Индуктивные выводы и формальное планирование

Принцип индукции и планирование эксперимента

Ни один эксперимент не может подтвердить правильность теоретической гипотезы индуктивным путем, т.е. распространением вывода "от частного к общему". Это приходится специально оговаривать в связи с тем, что иногда принцип математической индукции пытаются переносить на область оценивания эмпирических закономерностей, в частности, в психологии.

В следующем параграфе будет рассмотрен тот принцип обобщения, который в экспериментировании связывается с логикой доказательства "от противного" и использованием силлогизма modus tollens (см. параграф об асимметрии вывода). Пока же только отметим, что индуктивные законы используются в эмпирических исследованиях и их место вполне определено. Это этап планирования эксперимента (или квазиэксперимента), когда исследователем сравниваются ситуации с введением (и "выключением") воздействующих переменных, что отличает эти ситуации как контрольные и экспериментальные условия.

Формальное планирование экспериментов базируется на индуктивных принципах, но индуктивный вывод касается не содержания гипотезы, а заключения о возможности рассмотрения управляемой НП в качестве основного условия, вызывающего экспериментальный эффект. Развитие этих принципов в индуктивной логике связано с именем Дж. Милля, разработавшего конкретные схемы индуктивного вывода. Приведем две схемы, наиболее распространенные в практике экспериментирования (рис. 6.1).

Планирование эксперимента направлено как на решение содержательных проблем — конкретизацию и операционализацию НП, ЗП и выбор уровней ДП, так и па выбор процедуры опытов с целью реализации индуктивного вывода о том, обусловливает или нет переменная X переменную У.

Тонкие стрелки означают в схемах

Рис. 6.1. Тонкие стрелки означают в схемах "следует", а двойная — "причинно обусловливает"

Содержательное и формальное планирование не всегда выглядят как разнесенные во времени этапы подготовки экспериментальных процедур. Однако в организации выводов эти два контекста обычно разводятся. Полученный эмпирически эффект обсуждается в два этапа: как результат действия НП на ЗП (или основной результат действия — ОРД) и как эмпирический довод в системе других доводов, следующих из теоретического рассмотрения проблемы и анализа результатов, представленных в других работах.

Выявленные эмпирические зависимости между переменными могут натолкнуть исследования на те или иные догадки, способствовать изменению понимания механизмов каузальной зависимости, могут быть предпосылкой формулирования теоретических понятий как конструктов (т.е. выполняющих конструктивную роль объяснения). Однако индуктивный путь обобщения — от частного к общему — не может служить основанием доказательства истинности теоретического высказывания.

Автор книги "Теория и эксперимент в психологии" К. Хольцкамп считает необходимым разводить два различных принципа индукции — старый и новый [11о1гкашр, 1981]. В старом значении этого термина, представленном, в частности, в индуктивных законах Милля, получение последовательности опытных данных является основанием суждения об истинности обобщенного высказывания. Он вызывает следующие возражения. Из самой реальности не следует, что нужно обобщать. Сами операции индукции уже не принадлежат к области эмпирии, а накладываются на нее. Любой вид опыта логически подчинен формулировке обобщенного высказывания, т.е. исследователь может наблюдать то, что соответствует, и не увидеть того, что не соответствует содержанию его гипотезы. В новом значении принцип индукции, например, в вероятностной модели Карнапа, также уязвим. Нерешаемыми остаются следующие проблемы. Во-первых, неизвестная закономерность не может быть представлена в системе предположений исследователя, а значит, и обобщать ему нечего. Во-вторых, принцип индукции есть психологическая теория, связывающая нашу уверенность в обобщениях с многократностью эмпирических подтверждений. Однако из повторяемости события не следует оценка истинности его понимания. Сам принцип психологизации не может лежать в основе научного обоснования. Как отмечал К. Поппер, чтобы оправдать принцип индукции, нужно ввести принцип индукции [2002].

Гипотетико-дедуктивный способ проверки теоретических положений, лежащий в основе экспериментального метода, предполагает иной путь вывода о научной гипотезе, а именно: проверку на истинность "универсальных", или теоретических, обобщений посредством выдвижения на их основе таких более "частных" гипотез, соответствие или несоответствие которым эмпирически устанавливаемых закономерностей позволяет оценить истинность имплицитно содержащих их теорий.

Эксперимент как вид предметной деятельности ученого создает новую реальность. По мнению К. Хольцкампа, по результатам эксперимента нельзя установить, какие теоретические предположения о психологической реальности мы должны сделать и можно ли приблизиться к истинности в понимании "правды природы". Эксперимент есть лишь средство оценить противоречие реальности теоретическим системам и ограничить тем самым произвольность теоретизирования, если исследователь хочет предполагать или устанавливать какое-то отношение своей теории к опыту.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >