Флорентийская уния. Обретение автокефалии Русской православной церковью в середине XV века

После смерти Киприана Великое княжество Владимирское и Московское и Великое княжество Литовское вступили в противоборство за управление епархиями Восточной Европы.

Правитель Литвы Витовт выдвинул на пост митрополита кандидатуру Полоцкого епископа Феодосия. Константинополь в 1408 г. поставил митрополитом грека Фотия, которого Витовт вначале не принял. Фотий семь месяцев жил в Киеве, добиваясь благосклонности великого князя Литовского, и только в 1410 г. приехал в Москву. Какое-то время Фотий с московской митрополичьей кафедры управлял всеми православными епархиями Восточной Европы. Но в 1414 г. Витовт отказался подчиняться митрополиту, живущему в Москве, и потребовал назначить митрополита для епархий Великого княжества Литовского. Он предложил кандидатуру болгарина Григория Цамблака. Константинополь не ответил на призывы Витовта, считая законным митрополитом Фотия, и в 1416 г. собор епископов Великого княжества Литовского в Новогрудке поставил Григория Цамблака митрополитом Киевским и Литовским. В его подчинении оказались Полоцкая, Черниговская, Луцкая, Владимиро-Волынская, Смоленская, Холмская и Туровская епархии.

Эти события вызвали небывалый всплеск церковной полемики. Стороны обменивались язвительными посланиями, но более всего апеллировали к пастве: призывали не подчиняться своим противникам и требовали верности "истинному владыке".

Ситуацию осложняла угроза усиления влияния в Восточной Европе католической церкви. В 1416 г. (или в 1418) Григорий Цамблак перенес митрополию из Киева в Вильно, в 1418 г. он принял участие в Констанцском соборе, на котором обсуждались проблемы борьбы с ересями и преодоления противоречий между церквями. Неизвестно, как бы дальше развивались события, но около 1419 г. Григорий Цамблак при таинственных обстоятельствах покидает митрополичий престол. Есть версия, что он скончался во время эпидемии чумы; некоторые историки полагают, что он уехал в Молдавию или в Сербию и т.д. Власть над епархиями Восточной Европы восстановил митрополит Фотий.

В 1431 г., в начале междоусобной войны между потомками Дмитрия Донского – Василием II и Юрием Звенигородским, Фотий умер. Затянувшаяся усобица не позволила великому князю Василию II быстро определиться с преемником покойного Фотия. Спустя какое-то время претендент был выбран – им стал рязанский епископ Иона, но с отправкой кандидата в Константинополь к патриарху для поставления произошла заминка. Тем временем великий князь Литовский Свидригайло отправил в Византию своего кандидата – Смоленского епископа Герасима, который и был поставлен новым митрополитом на Русь (1433). В охваченную междоусобицей Москву новый митрополит не поехал, но уже через два года Свидригайло заподозрил Герасима в измене и приказал сжечь его на костре (1435).

После гибели Герасима Василий II отправил епископа Иону в Константинополь к патриарху. Однако московский претендент опоздал: в Византии уже был поставлен митрополит для русской земли – Исидор. Впрочем, Ионе обещали, что после Исидора он будет новым митрополитом. В 1437 г. оба иерарха прибыли в Москву.

Василий II был раздосадован тем, что его кандидат не стал митрополитом, но смирился с решением патриарха. Однако сразу же выяснилось, что Исидор не останется в Москве, а собирается в Италию, на собор. В 1437 г. митрополит с большой свитой, в которую входил и епископ Авраамий Суздальский, отправился в итальянскую Феррару. Русская делегация прибыла в город в августе 1438 г., когда сам собор еще официально не начался. Впрочем, шли бурные предварительные дискуссии, в ходе которых папа Евгений IV и католики старались убедить православных иереев признать католические догматы.

Собор начал работу 8 октября 1438 г. Основные споры вызывали вопросы, связанные с исхождением Святого Духа, чистилищем, опресноками. Но компромисса не случилось, и в начале 1439 г. заседания были перенесены во Флоренцию. Бесконечные прения привели к тому, что папа в ультимативной форме потребовал от православных к Пасхе (апрель 1439 г.) признать условия католиков или покинуть Италию. Здесь Исидор и сыграл важную роль: он приложил немало усилий к тому, чтобы убедить патриарха Иосифа и других православных иереев в необходимости принять условия папы. Упиравшегося епископа Авраамия Суздальского по приказу митрополита отправили под недельный арест.

Большинство делегатов от православного духовенства в итоге приняло условия католиков и волю императора, который рассчитывал в случае заключения унии получить западную помощь. Твердость проявил лишь митрополит Марк Эфесский. Акт о заключении унии был подписан 5 июля 1439 г., причем важнейшая роль в успехе сего предприятия принадлежала Исидору, который прочно связал себя с Римом. Получив от папы сан кардинала и звание легата в Литве, Ливонии и Руси, митрополит-кардинал Исидор обещал добиться утверждения унии на Руси.

В Москву Исидор прибыл весной 1441 г. К этому времени здесь со слов спутников митрополита, вернувшихся на Русь задолго до главы делегации, уже были осведомлены о заключении унии. В Москве знали и о том, что в самом Константинополе далеко не все духовенство и уж тем более миряне признали унию; знали и об отрицательном отношении к ней монахов святой горы Афон. Но вначале Василий II ничего не предпринимал против Исидора и унии, тем более что ее непризнание означало бы разрыв многовековых связей с императором и патриархом Константинополя. Когда же Исидор на службе в Успенском соборе помянул папу, а затем официально объявил о "соединении" церквей, его обвинили в соглашении с Римом. Вскоре он был арестован и помещен в Чудов монастырь. Осенью 1441 г. ему дали возможность бежать из-под ареста. Исидор отправился в Тверь, а затем в Литву и Рим. Впоследствии он даже стал Константинопольским патриархом, но город уже был захвачен турками и сан к тому времени оказался номинальным. Умер бывший русский митрополит в Риме в 1462 г.

После отказа Москвы от Флорентийской унии, ареста и побега митрополита Исидора встал вопрос о новой организации Русской церкви и в первую очередь о поставлении нового первоиерарха. По сложившейся традиции следовало обратиться в Константинополь к патриарху и ждать присылки поставленного там митрополита, или отправить в Византию своего кандидата на митрополичий пост. Великий князь Василий II воспользовался тем, что последний поставленный в Константинополе митрополит изменил православию, и, не обладая полной информацией о позиции патриарха и императора, подготовил специальное послание, в котором просил у византийских властей разрешения поставить митрополита на Русь собором русских епископов без обращения к патриарху. Уже отправленное с посольством послание было возвращено, когда в Москве узнали, что император и патриарх признали унию (1441).

Оставлять Русскую церковь без митрополита было нельзя, следовало на что-то решаться. Нов 1441 г. Иона не стал митрополитом. Доставление первоиерарха без Константинопольского патриарха было бы нарушением многовековой традиции, да и начавшаяся на Руси новая вспышка борьбы за власть не способствовала скорому решению вопроса. К тому же Иона оказался вовлечен в войну за московский великокняжеский престол. Он выступал то на стороне Дмитрия Шемяки (который "посадил его на двор митрополия"), то поддерживал великого князя Василия II.

15 декабря 1448 г. собором русских епископов Иона был поставлен митрополитом. Этот шаг первоначально не рассматривался как окончательный разрыв с Константинополем. Доставление мотивировалось среди прочего тем, что в свое время патриарх благословил его "последи Сидора на митрополью". Такие же утверждения содержались и в посланиях самого Ионы, отправленных в Литву.

В 1453 г. Константинополь был взят турками. Византийская империя пала, император погиб, а патриарх оказался в полном подчинении у турецкого султана. Тем самым контакты с Константинополем на некоторое время прекратились, а вопрос о принятии митрополитов от патриарха отпал. Перед поставлением Ионы митрополитом Василий II провел консультации с королем Польши и великим князем Литвы Казимиром, который дал согласие на кандидатуру рязанского епископа. Поэтому новый митрополит первое время был признан и на обширных территориях, подчиненных Литве. Сам Иона бывал в Литве и поддерживал нормальные отношения с Казимиром.

Спустя несколько лет ситуация изменилась в связи со стремлением римского папы поставить литовские епархии под власть митрополита-униата. Сам бежавший из Москвы Исидор находился в Риме и один из его учеников, Григорий, в 1458 г. был поставлен митрополитом в Литву. Все попытки русской стороны воспрепятствовать появлению униата Григория в Литве не привели к успеху. Казимир передал литовские епархии под его управление.

В 1458 г. произошло окончательное разделение единой русской митрополии на две части – Московскую и Литовскую.

Иона посчитал, что появление митрополита-униата в Литве может угрожать его положению и на Руси. Все русские святители в 1459 г. были собраны на специальный собор, где принесли клятву верности митрополиту. С тех иерархов, кто не присутствовал в Москве лично, взяли письменные обеты. Спустя несколько лет подобные обязательства верности распространились и на преемников Ионы: епископы обещали признавать только того митрополита, который будет поставлен в Москве. Григорий вскоре отказался от унии и перешел в православие, а Константинопольский патриарх объявил его митрополитом не только Литвы, но и Руси. В Москве такой шаг патриарха не признали, и его послов в страну не пустили.

Между тем Иона был уже очень пожилым человеком: ведь только архиереем он был около 30 лет. Необходимо было определиться с преемником на кафедре. К началу 1460-х гг. стало ясно, что митрополитом в Москве будет только человек, поставленный без всякого участия Константинопольского патриарха. Незадолго до смерти Ионы собрался церковный собор с участием епископов, на котором Василий II и митрополит определили кандидатуру нового первосвятителя. Новым митрополитом Иона (по совету с великим князем) избрал ростовского архиепископа Феодосия (Бывальцева). Иона скончался 31 марта 1461 г. и был похоронен в Успенском соборе Московского Кремля.

Последующие митрополиты поставлялись в Москве без обращения к патриарху. Была установлена автокефалия Русской церкви. После падения Византийской империи иод ударами турок даже отказ патриарха от унии не смог изменить ситуацию. На Руси стали думать, что под властью иноверных правителей греки не могли сохранить чистоту православия, а враги захватили Константинополь из-за того, что греки в свое время согласились на унию с католиками. Появилась идея об исключительности Русской церкви, о том, что именно на Руси православие сохранилось в своей первоначальной чистоте.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >