Причины умаления роли эволюционного подхода к концу XIX в.

По мере становления и распространения эволюционистского подхода его все время сопровождала критика, которая исходила из разных позиций. Религиозные мыслители и моралисты осуждали его за явное отсутствие в нем конечной цели смысла не только в природе, но и в обществе. Другие исследователи отмечали, что не все явления в обществе и культуре подвержены эволюции, но существуют традиции, обычаи, ритуалы, которые сохраняются неизменными на протяжении длительного развития культуры.

Так, например, были подвергнуты критике и по большей части опровергнуты последующими исследованиями теории Джеймса Джорджа Фрэзера (1854-1941). Однако они оказали большое влияние на интеллектуальную общественность, ибо был признан огромный вклад Дж. Дж. Фрэзера в создание социальной антропологии и ее популяризацию. Его работа "Золотая ветвь" (1923) поныне сохраняет свое значение как богатый источник фактического материала.

Отдельные мыслители обращали внимание на то, что к концу XIX в. особо обозначились в западной культуре симптомы кризиса. Одним из первых на это обратил внимание Фридрих Ницше (1844-1900), отозвавшийся весьма резко об идеях Г. Спенсера - в частности, в разделе "Веселой науки" - ""Наука" как предрассудок": "То, что, например, заставляет педантичного англичанина Герберта Спенсера мечтать на свой лад и проводить штрих надежды, горизонтальную линию благих пожеланий, то окончательное примирение "эгоизма и альтруизма", о котором он песет вздор, вызывает у нашего брата почти чувство гадливости: с такими спенсеровскими перспективами, принятыми за последние перспективы, человечество кажется нам достойным презрения, уничтожения!".

Осмысление кризисных моментов в культуре, появление которых опровергало линейный эволюционный процесс, осуществлялось и в социалистических концепциях, где обращалось внимание на растущие противоречия и неравномерность развития в социальной и культурной жизни, а также обосновывалась возможность радикального ускорения общественного развития и гарантированного прогресса. В это же время четко обозначилось противостояние эволюционистского подхода и цивилизационного подхода, который обосновывал многообразие исторического развития: это прежде всего воззрения Н. Я. Данилевского и О. Шпенглера.

Приведем высказывание П. А. Сорокина, не разделявшего, заметим, и эволюционную концепцию, и идею замкнутых цивилизаций: "Со второй половины XIX в. под влиянием эволюционной теории социальные науки уделяют значительное внимание так называемым "тенденциям эволюции", "историческим закономерностям", "законам исторического развития". Начиная с "закона трех стадий" Огюста Конта и "формулы прогресса" Герберта Спенсера, многие специалисты - социологи, антропологи, историки и социальные философы - были погружены в "поиск" сотен "исторических тенденций", "законов прогресса в эволюции". К сожалению, все эти закономерности и тенденции постигла участь контовских "законов" - все они превратились в прах. Тем временем "охота" за законами исторического развития и "прогресса" обернулась перемещением интереса исследователей в сторону анализа феноменов повторения, колебаний, флуктуации и циклов социальной жизни - феноменов, к которым было приковано внимание мыслителей прошлого (Экклезиаст, Конфуций, Платон, Полибий, Флор, Сенека, Макиавелли, Вико и др.). К счастью, именно эта исследовательская волна возобновилась в конце XIX в. и сейчас набирает силу". Оценка, данная П. А. Сорокиным, весьма понятна, ибо он сам приверженец циклической концепции социокультурного развития, о чем пойдет речь дальше.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >