку необходимо достичь рубежа 50 лет. После необходимых подсчетов у него получилось, что количество знаменитых современников к общей численности населения относится как 425 к 1 млн, а число исключительно одаренных — как 250 к 1 млн человек. Он перепроверил эти цифры, изучая общий некролог, помещенный в газете «Times» 1 января 1869 г., и получил близкие по значениям цифры.

Полюс, противоположный даровитости, составляют люди с низким уровнем развития ума — «идиоты и слабоумные», которых в Англии конца XIX в. насчитывалось 50 000, что составляло 1/400 общей численности населения. На основе полученных статистических фактов Гальтон делает вывод, что «естественная даровитость представляет непрерывную цепь, начинающуюся от непостижимой высоты и спускающуюся до неизмеримой глубины»[9]. Гальтон категорически отвергает идею французских эмпириков о равенстве врожденных способностей человека и считает, что образование лишь незначительно смягчает исходное природное неравенство в умственных способностях. Далее, пользуясь законом уклонения от средних и статистическими таблицами Кетле[10] (полученными для анатомических признаков человека), Гальтон разделил людей на 14 классов по степени природной даровитости— по семь классов вправо и влево от средней — и подсчитал примерное количество людей в каждом классе. Эти результаты стали первым примером применения статистических методов в анализе психических способностей человека.

Вторая и большая по объему часть книги посвящена анализу генеалогических деревьев семей 12 отдельных выборок Гальтона. Изучая семьи знаменитых англичан методом анализа родословных, Гальтон пришел к выводу о наследственной передаче одаренности, которая передается от отцов к сыновьям гак же, как физические признаки. Это логично подвело его разработке знаменитого евгенического проекта (от греч. eugenos — хорошего рода). Сама евгеническая практика возникла задолго до Гальтона. Одним из ранних примеров евгеники можно считать Спарту, где больным и ущербным от рождения детям не сохранялась жизнь. Гальтон также обратился к идее улучшения человеческого рода, но если для спартанцев самым важным свойством, по которому осуществлялся искусственный отбор, было физическое здоровье и физическая сила, то Гальтон хотел улучшить человеческий род, совершенствуя его одаренность или умственные способности. В отличие от Спарты, где евгеника приняла вид негативной, так как из популяции элиминировались носители «патологических» генов, проект Гальтона получил название позитивной евгеники, так как он пытался создать условия, при которых в популяции увеличится концентрация генов- носителей позитивных свойств. Он исходил из предположения, что если интеллектуальные характеристики передаются по наследству так же, как физические признаки, то с помощью направленного скрещивания, т.е. браков между одаренными мужчиной и женщиной, можно получать более одаренных потомков. Он предложил свой проект в английский парламент, подсчитав его экономическую стоимость (так как такие браки должны были субсидироваться государством), но получил отказ[11]. Из-за евгенического проекта Гальтон неоднократно и незаслуженно подвергался критике теми, кто не понимал принципиального различия в содержании понятий «позитивная» и «негативная евгеника»[12].

Концепция умственных способностей и их измерение. Гальтон занимался антронометрикой — измерением параметров человеческого тела: размера головы, длины рук, физической силы. Он также считал, что психологические характеристики, такие как особенности мышления, могут быть измерены, и использовал термин «психометрия» как искусство приложения измерения и использования количественных показателей к операциям ума (1889)[13].

Для того чтобы определить уровень одаренности, Гальтон разработал специальные задания — тесты (англ, test — проба, задача, задание для проверки), с помощью которых измерял умственные способности. В понимании интеллекта Гальтон исходил из сенсуалистской (эмпирической) позиции, согласно которой в основе умственных способностей лежат хорошо развитые сенсорные способности (тонкий слух, острое зрение, цветовое восприятие). К наследственно обусловленным качествам ума он относил энергию тела и духа, выдержку и постоянство, врожденное влечение к науке, здоровье и независимость суждений. Разработанные Гальтоном тесты преимущественно включали сенсорные пробы, но также измеряли и ассоциативные способности, и способности формирования суждений.

В 1884 г. он основал в Лондоне при Южно-Кенсингтонском музее антропометрическую лабораторию, где и проводил замеры. Любой пришедший мог за небольшую плату измерить свои умственные способности, а также антропометрические характеристики (рост, вес, объем легких, частоту дыхания, предельную силу отдельных групп мышц). Целью этой программы было определение диапазона человеческих возможностей населения Великобритании и выяснение интеллектуального потенциала нации. Гальтон полагал, что эти данные можно использовать при решении государственных задач отбора в промышленности и армии и в связи с задачами колониальной политики. Постепенно выборка Гальтона достигла более девяти тысяч людей. Все результаты тщательно фиксировались и записи архива Гальтона сохранились в полном порядке до наших дней. Это позволило группе психологов из США через 100 лет (1985) сравнить данные, полученные Гальтоном, с современными. Сравнение позволяет сделать выводы о высокой надежности тестов Гальтона, о постоянстве на протяжении века антропометрических характеристик человека и об увеличении темпов психофизиологического развития современных людей[14].

Дифференциальная психология. Популяционные исследования умственных способностей британцев имели два важных последствия для развития психологии. Первое следствие касалось формирования целого направления исследований — дифференциальной психологии, или психологии индивидуальных различий. Данные Гальтона вскрыли один неочевидный ранее факт — факт наличия большого разнообразия между людьми в абсолютных значениях результатов тестов. Этот эмпирический факт подтверждал эволюционную идею Дарвина, что видовое разнообразие признаков (внешних или поведенческих) — путь, которым идет развитие живой природы в поисках более адаптивных признаков. Таким образом, дифференциальная психология, или психология индивидуальных различий, — направление, цель которого — изучить основные направления развития психологических признаков, путей, которыми идет природа, совершенствуя человека.

Статистические методы в психологии. Для описания результатов своих исследований частот встречаемости одаренности среди населения Англии Гальтон воспользовался понятиями «нормальный закон распре- деления»у «средние значения» и «стандартное отклонение», или «разброс вокруг средней». Эти понятия были заимствованы им из работы бельгийского математика Кетле, который впервые применил статистические методы к анализу биологических величин (роста человека) и социальных процессов. В 1888 г. студент Гальтона Карл Пирсон разработал коэффициент корреляции, который применялся для определения меры сходства родителей и детей в показателях умственного развития и используется в психологии до настоящего времени как коэффициент корреляции Пирсона.

Исследование ассоциаций. Гальтон не мог пройти мимо одной из ключевых тем психологии от античности до наших дней — вопроса об ассоциациях идей в сознании. Но Гальтон не рассуждал о явлении, а предпринял два вида экспериментальных исследований ассоциаций. В первом исследовании его интересовал процесс ассоциирования в ответ на визуальные стимулы естественной городской среды, а именно интенсивность процесса и его содержание. В эксперименте, который Гальтон провел на самом себе, он прошел примерно 400 м по одной из центральных улиц Лондона {Pall Mall) и обнаружил, что 300 объектов из визуального ряда вызвали необычайное большое количество ассоциации, многие из которых были воспоминаниями детства. Повторение этого эксперимента позволило обнаружить, что ассоциации, вызывающие воспоминания детства, устойчивы и возникают снова при повторной прогулке по этой же улице[15].

Второе исследование также было проведено Гальтоиом на самом себе, но стимулами были слова, записанные отдельно на полосках бумаги. Список состоял из 75 слов, которые Гальтон придумал произвольно. Через неделю после составления списка, он снова обратился к нему с хронографом и фиксировал время, необходимое на появление первых двух ассоциаций в ответ на слово-стимул. Так он обращался к этому списку четыре раза с интервалом в один месяц. Он обнаружил, что в качестве ответных реакций выступали образы, понятия и целые мыслительные картины. Обобщив свои записи, он обнаружил, что назвал 505 идей за суммарный период времени 660 с. Оказалось, что из 505 идей, которые пришли ему в голову в ответ на слово-стимул, 57 всплывали в сознании дважды, 36 — трижды и 29 — четыре раза. 40% общего количества ответных ассоциаций были ассоциациями из детского и подросткового опыта[16].

Этот факт стал первым научным доказательством постулата о влиянии детского опыта на личность взрослого. Помимо психоанализа, в котором ассоциативный тест занял почетное место в работах К. Юнга, он также использовался в лаборатории Вундта при исследовании времени родовидовых, видовидовых и других направленных ассоциаций. В современной психологии ассоциативный тест и его модификации (свободный, ограниченный и направленный) используются как метод психолингвистики для исследования ценностных ориентаций, предпочтений, стереотипов, межэтнических и других социальных отношений.

Психогенетика. Для проверки, каково же влияние воспитания на развитие одаренности, Гальтон обратился к исследованиям близнецовых пар. В 1876 г. он составил анкету, в которой задавал родителям вопросы, выясняя степень сходства близнецов в характере, способностях, темпераменте, успеваемости и даже во вкусовых предпочтениях. Его выборку составили 55 пар близнецов, из которых 35 пар оказались неразличимыми, а 20 — непохожими. На этом основании Гальтон сделал предположение о существовании двух видов близнецов, называемых сейчас монозиготными и дизиготными[17]. Он сформулировал гипотезу, что сравнение пар близнецов поможет ответить на вопрос о вкладе наследственности и воспитания в развитие психических способностей человека. Впоследствии на базе этой идеи был разработан классический метод современной психогенетики — метод «разлученных монозиготных близнецов», который предполагает сравнение двух генотипически однородных организмов, воспитанных в разных средах.

Помимо описанных достижений Гальтон разрабатывал проблемы физиогномики и был автором метода «составных портретов», который успешно используется в современной криминалистике для составления фоторобота подозреваемого. В современном рекламном бизнесе метод фоторобота используется для создания портрета «привлекательного типажа», для последующего использования в ролике человека с теми чертами внешности, которые привлекательны для целевой группы.

Гальтон был ученым, для которого доказательная числовая база знания имела большое значение. Ему принадлежат необычные исследования, которые характеризуют его острый ум и прекрасное чувство юмора. Так, он пытался проверить, влияет ли молитва на плавучесть корабля во время шторма. С этой целью он собрал в морском архиве статистику по всем утонувшим кораблям. Далее он отделил судна, где в составе команды на борту был священник, от тех, где священника не было. Оказалось, что вероятность потопления не зависела от наличия на борту священника[15]. Ему также принадлежит исследование, проведенное в 1885 г., в котором он измерял степень волнения детей в классе по количеству телодвижений, которые они совершали, сидя на стуле[19].

  • [1] Степанов С. С. Век психологии: имена и судьбы.
  • [2] Шульц Д., Шульц С. История современной психологии. СПб., 1998.
  • [3] Книга была переведена на русский язык в 1875 г., но из текста оригинала была исключена глава «Духовные лица». Вместо этого в книгу помещена в виде главы лекция Гальтона«Люди науки, их воспитание и характер».
  • [4] В тексте термин «одаренность» используется как общее понятие, описывающее высокую степень выраженности интеллектуальных способностей человека.
  • [5] Гальтон Ф. Наследственность таланта, законы и последствия. М.: Мысль, 1996. С. 4.
  • [6] Старший классик (Senior classic) — звание, которое присваивалось студенту, получившему наивысший балл на экзамене по классическим наукам (древнегреческому и латыни,античной литературе и другим наукам, входящим в перечень классического образования).
  • [7] Гальтон Ф. Наследственность таланта, законы и последствия. С. 9.
  • [8] Там же. С. 10.
  • [9] Там же. С. 25.
  • [10] Адольф Кетле — бельгийский астроном, автор работы «Письма о теории вероятностей», в которой впервые были рассчитаны вероятности попадания человека в определенный класс по любому из признаков, для которого доказано, что он находится под влияниембольшого количества равнодействующих влияний. Эта закономерность у Кетле и у Гальтонаполучила название «закон уклонения от средних величин».
  • [11] Шульц Д.у Шульц С. История современной психологии.
  • [12] Несмотря на то, что практика негативной евгеники противоречит этическим взглядамгуманизма, в начале XX в. евгенические законы насильственной стерилизации психическибольных и умственно неполноценных людей были приняты в США и странах СевернойЕвропы, где просуществовали до середины 60-х гг. XX в. Евгенические идеи, как и многиедругие из сферы репродукции, относятся к числу идей, относительно которых человечество еще не сформировало единых, этически обоснованных мировоззренческих убеждений.Современная практика УЗИ-диагностики и прерывания беременности с признаками патологического развития плода — также пример негативной евгеники.
  • [13] Фер М., Бакарак. В. Психометрика. Введение. Челябинск : Издательский центрЮУрГУ, 2010.
  • [14] Шульц Д., Шульц С. История современной психологии.
  • [15] Шульц Д., Шульц С. История современной психологии.
  • [16] Вудворте Р. Экспериментальная психология. С. 567.
  • [17] Психогенетика / И. В. Равич-Щербо [и др.]. М.: Аспект Пресс, 2002.
  • [18] Шульц Д., Шульц С. История современной психологии.
  • [19] Фер М., Батрак. В. Психометрика.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >