Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ
Посмотреть оригинал

Комплексный подход Б. Г. Ананьева

Вклад Бориса Герасимовича Ананьева (1907—1972) в развитие отечественной психологии лежит в трех областях: институализация психологии в Советской России; определение места психологии в системе других наук;

создание авторской структурно-генетической концепции человека. Основатель Ленинградской психологической школы Б. Г. Ананьев (рис. 10.23) стал в 1966 г. организатором одного из двух первых в Советской России образовательных учреждений — факультета психологии при Ленинградском государственном университете[1]. Он привлек к работе в качестве сотрудников и преподавателей многих талантливых ученых Ленинграда, среди которых Л. М. Веккер, И. М. Палей, В. А. Ганзен, Н. А. Тих, Н. А. Розе, Е. Ф. Рыбалко. Созданный им факультет, его сотрудники и студенты рассматривались им как огромный полигон эмпирических исследований человека («клиника здоровых людей»), где каждый одновременно был и рядо вым участником («испытуемым»), и автором исследовательского проекта.

Борис

Рис. 10.23. Борис

Герасимович

Ананьев

Формирование научных взглядов Б. Г. Ананьева происходило под влиянием В. М. Бехтерева, с которым он работал на начальных этапах становления в Институте мозга. Влияние Бехтерева проявляется в способе обоснования психологического знания и основной системе используемых аргументов. Преобладающая система аргументов лежит в области психофизиологии, телесной и мозговой организации человека. Научные представления Ананьева о человеке получили название структурно генетической концепции человека[2]. Человек в ней анализируется как сложно организованная трехуровневая система: как индивид, как личность и как индивидуальность, и рассматривается как изменяющий свои свойства в процессе жизненного пути.

Физиологический детерминизм наиболее ярко представлен в концепции человека-индивида. Эта составляющая разработана наиболее подробно. Общий текст трех глав, посвященных данной проблематике, составляет более 50% общего объема текста основной работы Б. Г. Ананьева «Человек как предмет познания» (1968). Вторая система аргументов лежит в области социальных детерминант психики человека, она отражена в концепции о человеке как личности. В этой части своих убеждений Б. Г. Ананьев занимает позицию социального детерминизма. «Личность — общественный индивид, объект и субъект исторического процесса»[3].

Третья составляющая концепции (человек-индивидуальность) и третья система аргументов лежат в области био-, социо-, генетической детерминации человеческой психики и синтезирует две предыдущие системы взглядов. Человек достигает вершины развития и приобретает уникальные свойства, отличающие его от других, пройдя уникальный путь онтогенетического и социального развития — жизненный путь человека. «Если личность — “вершина” всей структуры человеческих свойств, то индивидуальность — “глубина” личности»[4].

Генетический анализ с неизбежностью приводит к обоснованию нового в психологии лонгитюдного метода исследования человека. Идея индивидуализации как основной цели человеческой жизни сближает позиции Б. Г. Ананьева с идеями представителей гуманистической психологии.

Если попытаться определить методологическую позицию Б. Г. Ананьева, то можно с полной определенностью отнести его к эмпирической психологической школе. Он разрабатывал проблему классификации методов психологического исследования и наряду с объективными методами психофизиологического и антропометрического исследования использовал субъективные методы, в которых участник объективирует свои состояния и свойства с помощью процесса интроспекции (личностные опросники). В определенном смысле Ананьев реабилитировал субъективные методы после периода их полного запрета (1930—1950-е гг.). Именно в школе Ананьева были адаптированы и активно использовались тест интеллекта Д. Векслера, 16-факториый опросник Р. Кеттелла, «Тест тематической апперцепции» Генри Мюррея, тест «чернильных пятен» Роршаха и др. Ананьев продвигал комплексные эмпирические исследования, основанные на измерительных процедурах, ввел в отечественную психологию традиции статистического анализа эмпирических данных и использовал объективные доказательства формулируемых гипотез. Его работы содержат объемные статистические выкладки. Эта особенность ярко отличает его работы от работ других представителей отечественной психологии его поколения, которые представляют собой скорее философские размышления, чем научные исследования.

Научная и мировоззренческая позиция выводила Б. Г. Ананьева далеко за рамки психологии. Ему принадлежит традиционная для больших ученых попытка классифицировать науки. В системе классификации наук он исходил из представления, что, изучая предметы разных наук и процесс их становления в истории цивилизации, мы фактически изучаем человека и человечество. Он разделял и цитировал идеи французского философа и религиозного деятеля П. Тейяра де Шардена, согласно которому «расшифровать человека — значит, в сущности, попытаться узнать, как образовался мир и как он должен продолжать образовываться» и «человек как предмет познания — это ключ ко всей науке о природе»[5]. Название основной работы Ананьева «Человек как предмет познания» явно навеяно идеями де Шардена и его книгой «Феномен человека».

  • [1] Ныне СПбГУ — Санкт-Петербургский государственный университет.
  • [2] Логинова Н. А. Опыт человекознания: история комплексного подхода в психологических школах В. М. Бехтерева и Б. Г. Ананьева. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2005.
  • [3] Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. Л. : Изд-во ЛГУ, 1968. С. 276.
  • [4] Там же. С. 329.
  • [5] Тейаяр де Шарден П. Феномен человека. М.: Айрис-пресс, 2002. С. 327.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы