Новый хозяин тайги

В недружной и немногочисленной семье российских олигархов прибавление. Мащицкий Виталий Львович -имя для многих новое, но запомнить его, видимо, придется. После отказа компании "Сиданко" от своих дальневосточных владений в пользу малоизвестной фирмы "Росинвест-нефть" Виталий Мащицкий в одночасье стал монополистом по снабжению продуктами нефтепереработки огромной части страны с населением 12,5 млн человек. "Росинвестнефти" (РИНКО) отошли Ангарский нефтехимический комбинат (АНХК), Хабаровский НПЗ и 14 сбытовых компаний.

Правда, добрую треть этой монополии РИНКО уже отдала в управление группе "Альянс", а именно: Хабаровский Н113 и пять сбытовых компаний, охватывающих территорию Хабаровской, Сахалинской, Чукотской, Амурской областей и Приморска. Себе же РИНКО оставила активы, которые "Сиданко" считала просто обузой, т.е. "Ангарку" и девять сбытовых компаний. Ангарский нефтехимический комбинат из-за отсутствия поставщиков загружался в последнее время лишь на треть своей мощности, да и то исключительно за счет заданий Минтопэнерго. Понятно, что нерентабельной стала и деятельность сбытовых структур.

Новый владелец, впрочем, быстро нашел способ наладить работу предприятий. Он простил самому себе 123 млн долл. долга на ближайшие 15 лет (сумма задолженности Ангарского НХК кредиторам), а тем, кто дотянет до срока погашения, обещал заплатить в рублях по старому валютному курсу.

Компания РИНКО выросла из иркутского лесозаготовительного предприятия. В 1989 г. 35-летний выходец из системы капитального строительства Виталий Мащицкий создал в Иркутске российско-британское предприятие "Сибмикс Интернешнл" по заготовке леса-кругляка. Компания действовала вполне успешно. В течение непродолжительного времени у Мащицкого образовались даже общие проекты с администрацией Президента, в частности, вместе с предприятием по поставкам продукции Управлению делами Президента была учреждена компания "Центринвестсервис". Характер се бизнеса нам, к сожалению, выяснить не удалось. В настоящее время доля Мащицкого в этой компании представлена тремя оффшорными фирмами, которые также числятся учредителями РИНКО. Всего же у РИНКО пять акционеров, и все зарегистрированы в оффшорных зонах -впрочем, г-н Мащицкий и не скрывает, что вне зависимости от формальных имен учредителей контроль над компанией полностью принадлежит ему.

В 1992 г. "Сибмикс Интернешнл" учредила дочернее предприятие нефтяного профиля — "Росинвестнефть". Поначалу компания занималась сервисными работами по обустройству скважин, в том числе на одном из крупнейших в стране Самотлорском месторождении. Скоро в деятельности компании появилось еще одно направление — расшивка неплатежей между Тюменской нефтяной компанией (тогда принадлежавшей государству), работающей на Самотлоре, и Пенсионным фондом. Взяв па себя задолженность перед ПФ, "Росинвестнефть" в оплату услуг до конца 2000 г. получила право на экспорт самотлорской нефти. С середины 1990-х гг. основной доход "Росинвестнефть" получает за счет экспортно-импортных операций. В это же время у компании появилась собственная "дочка" — "Росинвест-нефтепродукт", а торговля нефтепродуктами стала основным направлением деятельности.

Компания поставляла нефть на ближайший Ангарский НХК (далее — АНХК) и входящему в структуру ТИК

Рязанскому НПЗ. В реконструкцию последнего "Росинвестнефть" даже собиралась вкладывать собственные средства, взамен рассчитывая получить статус генерального координатора товарных и финансовых потоков ТНК. В конце 1996 г. "Росинвестнефть" предприняла попытку завладеть всей ТН К, усиленно лоббируя передачу ей сначала в управление, а йотом и в собственность 91% акций компании, принадлежащих государству. Попытка успехом не увенчалась: выиграл более сильный претендент — "Альфа-групп". Тем не менее, сотрудничество с ТНК не прошло для Мащицкого даром.

Бывший глава ТНК Юрий Шафраник обеспечил Мащицкому выходы на московский бензиновый рынок, на котором все более заметную роль с середины 1990-х гг. играли компании, созданные при участии братьев Чигиринских, в частности компании "СТ-групп". Одним из совместных дел Чигиринских и Мащицкого стало налаживание связей с англо-американским концерном BP Amoco, с которым они создали компанию Petrocomplex, занимающуюся строительством АЗС.

Судя но всему, знакомство с BP Amoco стало поворотным событием в дальнейшей судьбе "Росинвестнефти". Дело в том, что приоритетным районом для ВР в России была и есть родина Мащицкого — Иркутская область с Ковыктинским газоконденсатным месторождением. В то же время для Мащицкого продвижение на московский рынок оказалось не слишком успешным. Так или иначе, но перспектива возвращения в Иркутск, где он мог бы иметь карт-бланш, в определенный момент показалась Мащицкому интереснее его московских проектов.

И вот ВР на пару со своим незадачливым партнером "Сиданко" сделали Мащицкому предложение, от которого тот не смог отказаться, — взять во владение восточные активы "Сиданко". Особый упор делался именно на Ангарский комбинат, с одной стороны, сильно интересующий иркутского губернатора как градообразующее предприятие, а с другой — являющийся акционером (7%) "Русиа-Петролеум", разработчика ковыктинского проекта. Для ВР Amoco было чрезвычайно важно иметь в этом проекте как можно больше своих сторонников. Таким образом, уход Мащицкого из Москвы и возвращение в Иркутск было вариантом, устраивающим абсолютно всех. Компании "Сиданко" тем самым предоставлялся шанс избавиться от лишних активов,

Мащицкому и иркутской обладминистрации — без помех наладить собственный бизнес в родном крае, ВР — в нужный час потрафить "нужному" губернатору.

По утверждению Мащицкого, дальневосточные активы были куплены за долги АНХК перед РИНКО "плюс весьма значительную сумм}'". Скорее всего, это не совсем так: в реестре кредиторов РИНКО появилась лишь после оформления сделки с "Сиданко", стало быть, долги (43 млн долл.) были куплены вместе с акциями АНХК. Сумма сделки, возможно, и не была столь уж значительной, поскольку заинтересованность продавца в ее совершении была едва ли не больше, чем у покупателя.

Большинство наблюдателей делали мрачные прогнозы насчет новых собственников АНХК, полагая, что тс собираются выжать из предприятия все, что можно, на пике цен, а после оставят завод спокойно умирать. Однако судьба АНХК сложилась вполне удачно. Правда, для того чтобы проложить этот светлый путь, Мащицкому и его друзьям из обладминистрации пришлось пойти на маневр с кредиторами.

На комбинате с 1997 г. была введена процедура банкротства: бюджетам различных уровней, поставщикам и обслуживающим организациям "Ангарка" задолжала 4 млрд руб. Доля в общей задолженности АНХК, которую "Росинвестнефть" получила от "Сиданко", составляла около 34%. Крупнейшими же конкурсными кредиторами являлись транспортная компания "Петра" (ей "Ангарка" задолжала 42 млн долл.) и строительная компания "Байтур" (22 млн долл.), вместе владевшие 52% кредиторской задолженности.

Мащицкий предчувствовал, что предложенные им условия мирового соглашения большинству кредиторов не понравятся. И тогда большинство сделали меньшинством, превратив их 52% в чуть больше 30%. По иску компании "Росинвестцентр", "дочки" РИНКО, Иркутский арбитражный суд вынес постановление пересчитать всю кредиторскую задолженность АНХК в рублях по валютному курсу на момент инициации банкротства предприятия. То есть по 5,9 руб. за долл. В итоге доля валютных кредиторов "сдулась", а у РИПКО оказалось 62% конкурсных голосов. Хотя, по словам адвоката ЗАО "Петра" Светланы Брокар, Закон о банкротстве не разрешает суду пересматривать свое же решение о сумме задолженности. Тем не менее, решение суда позволило Мащицкому без труда заключить мировое соглашение фактически с самим собой. По его условиям выплачивать долги предприятие начнет из текущей прибыли через пять лет в течение следующих десяти.

Несмотря на разочарования и обиды, кредиторы могут себя успокаивать одним: прибыль у "Ангарки" будет. Сразу же вслед за утверждением в суде мирового соглашения РИПКО удалось подписать договоры о поставках с двумя крупными нефтяными компаниями. Так, ЮКОС, намеревающийся строить нефтепровод в Китай, а потому имеющий стратегический интерес в Иркутской области, обязался поставлять на комбинат 6 млн т нефти в год. В обмен на это РИНКО даже обещала поделиться с ЮКОСом собственными акциями (новому партнеру, возможно, отойдет до 30% компании). Взял па себя определенные обязательства и бывший владелец "Ангарки": "Сиданко" будет поставлять 4 млн т нефти в год, правда, лишь в случае возврата к ней "Черногорнефти", отошедшей в 1997 г. Тюменской нефтяной компании.

Оптимальным для РИНКО является создание вертикально-интегрированной структуры: она имеет собственную переработку и сбыт, ей не хватает лишь нефтедобычи. Этот сегмент, возможно, в будущем пополнится за счет принадлежащего "Русиа-Петролеум" Верхне-Чонского месторождения, разведанные запасы которого составляют 230 млн т. Оно находится в перекрестном владении иркутской обладминистрации, BP Amoco и РИНКО. Иркутские власти надеются "раскрутить" па инвестиции в промышленную разработку месторождения не только BP, но и заинтересованных в российской нефти китайцев.

Таким образом, РИНКО может дожить до весьма светлого будущего. Если только сейчас кредиторам не удастся отстоять свои права, а такую попытку они предпримут.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >