Кризис либерализма и победное шествие революций на континенте

Политика интеграции в мировую экономику, которую проводили в последние годы некоторые латиноамериканские страны под эгидой США, только на первый взгляд принесла определенные выгоды: на первых норах быстро рос торговый оборот, экспорт увеличился в три раза, импорт - в четыре раза, приток иностранного капитала составил почти 330 млрд долл. США. Однако в действительности использование монетаристских рецептов модернизации, связанных с сокращением государственного регулирования и социальных программ, широкой приватизацией и переходом к "свободному рынку", усилило социальную нестабильность, привело к волне кризисов в регионе, что способствовало приходу к власти левых партий.

Следует напомнить, что еще совсем недавно, в конце прошлого века, когда появилось понятие "новые индустриальные страны", большинство международных экспертов называли в качестве наиболее заметных примеров новых региональных лидеров Мексику и Бразилию. Однако уже в XXI столетии все заговорили о возвышении Юго-Восточной Азии и волне кризисов в Латинской Америке. Основная причина падения темпов роста латиноамериканских стран - монетаристский курс либерализации экономики по рецептам МВФ, тогда как страны Юго-Восточной Азии пошли но пути протекционизма и защиты национальной экономики3.

Темпы роста ВВП в Латинской Америке в начале нынешнего века снизились в два раза и сегодня составляют 2,7% в год (против 5,4% в 1970-х гг.). Резкое увеличение импорта привело к банкротству национальных компаний, усилило безработицу и инфляцию. Половина предприятий легкой промышленности прекратила существование, не выдержав конкуренции с дешевыми товарами мирового рынка. Бразилия, Колумбия, Перу, Доминиканская Республика имеют сегодня значительный дефицит внешней торговли. Во многих латиноамериканских странах начался процесс деиндустриализации и структурной перестройки экономики: под воздействием мирового рынка страны Латинской Америки все больше ориентируются на добычу и первичную переработку минерального сырья и сельскохозяйственной продукции.

Все это не может не вызывать волну социальных взрывов и протестов. Типичным примером является положение Мексики, которая в конце прошлого века встала на путь либеральных реформ под руководством президента Карлоса Салинаса де Гортари. Он получил образование в США и являлся сторонником либеральной экономической модернизации: приватизировал государственные предприятия, сократил социальные программы, привлек иностранные инвестиции, включил Мексику в IIАФТА и попытался превратить страну из латиноамериканской в североамериканскую. Такая политика привела к падению уровня жизни для большинства мексиканцев, сильному социальному расслоению, росту безработицы и нищеты. В стране начались восстания и социальные протесты против политики Салинаса, стремительно падал курс национальной денежной единицы - песо, страна находилась накануне дефолта, но благодаря западным инвестициям и поддержке удалось предотвратить полную катастрофу в экономике, и Салинас продолжил политику либерализации.

Известно, что МВФ в условиях кризиса предоставил Мексике беспрецедентный займ в 17,7 млрд долл. США, что большинство экспертов охарактеризовало как операцию "по вызволению спекулянтов из беды", поскольку впоследствии именно спекулянты нагрели руки на этом многомиллиардном кредите. Немецкие журналисты Г. Мартин и X. Шумана отмечают "Мексиканский кризис со всей отчетливостью высветил сущность нового мирового порядка в эпоху глобализации. Как никогда раньше, главные действующие .чипа продемонстрировали силу, с которой глобальная экономическая интеграция изменила структуру власти в мире".

Вслед за мексиканским последовали кризисы в Бразилии и Аргентине. Особенно сложной остается ситуация в Аргентине, длительно время продолжавшей путь либеральных реформ по рецептам МВФ. В 2001 г. здесь разразился серьезнейший экономический кризис. Эта страна и сегодня находится на грани экономической катастрофы. В период высоких цен на сырье аргентинское правительство взяло на себя чересчур много обязательств, сопряженных с большими расходами, и теперь, когда цены на сырье резко упали, Буэнос-Айрес оказался в ситуации бюджетного кризиса. По данным журнала "Economist", Аргентина должна выплатить 23 млрд долл. США по облигациям, чей срок погашения истекает в 2010-2011 гг., а перекредитоваться она не может, поскольку инвесторы опасаются нового дефолта и требуют запредельно высоких процентов.

Социальная нестабильность в странах Латинской Америки во многом связана с усиливающейся поляризацией между стремительно богатеющей элитой и растущей нищетой большинства населения. Раскол общества находит свое зримое выражение в огороженных высокими стенами и тщательно охраняемых кварталах элиты, куда посетителей охрана пускает лишь по специальным пропускам. При этом в стенах "элитного гетто" охрана обладает правом стрелять в любого незнакомца без документов. Как отмечает бразильский социолог Виниций Калдейра Брант, "фактически те, кто обладают деньгами и властью, ведут оборонительную гражданскую войну". Ситуация гражданской войны, "расколотое общество", рост безработицы и падение уровня жизни - все это создает общую геоэкономическую нестабильность латиноамериканского региона. Эксперты отмечают растущую миграцию латиноамериканцев в СЩА и Канаду. Число нелегальных мигрантов, проникающих через мексиканскую границу в США, оценивается в 1-1,5 млн человек ежегодно.

Лидеры большинства латиноамериканских государств вес сильнее осознают необходимость объединения для проведения общей экономической политики и отстаивания общих позиций на мировой арене. Создан и достаточно активно действует МЕРКОСУР - Южноамериканский общий рынок (исп. Mercado Comun del Sur - MERCOSUR), в который вошли Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай, Чили. Основная цель МЕРКОСУР - способствовать более тесной экономической интеграции южноамериканских государств, отчасти в ответ на подписание НАФТА.

Весьма влиятельна в регионе так называемая "Группа Рио", образованная на совещании в Рио-де-Жанейро в декабре 1986 г. В настоящее время она объединяет 19 латиноамериканских государств, в том числе Бразилию, Аргентину, Мексику, Венесуэлу, Колумбию, Коста Рику, Чили, Уругвай, Парагвай и др. Сегодня "Группа Рио" выступает с резким осуждением политики США, направленной на торгово-экономическую блокаду Кубы. Такая откровенно антиамериканская позиция свидетельствует о растущем стремлении латиноамериканских государств к самостоятельности.

Всеобщее возмущение против неолиберализма привело к успеху левых партий, которые в наступившем столетии выступили не под революционными, а под реформистскими знаменами. Сначала левые возглавили муниципалитеты крупнейших городов (Мехико, Каракас, Сан-Сальвадор, Монтевидео), затем они конституционным путем пришли к власти в некоторых странах - Венесуэле (1998), Аргентине (2002) Бразилии (2002 и 2006), Боливии и Уругвае (2005), Эквадоре и Никарагуа (2006). В Перу и Мексике в 2006 г. левые если и не победили, то привлекли на свою сторону почти половину электората. Диапазон левых режимов весьма широк: от леворадикального варианта в Венесуэле до центристского и социально ориентированного в Чили.

К сожалению, успех левых оказался весьма относительным, поскольку большинству народа победа левых не приносила никаких перемен: все сводилось к изменению политической риторики и появлению новых лиц в правительстве. Уругвайские и бразильские политики, пафосно разоблачавшие неолиберализм на социальных форумах, придя к власти, сами стали проводить точно такой же курс. Исключением остается только Уго Чавес - президент Венесуэлы, в последние годы к нему присоединился лидер Боливии Эво Моралес.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >