Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Мировая политика

Проблема изменения климата: дискуссионные подходы и попытки решения

Центральный вопрос в проблеме изменения климата — парниковый эффект, природное явление, в результате которого удается поддерживать температуру Земли на уровне, пригодном для жизни. Содержащиеся в атмосфере газы — двуокись углерода, метан, закись азота — пропускают солнечную радиацию на Землю, но абсорбируют радиацию, излучаемую обратно, удерживая ее в атмосфере. Без природного парникового эффекта, но подсчетам ученых, температура Земли была бы примерно на 33 градуса по Цельсию ниже. Однако за последние десятилетия в результате человеческой деятельности (наиболее распространенная версия) концентрация газов, образующих парниковый эффект в атмосфере, возрастает. Это приводит к разрушительным последствиям для планеты и делает проблему изменения климата одной из важнейших в сфере охраны окружающей среды. Глобальное потепление является новым подтверждением теории пределов роста.

Начало глобального потепления датируется 1970-ми гг. С тех пор каждое лето бьет рекорд предыдущего. Только за 2004—2005 гг. Северный Ледовитый океан лишился 14% своих вечных льдов, а за последние два с половиной десятилетия исчез 41% твердого многолетнего ледяного покрытия. Это означает, что Северный Ледовитый океан будет подобен Балтийскому морю: его поверхность будет покрываться только тонким слоем сезонного льда зимой, и он полностью будет открыт для перевозок грузов круглый год. Самые современные модели, представленные в 2007 г. на собрании Американского геофизического союза, предсказали, что уже в 2013 г. Северный Ледовитый океан будет летом освобождаться ото льда.

Воздействие таяния льдов на окружающую среду и жизнедеятельность человека огромно. Полярные медведи как вид оказались под угрозой вымирания; рыбы, которые никогда раньше не водились в Северном Ледовитом океане, мигрируют в его потеплевшие воды; тундру заменяют леса, характерные для умеренного климата. Природа бросает серьезный вызов укладу жизни коренных народов, живущих за Полярным кругом. Повышение уровня Мирового океана ставит вопрос о выживании целых народов и государств, в частности Нидерландов и мелких островных государств.

Если Северный Ледовитый океан — термометр, по которому определяется состояние здоровья Земли, то вышеперечисленные симптомы говорят о том, что наша планета действительно очень больна.

Австралийские ученые составили неутешительный прогноз. По их мнению, глобальное потепление ведет к тому, что к 2300 г. человечество не сможет жить на нашей планете. Специалисты утверждают, что через три столетия около 40% суши окажется под водой. Остальная часть Земли быстро израсходует имеющиеся ресурсы и станет непригодной для жизни. Ученые подсчитали, что при сохранении темпов роста среднегодовой температуры через 300 лет станет теплее на 12 градусов, а это губительно для людей.

Выбросы парниковых газов в атмосферу одним государством в результате затрагивают многие другие страны мира, что позволяет говорить о глобальности проблемы и ее всеобщности. Решение глобальной проблемы изменения климата возможно лишь в результате тесного международного сотрудничества и вовлеченности в это сотрудничество по возможности большего количества стран. Однако даже если политики признают всю серьезность проблемы изменения климата, намного труднее выработать общие подходы для ее решения, устраивающие всех.

Первая серьезная международная попытка решения проблемы изменения климата была предпринята в 1992 г. на Конференции ООН по окружающей среде и развитию, которая была названа "Саммит Земли". В Рио-де-Жанейро (Бразилия) представители почти 190 стран мира собрались для обсуждения и выработки Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК).

Переговоры, в ходе которых вырабатывался текст документа, упирались скорее в политические и экономические интересы участников, нежели собственно экологические. Процесс переговоров можно охарактеризовать как "два шага вперед, один назад". Дискуссия возникла о степени участия развитых и развивающихся стран в создании парникового эффекта. Страны различаются по доли выбросов парниковых газов и по реальным возможностям сокращения этих выбросов, их возможности платить за политику ответственности, по степени их уязвимости к возможным последствиям. В период проведения конференции эмиссия парниковых газов в атмосферу промышленно развитыми странами намного превышала долю развивающихся стран. Однако эмиссия парниковых газов в развивающихся странах возрастала. Промышленные страны во главе с США утверждали, что любое сокращение выбросов с их стороны будет бесполезным, если и развивающиеся страны не станут участвовать в сокращении выбросов С02 и метана. Развивающиеся страны считали, что такие заявления — "экологический колониализм" и попытка промышленных стран перенести с себя вину за происходящие изменения и избежать ответственности, а в конечном счете — направить усилия на сдерживание экономического роста развивающихся стран.

РКИК подписало более 150 стран, в том числе и Россия. Конвенция вступила в силу 21 марта 1994 г. (Россия ратифицировала РКИК в 1994 г.). На сегодняшний момент к Конвенции присоединилось более 190 государств.

Основной результат РКИК — признание существования проблемы глобального потепления и указание в качестве причины таких изменений деятельности человека. Кроме того, в основу положен принцип превентивности. Согласно принципу общей, но дифференцированной ответственности основную ответственность за увеличение выбросов парниковых газов несут развитые страны, следовательно, от них зависит решение этой проблемы. Развитые страны должны оказывать техническую и финансовую помощь развивающимся странам при переходе к использованию экологически более чистых технологий. Доля выбросов развивающимися странами невелика, поэтому за ними закрепляются лишь общие обязательства, не ограниченные количественными рамками. Основной недостаток принятой Конвенции — отсутствие закрепленных обязательств по сокращению выбросов. Поэтому вскоре было решено выработать новое соглашение, учитывающее эти недостатки.

Результатом дальнейшего международного сотрудничества по вопросам изменения климата стала прошедшая в 1997 г. международная конференция в Киото (Япония), в ходе которой выработан и принят Киотский протокол. Базой для Киотского протокола стала РКИК, в частности заложенные в ней принципы превентивности и дифференцированной ответственности. Протокол устанавливает определенные показатели снижения объемов выбросов парниковых газов, при этом основная часть сокращения эмиссии приходится на развитые страны. Количественные показатели сокращения выбросов формулировались исходя из принципа добровольности: каждая страна сама устанавливала для себя обязательства по снижению эмиссии. В Протоколе зафиксирован механизм торговли квотами па выброс парниковых газов, предполагающий покупку странами, которым экономически невыгодно сокращать свои эмиссии, "неизрасходованных" квот у других государств.

При администрации Билла Клинтона США подписали Киотский протокол, однако позже новый президент Джордж Буш-младший объявил, что его администрация не поддержит ратификацию Протокола и не будет осуществлять политику, направленную на сокращение эмиссии парниковых газов Америкой. Такое решение Вашингтон мотивировал тем, что это нанесет ущерб национальной экономике. США ответственны за 25% всех выбросов парниковых газов в атмосферу, поэтому такое решение администрации Буша вызвало негативную международную реакцию. Киотский протокол не мог вступить в силу. Такая возможность представилась лишь в 2005 г., когда Россия ратифицировала Протокол. После того как Протокол вступил в силу, основное внимание направлено на выработку посткиотских соглашений в период после окончания его действия в 2012 г.

Вместе с тем после ратификации Киотского протокола разгорелся спор о его научных основаниях, конкретно — о роли антропогенного фактора в происхождении парникового эффекта. РАН высказалась в том духе, что Киотский протокол не имеет под собой научных оснований. Академики РАН А. П. Капица и К. Я. Кондратьев уверены: зависимость иная. Потепление, вызванное природными циклическими причинами, в минувшие эпохи также приводило к повышению концентрации углекислого газа в атмосфере. Возможно, главная причина такой картины в том, что 95% углекислого газа, который имеется на планете, растворено в Мировом океане. Чем выше температура, тем меньше газа удерживает вода. При потеплении океан дышит и "выплевывает" углекислый газ в таких объемах, что нашей цивилизации и не снилось. Результаты бурения, проведенного российскими учеными, показывают, что потеплению климата всякий раз предшествовало повышение концентрации углекислого газа в земной атмосфере. Это противоречит теории парникового эффекта и научной базе, заложенной в основание Киотского протокола, хотя из этого вовсе не следует, что борьба за снижение выбросов и чистоту атмосферы — пустое занятие.

Впрочем, есть и убежденные сторонники антропогенной теории парникового эффекта, и их мнение тоже следует учитывать. Вот что считает сэр Дэвид Кинг, главный научный советник правительства Тони Блэра, Великобритания: "Нынешний уровень загазованности самый высокий за всю историю. Когда закончился последний ледниковый период (около 12 тыс. лет назад), концентрация С02 составляла 200 молекул на миллион молекул воздуха. За 12 тыс. лет концентрация СО2 достигла 270 долей на миллион. И вдруг в течение одного столетия этот показатель возрастает до 379 долей! Ничем иным, кроме сжигания углеводородного топлива, объяснить это нельзя. Если так пойдет и дальше, за 50 лет температура поднимется еще на 2 градуса, а к концу XXI в. растают все ледники на земле.

Мы перегреваем наши дома зимой ради комфорта. Автомобили сжигают в пробках гораздо больше топлива, чем требуется по их техническим характеристикам. Ваш телевизор или компьютер постоянно включены — количество двуокиси углерода, производимое не работающими, но включенными приборами, примерно равно объему С02, производимому всеми самолетами".

Представляется очевидным, что климатическая система слишком сложна, чтобы однозначно охарактеризовать ее изменения как естественные или антропогенные.

Развивающиеся страны в дальнейшем внесут существенную долю в глобальную эмиссию парниковых газов. Ожидается, что вклад Китая в общую эмиссию двуокиси углерода увеличится с 7% по показателям на 1990 г. до 25% в 2020 г. Для Южной Азии эти показатели также увеличатся с 7% в 1990 г. до 25% в 2065 г. Развивающиеся страны будут ответственны за 75% роста потребления энергии, который в большинстве произойдет за счет использования природного топлива. По имеющимся в СМИ данным, уже сегодня Китай вышел на первое место по количеству выбросов С02 в атмосферу, опередив США (Россия на третьем месте). Для развивающихся стран, в отличие от развитых, характерен принцип "сначала развитие, потом экология". В будущих международных соглашениях может появиться статья, согласно которой развивающиеся страны автоматически попадут в рамки соглашения по сокращению выброса парниковых газов в атмосферу.

Принять новое посткиотское соглашение была призвана Конференция ООН по глобальному изменению климата в Копенгагене (декабрь 2009 г.). Крупные мировые державы — Россия, США, Китай — были готовы подписать юридически обязывающий документ но сокращению вредных выбросов. Но нашлось большое количество малых развивающихся государств, которые выступили против принятия любых обязательств, мотивируя это тем, что нельзя требовать от развивающихся стран равных обязательств с развитыми государствами — это затормозит развитие их экономик. В результате Конференция в Копенгагене не принесла заметных результатов, а критики даже утверждают, что консенсус о международном климатическом режиме в принципе невозможен.

Так, в отечественной литературе утверждается, что человечество вступило в эпоху климатического кризиса. На наших глазах среда обитания подвергается разрушительному воздействию. Международные институты неспособны ответить адекватно: парадигма, заданная Киотским протоколом, зашла в тупик, лишая их возможности эффективно противостоять изменениям климата. Государствами движет эгоизм: несмотря на лозунги о необходимости дать совместный ответ па глобальный вызов, страны по-прежнему ставят национальные интересы выше общечеловеческих. В рамках новой парадигмы глобальное климатическое сотрудничество распадется на множество национальных климатических политик. Такая тенденция и станет в ближайшее десятилетие основой международного режима в этой сфере'.

Спустя 20 лет после исторического "Саммита Земли" в Рио-де-Жанейро по окружающей среде в июне 2012 г. состоялся саммит "Рио+20", призванный продолжить "дело "Саммита Земли". Однако, по всей видимости, он оказался бледным подобием предыдущего саммита. Во-первых, на него не прибыл целый ряд глав ведущих государств (России, Германии и др.). Во-вторых, согласно итоговому документу, необходимо развивать программу ООН по окружающей среде (UNEP), усилить охрану морей, защищать климат. Однако, в соответствие с документом, каждая страна сама должна решить, как она будет достигать этих целей. Представители экологических организаций, приехавшие в Бразилию со всего мира, называют документ лишь красивой упаковкой. Глава немецкой природоохранной организации BUND Хуберт Вайгер (Hubert Weiger) говорит о "похоронах защиты окружающей среды на мировом уровне". Косвенно об этом свидетельствует и результативность "Рио-1992". Тогда было принято решение о сокращении выброса газов в атмосферу. С тех пор величина эмиссий парниковых газов выросла на 40%2. О неудовлетворительных итогах "Рио-1992" говорится и в итоговом документе "Рио+20".

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы