Содержательное планирование

Зависимость обобщения от типа проводимого эксперимента

Содержательное планирование включает обоснование всех тех аспектов исследования, которые наряду с контролем тина переменных влияют на содержательную конкретизацию проверяемой гипотезы, т.е. формулирование НП, возможности последующих обобщений. Выше был рассмотрен пока аспект определения типа эксперимента, что связано с решением проблем соответствия переменных. Будет ли эксперимент проходить в лаборатории или в естественных условиях, кого следует выбрать в качестве испытуемых (чтобы зависимость была репрезентативной, какие переменные и условия следует указать в качестве дополнительных, эти и другие вопросы, касающиеся обобщения за пределами экспериментальной ситуации (и, тем самым, связанные с внешней валидностью), решаются на стадии содержательного планирования.

К этапу содержательного планирования относится соотнесение теоретической и эмпирически нагруженных гипотез с точки зрения оценки того, как сформулированы ЭГ и КГ, действительно ли ЭГ выводится содержательно как следствие теоретической, каковы возможности выдвижения конкурирующих объяснений, исходя из других теорий и других интерпретационных компонентов (гипотетических конструктов). Этап перехода от теоретической гипотезы к эмпирически нагруженным оценивается с позиций конструктной валидности.

Конструктная валидность — это оценка обоснованности перехода от представленных в теоретической гипотезе понятий — психологических конструктов — к эмпирическим их репрезентациям как ПП, ЗП, ДП.

Оценка возможностей обобщения — и теоретического, и на конкретные виды ситуаций, деятельностей, популяций — прямо зависит от оценок внешней или конструктной валидности.

Ранее уже говорилось о связи выбора плана, или дизайна исследования, с решением вопроса о методических воплощениях теоретических конструктов. Теперь отметим, что выводы как обобщения за пределы экспериментальной ситуации не связаны с формальным планированием в первую очередь при применении интраиндивидуальных схем, поскольку для индивидуальных экспериментов отдельно оцениваются аспекты внутренней и внешней валидности.

Применительно к межгрупповым схемам необходимо утверждать иное: для случаев отбора испытуемых из популяций внутренняя и внешняя валидность взаимосвязаны.

При интраиндивидульных схемах ЭМ может репрезентировать и теоретическую модель, и аспекты реальных ситуаций. В первом случае обобщение будет охватывать установление общей зависимости — как обобщение на теоретическую модель, имеющую отношение ко всем людям.

Психология знает примеры обобщения на основе интраиндивидуалъных экспериментов как построения универсальных закономерностей (законы психофизики, законы гештальта, эббингаусовская кривая забывания и т.д.). Исследования Г. Эббингаусом закономерностей запоминания бессмысленных слогов, психофизические эксперименты Г. Фехнера или С. Стивенса и многие другие схемы индивидуальных опытов составляли основу обобщений, которые потом повторялись — выступали в качестве общих — для большинства людей, если выполнялись условия идентичности процедурных компонентов проведения опытов и сами испытуемые не отклонялись но своим особенностям познавательной сферы так, чтобы их данные служили основой анализа единичного случая. Последнее, например, имело место в известном исследовании А. Р. Лурией уникальной памяти испытуемого Ш., описанном в "Маленькой книжке о большой памяти".

Перенос полученной в интраиндивидуальном эксперименте зависимости на максимально широкую популяцию (например, на всех людей, обладающих здоровой психикой) обычно возможен при создании таких лабораторных условий, которые предполагают репрезентацию в компонентах методик заданного теорией принципа психологического объяснения.

Построение самой экспериментальной модели взаимосвязи НП и ЗП (при очищении условий и контроле ПП) осуществляется при этом таким образом, что обобщение относительно эмпирически устанавливаемого вида зависимости позволяет распространять объяснительную теоретическую модель на все другие случаи актуализации аналогичных базисных процессов.

При выполнении требований к оценке внутренней и операциональной валидности соответствующего лабораторного эксперимента широта переноса постулируемой каузальной зависимости определяется предполагаемой степенью адекватности, или соответствия, теоретической модели той психологической реальности, объяснению которой она служит.

Таким образом, на основе результатов интраиндивидуального лабораторного эксперимента возможен следующий путь обобщения: сначала на "мир теории", а затем на все те случаи "психологической реальности", которые имеются в виду в представленной теоретической модели.

Обобщения на основе экспериментов с межгрупповыми схемами также представляют самостоятельную проблему, в частности, в связи с тем, что в них через экспериментальные и контрольные условия проходят разные испытуемые, а значит, установленная общая зависимость может быть нерепрезентативной для каждого конкретного человека.

Ошибочным будет считать, что теоретические гипотезы проверяются только в лабораторном эксперименте. Приведенный в разделе 5.4.3 пример создания "Пятого измерения" М. Коулом демонстрирует, что проверяемая научная модель может служить основой содержательного планирования очень сложных и внешне естественных условий.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >