Современные модели брака и семьи в России

Каждая культура порождает определенную нормативную модель семьи, точнее, группу моделей. Структура нормативной модели включает в себя элементы нормативных членов семьи, каждый из которых характеризуется определенным статусом, т.е. позицией с определенными правами и обязанностями, с которыми связано ожидаемое поведение.

В обыденном понимании существует термин "нормальная семья", который является очень условным. "Нормальной" можно считать семью, которая обеспечивает необходимый минимум потребностей ее членов, или семью, которая дает требуемое благосостояние, социальную защиту членам семьи, создает условия для социализации детей до достижения ими психологической зрелости. По М. Мид, таковой является семья, где ответственность за семью как целое несет отец. Все остальные типы семей, где это правило не выполняется, попадают в разряд аномальных.

В патриархальной семье доминирует отец. В матриархальной семье доминирует мать. В так называемой детоцентрической семье реально (психологически) доминирует ребенок, его потребности или капризы. В эгалитарной семье властные функции распределены, но их распределение – постоянная почва для конфликта (отсюда возникновение "теории конфликта" для описания современной семьи), ее можно назвать конфликтной семьей.

Типичную советскую семью можно рассматривать как вариант модели аномальной языческой семьи с рудиментами православной модели. В такой семье мужчина и женщина борются за доминирование. Победа достается более сильному не столько физически, сколько психически. Существуют противостояния поколений, подавление детей и борьба детей с властью родителей. Аномальность этой семьи состоит в том, что мужчина не несет ответственности за семью в целом. Доминирование работающей матери в семье приводит к тому, что дети хуже усваивают ценности, нормы и мораль общества. Дети матерей-одиночек испытывают проблемы, связанные с социальной адаптацией, выбором брачного партнера, воспитанием собственных детей.

Возраст вступления в брачные отношения

В разные исторические времена относительное количество состоящих в браке людей брачного возраста по отношению к живущим современникам колеблется.

Еще совсем недавно Россия считалась страной всеобщей и относительно ранней брачности: социальная норма, определявшая возраст первого замужества 18–22 года, удержалась на протяжении жизни целого ряда поколений, несмотря на гигантские политические и социально-экономические изменения, произошедшие за это время в российском обществе.

Причины парадоксального омоложения брачности в России в I960–1980-х гг. заключались главным образом в низкой культуре планирования семьи на фоне либерализации сексуальных отношений в юном возрасте. Путь к массовому распространению неформальных отношений как альтернативы официальному браку в первом партнерском союзе проложили поколения, родившиеся во второй половине 1960-х гг.

Сегодня возраст вступления в брак повышается и у женщин, и у мужчин. Стоит отметить, что начало повышения возраста заключения брака в России в середине 1990-х гг. произошло синхронно с переломом тенденций в области образовательных стратегий.

С. Захаров считает, что по всем перечисленным параметрам брак как формальный союз в России теряет свою популярность. Он не только откладывается на более поздний возраст у современных поколений, но и вытесняется устойчивыми сожительствами. Здесь возможно несколько путей трансформации брачной модели, все будет зависеть от того, какой путь изберет для себя население России:

  • 1) возможен радикальный скандинавский путь трансформации семейно-брачных отношений, при котором неформальные союзы в демографическом и юридически-правовом отношении сосуществуют на равных;
  • 2) возможен более мягкий путь Франции и целого ряда других западноевропейских стран, в которых неформальные отношения между совместно проживающими молодыми партнерами являются обязательной прелюдией к браку в зрелом возрасте;
  • 3) возможен и вариант Америки, где сосуществуют самые различные модели брачно-партнерских и семейных отношений в зависимости от принадлежности к гой или иной социальной страте. В любом случае "точка невозврата" к прежней модели брака для России уже близка.

Подводя итог вышесказанному, представляется возможным построить схему возрастной модели современного брака. На повышение возраста вступления в брак и у мужчин, и у женщин влияет ряд объективных и субъективных факторов (рис. 7.1).

Возрастная модель современного брака

Рис. 7.1. Возрастная модель современного брака

Обобщая отличительные черты современных моделей семьи, А. И. Антонов отмечает ряд существенных перемен.

  • 1. Произошел перевес личных выгод индивида и экономической деятельности над ценностями родства.
  • 2. Современной модели семьи характерно разделение дома и работы. Произошло распространение потребительского типа семьи, где общесемейная деятельность дополняется потреблением товаров и услуг внесемейных учреждений за счет зарплаты, добываемой членами семьи за порогом дома.
  • 3. Произошло размежевание дома и внесемейного мира, первичности семьи и обезличеппости отношений во внешнем окружении.
  • 4. Современной семье свойственна социальная и географическая мобильность, связанная с самостоятельным и независимым профессиональным и личностным самоопределением детей без наследования социального статуса и профессиональной специализации родителей.
  • 5. Система "семьецентризма" с ориентацией на материальные блага, с ценностями долга, семейной ответственности, рождения и воспитания детей, заботы о старости родителей, с доминированием авторитета родителей и родственников уступает место системе "эгоцентризма" с ценностями индивидуализма.
  • 6. Происходит переход от централизованной расширенной семейно-родственной системы к децентрализованным нуклеарным семьям, в которых супружеские узы становятся выше "родовых – родственных".
  • 7. Развод по инициативе мужа (прежде всего в связи с бездетностью брака) вытесняется разводом, вызванным межличностной несовместимостью супругов.
  • 8. Происходит переход от "закрытой" к "открытой" системе выбора супруга на основе межличностной избирательности молодыми людьми друг друга (хотя и при сохранении имущественных интересов и системы наследования, закрепляемых брачным контрактом).
  • 9. На смену культуре бездетности с жестким табу на применение контрацепции приходит культура индивидуального вмешательства в репродуктивный цикл, т.е. предупреждение и прерывание беременности.
  • 10. Нормы, связанные с феноменом многодетности семьи, исторически изживают себя.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >