ИНЫЕ МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ХАРАКТЕРА

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕДИЦИНСКИЕ МЕРЫ

  • 1. Законодательство и судебная практика об освобождении невменяемого лица от уголовной ответственности (наказания) в связи с применением принудительных мер медицинского характера. 2. Практика применения уголовного законодательства об ограниченной вменяемости. 3. Понятие и признаки принудительных мер медицинского характера.
  • 4. Основания, условия и цели применения принудительных мер медицинского характера.
  • 5. Сходства и различия между принудительными мерами медицинского характера и уголовным наказанием, б. Факторы, влияющие на обоснованность применения принудительных мер медицинского характера

Законодательство и судебная практика об освобождении невменяемого лица от уголовной ответственности (наказания) в связи с применением принудительных мер медицинского характера

В доктрине отечественного уголовного права распространено суждение о том, что невменяемость лица, осуществившего общественно опасное деяние, является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность^. Однако, исходя из естественно-правовой конструкции ответственности, природы возникновения уголовной ответственности (подробнее см. в гл. 11, 12) и освобождения от ее реализации (подробнее см. в гл. 28), из положений уголовно-процессуального законодательства (см. ст. 443 УПК РФ, а ранее — ст. 410 УПК РСФСР), можно прийти к выводу о том, что невменяемое лицо освобождается от уголовной ответственности (наказания). К подобному выводу пришли и другие ученые[1] [2]. Близки к этому и большинство практических работников, компетентных принимать решения об освобождении от уголовной ответственности (наказания) [из числа респондентов экспертной группы].

Проведенное Р. И. Михеевым исследование показало: «Суды лишь в 15% случаев указали в определениях, что невменяемый «не подлежит уголовной ответственности». В 78% суды указали па освобождение невменяемого от уголовной ответственности, в 4% случаев — на освобождение их от наказания, а в 3% — на освобождение от отбывания наказания»1. О том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или после его совершения заболевшее душевным расстройством, именно освобождается от уголовной ответственности или наказания свидетельствуют законодательство (см. ст. 443 УПК РФ), казуальная судебная практика и ее официальные толкования Пленумом Верховного Суда России (СССР). В данной ситуации суд выносит постановление (ранее — определение) об освобождении лица от уголовной ответственности или от наказания и о применении к нему ПММХ[3] [4]. В некоторых случаях Верховный Суд РФ в одном и том же решении указывал и на освобождение невменяемого лица от уголовной ответственности, и на исключение в отношении него уголовной ответственности, не придавая значения возникшей терминологической путанице[5].

В результате реализации уголовной ответственности вследствие применения в отношении лица соответствующих ПММХ уровень общественной опасности данного психически ущербного лица [в силу неосознанного, неуправляемого совершения им деяния либо неосознанного состояния после его совершения, а равно неспособности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им] может быть снижен вплоть до полной утраты общественной опасности.

Думается, что именно в этот момент появляется возможность освобождения лица от дальнейшей реализации уголовной ответственности. Однако законодательство (см. ст. 443 УПК РФ) и судебная практика свидетельствуют о том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или после его совершения заболевшее душевным расстройством, должно быть освобождено от уголовной ответственности или наказания до применения к нему ПММХ. В данной ситуации суд выносит постановление об освобождении лица от уголовной ответственности или от наказания и о применении к нему ПММХ. Лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, освобождается от уголовной ответственности1. Лицо, заболевшее психическим расстройством после совершения преступления, следует освободить от уголовного наказания или от дальнейшего его отбывания. Аналогичное решение необходимо принять правоприменителю, если психическим заболеванием лицо страдало, но сохранялась его вменяемость, а психическое расстройство развилось после совершения преступления. Так, Моржухина страдала хроническим психическим расстройством в форме расстройства личности истерического (диссоциативного) типа. Данное расстройство не исключало вменяемости во время совершения правонарушения и явки с повинной. Однако впоследствии развилась психотическая симптоматика в форме реактивной депрессии с псевдодементными расстройствами у психотической личности (истерический вариант)[6] [7].

По уголовным делам в отношении лиц, совершивших запрещенные уголовным законом деяния в состоянии невменяемости, или лиц, у которых после совершения преступлений наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания, производство предварительного следствия обязательно (см. ч. 1 ст. 433, ч. 1 ст. 434 УПК РФ).

В соответствии с требованиями ч. 5 ст. 439 УПК РФ, п. 1.16 приказа Генпрокуратуры РФ от 02.06.2011 № 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» прокурор вправе утвердить постановление следователя о направлении уголовного дела в суд для применения Г1ММХ только после тщательного изучения всех обстоятельств совершения общественно опасного деяния.

  • [1] См.: Лобанова Л. В. Юридическая природа и процессуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности : дис.... канд. юрид. наук. Ярославль, 1986. С. 46 ; Михеев Р. И. Основы ученияо вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве : учеб, пособие. Владивосток : ДВГУ,1980. С. 111.
  • [2] См.: Михайлов В. А. Процессуальный порядок прекращения уголовных дел в стадии предварительного расследования. Волгоград : ВВСШ МВД СССР, 1970. С. 12—13, 26 ; Протченко Б. А. Принудительные меры медицинского характера. М.: Юрид. лит., 1976. С. 42, 54 ; Романов Я. Применениепринудительных мер медицинского характера // Советская юстиция. 1973. № 18. С. 14 ; Таган-цев Я. С. Систематический свод решений кассационных департаментов сената 1866—1871 гг. с подлинным текстом решений, извлеченными из них тезисами и критическим разбором их. Решения уголовного кассационного департамента, разъясняющие уложение и устав о наказаниях, и учреждениесудебных установлений. СПб.: тип. В. С. Эттингера, 1872. Т. 4. С. 3 ; Уголовное право. Часть Общая :учеб, пособие в 4 т. / под ред. И. Я. Козаченко. Екатеринбург : УрПОА, 1995. Т. 4 : Освобождениеот уголовной ответственности и наказания: основания, виды и последствия. С. 93, 114 (Я. Я. Козаченко, В. Я. Курченко); Флоря В. Н. Ответственность за совершение преступления в состоянии опьянения : автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1974. С. 13, 15—16.
  • [3] Михеев Р. И. Основы учения о вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве.С. 110.
  • [4] См.: Михеев Р. И. Основы учения о вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве.С. 110, 113; Протченко Б. А. Принудительные меры медицинского характера. С. 41—42 ; п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 № б «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» (далее — постановление Пленума Верховного Суда РФот 07.04.2011 № 6) ; п. 2 утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда СССРот 16.08.1984 № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» ; п. 14 утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26.04.1984 № 4 «О судебной практике по применению, изменениюи отмене принудительных мер медицинского характера» ; Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2005 год // ВВС РФ. 2006.№ 10. С. 25 ; постановление Президиума Верховного Суда РФ № 604П04нр по делу Прокопьева //ВВС РФ. 2005. № 4. С. 18 ; определения Судебной коллегии по уголовным делаем Верховного Суда РФ:№ 49-005-86 но делу Мубаракшина // ВВС РФ. 2006. № 5. С. 10—11 ; от 30.03.2004 № 4-004-37по делу Давыдова // ВВС РФ. 2004. № 12. С. 19 ; от 01.07.1995 по делу Лавренко // ВВС РФ. 1996.№ 1. С. 13 ; определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР’, от 26.11.1984но делу Савина // ВВС РСФСР. 1985. № 6. С. 11 ; от 21.09.1971 но делу Муленко // ВВС РСФСР.1972. № 3. С. 11 ; определение Военной коллегии Верховного Суда СССР от 29.03.1979 по делу Северина // ВВС СССР. 1980. № 3. С. 24 ; постановления: Большеболдинского районного суда Нижегородской обл. от 19.05.2005 по делу А. В. Шестакова ; Канавинского районного суда г. Н. Новгородаот 21.01.2005 по делу Л. В. Молосиова ; Канавинского районного суда г. II. Новгорода от 03.11.2004по делу П. М. Алмазова ; определения: Городецкого районного суда Нижегородской обл. от 18.10.2002по делу Н. А. Дровнина ; Городецкого районного суда Нижегородской обл. от 24.05.2002 по делуЭ. А. Мигунова ; Вологодского городского суда Вологодской обл. от 04.06.2001 по делу М. В. Вершининой ; Ардатовского районного суда Республики Мордовия от 22.07.1996 но делу Н. П. Киржай-кина.
  • [5] См. определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ № 38-004-1 по делу Кривошеевой //ВВС РФ. 2005. № 4. С. 20.
  • [6] См.: абз. 1 п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 № 6 ; постановлениеПрезидиума Верховного Суда РФ от 14.08.2002 но делу В. // ВВС РФ. 2003. № 5. С. 6—7.
  • [7] См. постановление Президиума Верховного Суда РФ № 82п2002пр по делу Моржухиной /Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал2002 года, утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17.07.2002.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >