Первый шаг к количественной теории денег: Ж. Боден

Порчей монет государями и различными махинаторами современники пытались объяснить замеченное после 1550 г. удорожание товаров - втрое по сравнению с предыдущим поколением. Назывались и другие причины: монополии -объединения купцов для завышения цен и работников ремесленных цехов для подъема зарплаты; дефицит отдельных товаров внутри страны; мотовство как результат придворной моды с ее навязчивой склонностью к роскошной одежде, меблировке, застолью и т.д.

Королевский юрист Франции Жан Боден (1530-1596) к перечисленным объяснениям добавил еще одно, которое сам счел главным: наплыв благородных металлов из Нового Света. Боден заметил, что самые высокие цены были в Испании и Италии (большая часть которой входила тогда в состав испанских владений), где оказалось больше всего золота и серебра. Но и в соседней Франции, хотя и не в такой степени, цены возросли, поскольку в нее перетекала звонкая наличность вследствие потребностей Испании во многих французских продуктах: хлебе, винах, соли, ремесленных изделиях.

Таким образом, рост цен обусловлен притоком золота и серебра. Этим выводом Боден сделал первый шаг к формулировке концепции о пропорциональности уровня цен объему денежной наличности. При этом Боден считал, что дороговизна неприятна, но ее может частично извинить "обилие золота и серебра, составляющее богатство страны". В цитируемых словах выражен подход, служивший для многих деятелей той эпохи ориентиром для принятия мер в экономической политике: надо привлекать в страну благородные металлы и препятствовать их оттоку из нее. Этот подход можно оценивать как ранний, или примитивный меркантилизм.

Идея принудительного денежного курса

Современник Бодена Гаспаро Скаруффи, банкир из итальянского города Реджонель-Эмилия, в "Рассуждении о монете и истинной пропорциональности между золотом и серебром" (1582) обратил внимание на иную причину, по которой во Францию притекает много золота. Оно в ней ценится относительно серебра больше (1 : 12), чем в среднем по Европе (1 : 11). Разницей пользуются предприимчивые дельцы для наживы. Скаруффи предлагал государствам установить принудительное единое соотношение золота к серебру, чтобы устранить спекуляцию на денежных курсах, и даже призывал к международному съезду, чтобы принять решение о выпуске общеевропейской монеты.

Однако Европа была сильно раздроблена религиозно и политически, чтобы прислушиваться к подобным рекомендациям. Для соперничающих государств более целесообразным выглядело такое вмешательство в хозяйственную жизнь, чтобы "притянуть" к себе звонкую наличность, а не договориться с другими о пресечении ухищрений но извлечению спекулятивных выгод из монет как знаков ценности.

Могущество знания

Соперничество национальных государств в Европе, обостренное Реформацией и заокеанской экспансией, обусловило существенный сдвиг в отношении к науке (лат. "яаеМ1а"). До сих пор связанная почти исключительно с духовным сословием, наука стала привлекать к себе внимание дворян и выходцев из купечества. Светские властители приближали к себе ученых: астрономов, математиков, инженеров, - иные из которых становились крупными государственными деятелями.

Нидерландец Симон Стевин (1548-1620), в молодости набравшийся коммерческого опыта в Антверпене, во время Нидерландской революции стал генерал-квартирмейстером (начальником тыла) первой регулярной армии в Европе - голландской. Стевин служил Голландской республике главным образом как инженер (гидротехник, строитель крепостей, руководитель военно-инженерной школы). Однако на европейском уровне он стал известен как "арифметик". Он подкрепил кальвинистскую санкцию на ссудные сделки "Таблицей процентов" (1582), оформил бухгалтерию в научную дисциплину ("Практическая арифметика", 1585) и придал ей национально-государственное значение (подсчет всего богатства страны). Среди заслуг Стевина - введение в общее употребление десятичных дробей и категории "равновесие" ("баланс"). Свою книгу "Десятая" (1585) он посвятил как "звездочетам" и геодезистам, так и коммерсантам во всех сферах деятельности.

Английский барон Френсис Бэкон (1561 - 1626) достиг поста лорда-канцлера королевства (в 1618-1621). Он прославился как философский глашатай науки и... колониальной экспансии (его идеи вдохновляли пуритан, уехавших осваивать земли Северной Америки - "строить град на холме"). Его решительное выступление в пользу процентных сделок было частью обоснования опыта как критерия истины. Бэкон одним из первых стал употреблять категорию "торговый баланс", подхваченную его соотечественниками - и не только ими - как ключ к экономической мудрости.

Нидерланды: эталонный ареал

Если Англия дала формулу "торгового баланса", то Голландская республика -образец страны, отвечавшей этой формуле, "эталонный ареал" формировавшейся экономической науки. Голландская армия под командованием Морица Оранского с генерал-квартирмейстером С. Стевином одержала победу над войсками грозной Испании, а голландские моряки с успехом развернули кругосветную заокеанскую экспансию, позволившую довольно быстро создать торговую империю, отдача от которой превосходила доходы Испании от добычи золота и серебра.

В год признания (1609) испанской короной независимости Голландии (Республики Соединенных провинций Северных Нидерландов) официальный историограф Голландии Гуго Гроций (1583-1645) в памфлете "О свободном море" впервые изложил доктрину естественного права, утверждая, что все народы "свободны" в использовании моря как международной территории для торговых плаваний. (Труд Гроция был подготовлен на основе материалов, предназначенных для оправдания захвата голландским адмиралом португальского судна с грузом китайского фарфора.) Голландия укрепила извозчика" во время общеевропейской Тридцатилетней войны 1618- 1648 гг., ссужая деньгами войска коалиции, направленной против Испании и Австрии. Неудивительно, что именно в Голландии раньше всего было покончено с сомнениями относительно законности взимания процентов, литературным выражением чего стали полемические трактаты профессора Лейденского университета Клавдия Салмазия (Клода де Сома, 1588-1653).

Но для политической экономии как науки и доктрины торгового баланса как систематического обоснования мер хозяйственной политики государства главное значение имела не теория, а практика голландцев. Страна с огромным флотом, размахом транзитной торговли, многообразием мануфактурных изделий, впечатляющим городом-портом Амстердамом стала примером для подражания (в случае французов и англичан - смешанного с завистью и ненавистью). На нее ориентировались прожектеры от нормандского дворянина А. де Монкретьена до хорватского католического миссионера в православной Московии Ю. Крижанича, ухватистые дельцы вроде англичан Т. Мана и У. Петти, могущественные реформаторы от французского министра Кольбера до русского самодержца Петра I.

И уже не внушительная "владычица рудников" Испания, тщетно пытавшаяся (королевскими указами) пресечь отток своих монет на северо-запад Европы, а процветавшие на этом северо-западе Нидерланды привлекали внимание экономической мысли "зрелого" меркантилизма.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >