Праздник громовержца Села

По старинной, доисламской чеченской легенде, при сотворении мира огонь горел только в одном очаге и хозяином этого очага был бог Села. Однажды вор пробрался к нему, чтобы украсть огонь. Разозлившись, Села бросил в него головешку, угольки от которой упали на землю. Если бы не эти угольки, земля осталась бы навеки холодной. Почитая могущественного бога, чеченцы стали называть молнии факелом Селы, а радугу – луком Селы. Его именем назывался месяц май, его день недели – среда. В этот день запрещалось давать из домашнего очага кому-либо даже один уголек, нельзя было также выкидывать золу. На территории Северного Кавказа сохранились развалины храмов и святилищ, посвященных этому божеству.

Целебной считалась вода, принесенная из святилища бога Селы. Жрецы давали ее пить больным, лечили этой водой глаза. Отмечался чеченский народный праздник в честь громовержца Селы в одну из сред весеннего месяца. Церемония праздника у святилища включала приношения богу Селе и молитвы, например такие: "Небо часто заставь греметь. Заставь солнце целительно греть. Пролей дождь маслом, взрасти посеянное. Осенью не дай дуть быстрому ветру".

Праздник выхода плуга

Отмечался на четвертый день после праздника весны в течение двух дней. Традиционный его распорядок: запрягание волов, чествование пахаря, проведение ритуальной борозды, общая трапеза, увеселение.

Выбранный для ритуала пахарь должен был удовлетворять следующим требованиям: быть "несущим изобилие", "честным тружеником", "человеком легкой и счастливой руки". Не всякий соглашался на эту почетную миссию, опасаясь гнева односельчан в случае неурожая.

Волов для ритуальной вспашки специально украшали. Их шею и рога смазывали маслом, остригали шерсть вокруг рогов, вбивали в них от сглаза медные затычки, на хвост и рога навешивали красные ленточки.

Жена пахаря встречала процессию, идущую в поле, с полными ведрами воды (заранее выйдя из дома). Возвращавшихся же домой обязательно старались обрызгать водой. Это считалось пожеланием хорошей погоды и обильного урожая.

На второй день праздника устраивались скачки и различные состязания. Принято было также, чтобы каждая семья перед началом основной пахоты в качестве малой жертвы раздала в три дома продукты растительного происхождения.

Праздник весны

С глубокой древности день этот был особенным. В ходе подготовки к празднику в хозяйстве наводили чистоту, причем бронзовую и медную посуду натирали до блеска и выставляли во двор, считая, что красный цвет меди призывает солнце. В сам праздничный день все, включая малых детей, поднимались до рассвета и выходили навстречу восходящему солнцу. Праздник весны предполагал обилие еды для всех. Накормлены должны были быть не только домашние, но и сироты, и одинокие старики. В этот день особенно сытно кормили скотину, на улице рассыпали зерно для птиц, на чердаке и во всех темных углах дома бросали крошки. Считалось также, что если обновишь на праздник одежду, то весь год будешь ходить в новом. Праздничные развлечения вечером проходили у костров, символизирующих солнце. Костры могли быть семейные или для всего села. Их разжигали молодые люди, стараясь, чтобы костер был побольше и поярче. Через костры прыгали юноши и взрослые мужчины, демонстрируя храбрость и вместе с тем как бы очищаясь огнем.

Праздник Цыннурс отмечали за неделю до Нового года (по старому стилю) осетины, считая его праздником духовного очищения, для чего соблюдали пост, водили детей в святилища, для новорожденных мальчиков устраивали особые торжества. После захода солнца разжигали костры. Считалось, что у хозяев самого большого и яркого костра будет очень счастливый год. Все веселились: молодежь пела, танцевала, дети прыгали через костер. Старшие молились: "Да исчезнут наши беды и горести, да сгорят они в том костре". Каждой семье хотелось, чтобы утром порог дома переступила "счастливая нога", т.е. человек, встреча с которым знаменует удачу в жизни и делах, – тогда, по их представлению, весь год будет удачным и счастливым.

На праздник ничего не жалели, накрывали богатые столы. Глава дома возносил молитву богу Цыппурсу, просил изобилия, счастья и здоровья. Самый удачливый из семьи обходил хлева и раздавал корм скотине, просил у бога защиты от серых хищников, об увеличении поголовья. На рассвете вновь разжигали костры. Соседи, односельчане шли друг к другу с поздравлениями, работать в этот день не полагалось.

Вообще же Цыппурс – это праздник поворота солнца на лето, возрождения новой жизни, новых надежд. Отмечается он и в наши дни.

Цыппурс заканчивался накрытием богатого стола.

Праздник рождения сына

Если в семье рождался сын, особенно долгожданный, рождению которого предшествовали дочки, устраивался праздник с игрой, которая проходила в двух вариантах. Согласно первому, смазанный жиром ремень подвешивали к потолку, а наверху прикреплялись просяные лепешки. Кто до них доберется – получает приз. Согласно второму, с потолка свешивали веревку и к ней за один конец привязывали ярмо, другим концом оно упиралось в землю. Надо было сесть на верхнюю часть ярма, вытянуть вперед ноги и скрестить их за веревкой. Победителем считался тот, кто сможет дольше просидеть в таком положении.

Самой же распространенной игрой было карабкание по шесту, на вершине которого прилаживали специальный ритуальный круглый хлеб с дыркой посередине, выступавший в качестве приза.

Праздники часто сопровождались общими играми, в которые включались прежде всего молодые мужчины. В играх проявлялась их ловкость, быстрота движений. Например, в адыгейском ауле мужчины делились на две партии и с боевым кличем нападали с факелами друг на друга, завязывалась борьба, в которой побеждали захватившие больше "пленных".

У осетин всадник на полном скаку должен был попасть дротиком в подвешенный шар и быстро ускакать от мишени.

У дагестанцев на свадьбе проводилась "борьба за платок". Дружки жениха должны были доставить последнему платок, полученный от родственников невесты, а джигиты с ее стороны пытались его отобрать, завязывалась борьба.

Чрезвычайно популярны на Кавказе всегда были конноспортивные игры. Так, во время одного из праздников чеченцы спускали в яму барана и закрывали ее плетнем, придавливая камнями. Из отверстия плетня выглядывала только голова барана, и всадник на полном скаку вытаскивал из ямы его целиком, что требовало от игрока большой силы и ловкости. Одну из таких игр описал Л. С. Пушкин:

Ущелий горных поселенцы.

В долине шумно собрались –

Привычны игры начались:

Верхами юные чеченцы,

В пыли несясь во весь опор.

Стрелою шапку пробивают,

Иль трижды сложенный ковер Булатом сразу рассекают.

То скользкой тешатся борьбой,

То пляской быстрой.

Жены, девы

Меж тем поют – и гул лесной

Далече вторит их напевы...

Военно-физической подготовке детей горцы уделяли особое внимание. Она должна была сформировать воина, способного обеспечить независимость и безопасность семье, роду. С самого раннего детства мальчика обучали военному делу: владению оружием, верховой езде, джигитовке, стрельбе в цель, учили переносить трудности, холод, голод. Были популярны такие виды спорта, которыми занимались джигиты: бег, фехтование, поднимание камней, метание копья, стрельба из лука и ружья, борьба, владение мечом, кинжалом, катание на горных лыжах, скачки, преодоление горных круч и др.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >