Орфоэпия

Понятие орфоэпии

Орфоэпия (от греч. orthos — правильный и epos — речь) — раздел языкознания, изучающий произносительные нормы (а также и сама совокупность этих норм). Орфоэпия в широком понимании включает правила употребления фонем и произношения аллофонов, а также правила постановки ударения, использования интонационных моделей и особенности произношения иноязычных слов и отдельных вариантных грамматических форм. В узком понимании орфоэпия включает только правила употребления фонем и отчасти правила произношения аллофонов. Целесообразно различать задачи орфоэпии для людей, владеющих русским языком как родным, и для людей, не владеющих или плохо владеющих литературной произносительной нормой. Для первой категории орфоэпия выступает как преимущественно теоретическая дисциплина; коррекция произношения здесь не занимает большого места. Для второй категории (а ее образуют главным образом иностранцы) изучение фонетики сводится в основном к орфоэпии; здесь решаются прежде всего практические задачи. В настоящем разделе, представляющем собой курс теоретической фонетики, орфоэпия, естественно, также рассматривается в теоретическом плане.

Орфоэпия и орфофония

Различие орфоэпии и орфофонии, введенное Л. А. Вербицкой [2000], отражает соотношение фонем и аллофонов в аспекте произносительной нормы. Орфоэпия определяет правила нормативного фонемного состава экспонентов слов, а орфофония — правила произношения аллофонов. Так, различия типа /ч/то и /ш/то, коне/ч/но и коне/ш/но, /с/тена и /с'/тена относятся к числу фонемных и тем самым орфоэпических; различия же типа коробк[Ʌ] и коробк[ъ], т.е. безударных аллофонов /а/, являются орфофоническими, поскольку фонемный состав экспонентов остается одинаковым. Орфофонические различия могут вызываться отсутствием в системе фонем соответствующего противопоставления.

Орфоэпия постоянно исходит из очевидной реальности существования произносительных вариантов, обусловленных разными причинами. Одной из таких причин являются типы произнесения.

Типы произнесения

Речь человека в зависимости от условий общения бывает очень различной — от непринужденной дружеской беседы до выступления на торжественном собрании. Каждому виду речевого общения свойственны свои произносительные особенности, обусловливаемые темпом говорения и зависящей от него степенью четкости. Эти виды произношения, рассматриваемые в фонетическом аспекте, принято называть типами произнесения. Полный тип произнесения допускает однозначную фонемную интерпретацию звуковых элементов произнесенного отрезка речи, неполный тип такую возможность не обеспечивает. Практически это означает различие более тщательного, несколько замедленного произношения, когда говорящий заботится о том, чтобы его полностью поняли, чтобы не было препятствий для понимания со стороны звуковой формы, и произношения более непринужденного, может быть, даже небрежного, когда произносительные неточности "компенсируются" за счет смысловой избыточности речи, когда слушающий восполняет недослышанное на основе общего содержания высказывания.

Понятие типов произнесения было введено последователями Л. В. Щербы в качестве усовершенствования и уточнения, прежде всего в строго фонетическом аспекте, его концепции стилей произношения, т.е. разных форм речи в зависимости от различных целей и условий общения. Щерба допускал существование множества произносительных стилей, но из соображений простоты описания считал возможным ограничиться признанием двух стилей — полного и разговорного, соотносительных с полным и неполным типами произнесения. Отчетливость полного стиля произнесения, когда четко выговариваются все слоги каждого слова, нарушается, по Щербе, в обыденной речи. В результате "Я-зы-ка-вы́-е а-со́-бе-нна-сти полного стиля превращаются в изыкавы́и асо́биннысти разговорного" [Щерба, 1953. С. 21—24]. Как можно видеть, полный стиль у Щербы представляет собой нарочито тщательное и в известной степени ненатуральное произношение. В этом плане полный тип произнесения в концепции его последователей гораздо ближе к языковой и речевой реальности.

Сосуществование полного и неполного типов произнесения означает их взаимовлияние, точнее — влияние неполного типа на полный. Неполный тип с его непринужденностью, реализацией в ситуации диалога (или полилога — разговора нескольких человек), в ситуации дружеского общения и т.п. представляет собой более естественную для носителей языка речевую форму. Неполным типом владеет каждый говорящий, неполному стилю не надо учиться (это, конечно, не касается иностранцев). Напротив, полный тип приемлем в немногих ситуациях, таких как речь дикторов телевидения и радио, официальные выступления, лекторская речь, речь учителей и др. Им владеют далеко не все. Господство неполного стиля приводит к тому, что нормы полного стиля начинают испытывать его влияние, "подстраиваться" под него. Литературная произносительная норма, таким образом, обретает тенденцию к снижению. Происходит дифференциация более строгого, книжного произношения и более свободного, разговорного. Ясно, что второе, представляющее более новую тенденцию, влияет на первое. Произношение типа [э]таж не может считаться нарушением литературной нормы; оно просто соответствует более строгому произносительному варианту, который уступает место другому.

Петербургское и московское произношение

Различие петербургского и московского вариантов литературной произносительной нормы было давно осознано и с разной степенью полноты описано. Применительно к настоящему моменту можно сказать, что прежние существенные различия свелись к минимуму. Об этом легко судить по речи людей, выступающих на телевидении, где отличить "москвичей" от "петербуржцев" практически невозможно. Поэтому проблема соотношения двух вариантов представляет интерес главным образом в историческом плане.

Исторически литературная произносительная норма сложилась на основе говора Москвы. Однако с основанием Петербурга и превращения его в столицу там стало складываться произношение, отличное от московского. Во-первых, Петербург находится в окружении севернорусских говоров, имеющих специфику в системе безударного вокализма и в произношении некоторых согласных. Во-вторых, в Петербурге было заметно влияние речи иностранцев, в большом количестве живших в новой столице. Из этого сложилась такая особенность петербургского произношения, как его близость к орфографии. В частности, в нем долго сохранялось е́кающее произношение типа р[э]ка, постепенно уступавшее место иканью. Характерными чертами петербургского произношения были: произношение сочетаний /чн/ и /чт/ на месте соответствующих написаний (булочная, что); произношение до[шт'], и[шч] и вместо "московского" до[ш']; и[ш':]и, мягкое /с'/ в возвратной частице и ряд других. В Петербурге сложились и несколько манерные особенности речи типа произношения твердых губных перед е: ц[вэ]т вместо ц[в'э]т. Специфическими чертами московского (и теперь уже просто старомосковского) произношения были: смягчение губных перед /к'/ (ла[ф'к']илавки); твердое /с/ в возвратных формах (мыл[са] — мылся); широкое распространение ассимилятивного смягчения переднеязычных согласных перед мягкими ([д'в]ерь, о[с'л]ик); произношение заударного /у/ в глагольных окончаниях II спряжения (слыш[ут], хо[д'ут]).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >