Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Психология лидерства

Имидж лидера

Следует отметить, что, строго говоря, имидж (от англ. image -образ) не является лидерской компетенцией. Однако данный феномен может в действительности способствовать либо, напротив, препятствовать реализации лидерских функций, прежде всего в части, касающейся донесения видения и миссии до широкого круга потенциальных последователей и формирования у них готовности следовать за конкретным лидером. Достаточно традиционно под имиджем понимается "сложившийся (либо целенаправленно сформированный. — Прим. авт.) в массовом сознании и имеющий характер стереотипа эмоционально окрашенный образ кого-либо или чего-либо". Совершенно закономерным на фоне данного определения выглядит тот факт, что наиболее развернутые практикоориентированные исследования имиджа в контексте лидерства были осуществлены в рамках политической психологии. Именно политическими консультантами был наработан и основной практический опыт целенаправленного формирования образа имиджа лидера в сфере публичной деятельности. При том, что такого рода наработки носили узкоспецифический прикладной характер, в рамках исследований и анализа практического опыта был выявлен ряд универсальных закономерностей применимых в том числе и к организационному лидерству.

Прежде всего следует отметить, что некоторые российские имиджмейкеры, специализирующиеся в сфере политического консультирования, не без оснований разводят понятия собственно "имидж" и "образ", хотя последнее и является дословным переводом английского image на русский язык.

Так, в частности, рассматривая проблему формирования имиджа кандидата и ходе предвыборной компании, Е. Б. Малкин и Е. 15. Сучков отмечают:

"Говоря о имидже кандидата, мы будем иметь в виду его внешний вид, манеру держаться и говорить и т.д.

Под образом же кандидата мы понимаем представление о нем, которое формируется в головах избирателей. Понятно, что имидж и образ кандидата связаны между собой (а также с реальной личностью кандидата), но далеко не тождественны. Иногда специалисты говорят в этом плане о личном имидже и социальном имидже, однако нам такая терминология, хотя и абсолютно точная, представляется несколько громоздкой".

Подобный подход, хотя и не является бесспорным в теоретическом плане, тем не менее имеет важное практическое значение, поскольку позволяет очертить рамки целенаправленной деятельности практического социального психолога по формированию личного имиджа, а также, заметим, имиджа организации или товарного бренда. В противном случае эта деятельность неизбежно приобретает расфокусированный и неоправданно глобальный характер, затрагивая сферы стратегического планирования, маркетинга, более того, технические и технологические аспекты, если речь идет о товарном бренде, или глубинные личностные установки, если речь идет об индивиде.

Другое дело, что своеобразная "психологическая упаковка", которой по сути и является собственно имидж с данной точки зрения, ни в коем случае не должна строиться в отрыве от реального содержания, видения и миссии конкретного лидера на основе абстрактных представлений о том, "как это должно быть", либо на предпочтениях той или иной целевой аудитории, которые нередко оказываются взаимоисключающими.

Е. Б. Малкин и Е. Б. Сучков выделяют несколько базовых составляющих личного имиджа публичного политика, являющихся, на наш взгляд, достаточно универсальными, применимыми и в других сферах деятельности (менеджменте, образовании и т.д.).

"Первая, лежащая буквально на поверхности — внешний вид. Внешность кандидата, то, как он одевается — все это должно производить благоприятное впечатление на целевую аудиторию. Чтобы привести внешний вид кандидата в норму, достаточно грамотного стилиста и телеоператора. Психолог тут вовсе необязателен".

Последнее утверждение представляется не просто необоснованным, но совершенно ошибочным. Как известно из распространенной пословицы, встречают любого человека именно "по одежке". Поэтому внешний вид должен не только подчеркивать индивидуальность личности, но и целенаправленно использоваться как средство скрытой трансляции миссии, исходных установок и целей субъекта, а также "задавать топ", предполагаемого взаимодействия. Эффективно решить данную задачу без учета личностных особенностей и социально-психологических факторов попросту невозможно. Российский политический "бомонд" служит отчетливым подтверждением данной мысли. Как показывают практически все социологические опросы, узнаваемость публичных политиков, за исключением некоторых единичных фигур, колеблется в пределах статистической погрешности.

Ярким примером абсолютной ущербности "приведения внешнего вида в порядок грамотным стилистом", с точки зрения эффективности личного имиджа, может служить метаморфоза, произошедшая в середине 1990-х гг. с имиджем генерала А. И. Лебедя. Известность пришла к генералу в то время, когда он командовал российскими войсками в Приднестровье. В этот период его внешность, костюм, и вообще весь антураж идеально соответствовали образу "настоящего солдата" — грубоватого и косноязычного, но зато прямого и честного, на которого можно положиться. Перебравшись в Москву и сразу попав в руки политтехнологов и стилистов, А. И. Лебедь "обзавелся дорогими костюмами и стильным мундштуком". Вместо казарменной челки, падающей на лоб, — аккуратный зачес назад. В результате образ "боевого генерала" померк и начал неуклонно трансформироваться в образ зажиточного провинциала, явившегося в столицу "на ловлю счастья и чинов".

Вторая составляющая личного имиджа — это "специальные навыки, которыми должен владеть кандидат: ораторское мастерство и умение вести публичную дискуссию". Как справедливо отмечают Е. Б. Малкин и Е. Б. Сучков, "практика показывает, что за счет достаточно интенсивной тренировки приличного уровня в этих областях может достичь практически любой человек. Правда, на это потребуется положить достаточно времени и труда. Помощь психолога в этом случае может сильно ускорить дело".

Следующая составляющая личного имиджа, органически связанная с предыдущей, — "партитура жестов, в более широком плане — манера поведения кандидата в ходе публичных выступлений и дискуссий перед телекамерой".

Невербальным аспектам коммуникативного процесса в социальной психологии традиционно уделяется самое пристальное внимание. Наряду с распространенным мнением о том, что свыше 70% информации в ходе общения транслируется через невербальные каналы, это обусловлено еще и тем, что невербальные сигналы подсознательно "считываются" адресатом сообщения, даже если он не прилагает к этому никаких сознательных усилий и, более того, на рефлексивном уровне совершенно не имеет представления о "языке тела". В этой связи создание динамичного и конгруэнтного артикулируемым установкам, целям и ценностям стиля невербальной коммуникации является важным компонентом формирования эффективного личного имиджа.

Данную работу Е. Б. Малкин и Е. Б. Сучков вполне традиционно предлагают начинать с психологического тестирования кандидата, поскольку "это позволит выявить проблемы, определить их глубину и разработать оптимальный план их преодоления". Более важно в данном контексте то, что "в ходе психологического тестирования определяется также и психический тип личности кандидата". Без этого по-настоящему эффективная работа, направленная на повышение качества невербальной коммуникации, попросту невозможна. Кроме того, именно индивидуальные особенности субъекта являются тем самым фундаментом, на котором должен строиться личный имидж.

Иными словами, стратегическая задача имиджмейкера заключается в том, чтобы в создаваемой внешней "упаковке" максимально проявились те социально желательные с точки зрения целевой аудитории качества, которые реально присущи данному индивиду, одновременно "затенив" или подретушировав уязвимые в этом отношении стороны его личности. В противном случае "кандидату придется со всей убедительностью изображать не самого себя, а кого-то другого", что рано или поздно неизбежно приведет к "проколам" с самыми негативными для образа такого кандидата в сознании избирателей последствиями.

Например, известная слабость Б. Н. Ельцина, до поры до времени усердно скрывавшаяся его окружением, в итоге став достоянием широкой общественности, нанесла неизмеримо больший ущерб образу первого президента РФ, чем расстрел парламента, чеченская кампания и многие другие его, мягко говоря, небесспорные действия. При этом нужно иметь в виду, что даже потенциально уязвимые аспекты личности, "обыгранные" действительно профессиональным имиджмейкером, могут в конечном счете усиливать имидж. Та же самая любовь Б. Н. Ельцина к национальному напитку, не скрываемая за неуклюжими объяснениями типа: "Президент работает с документами", а грамотно преподнесенная широкой публике, могла бы работать на его позитивный образ в логике: "настоящий русский мужик!", "ничто человеческое ему не чуждо!" и т.п.

Последней "важнейшей составляющей формирования имиджа", с точки зрения Е. Б. Малкина и Е. Б. Сучкова, является постоянная психологическая поддержка кандидата в условиях стрессов, которыми неизбежно сопровождается любая избирательная кампания. "Здесь психолог-имиджмейкер играет роль личного психотерапевта кандидата, который поддерживает его в надлежащей форме". Данный тезис справедлив для гораздо более широкого контекста, чем собственно избирательные кампании. Приведенная схема может с успехом применяться для формирования и поддержки "выигрышного" имиджа как специфического ресурса, усиливающего социальное влияние и воздействие лидера на аудиторию в организационном контексте.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы