Фразеология

Одни лингвисты (например, Д. Н. Шмелев, Ф. К. Гужва) фразеологию рассматривают в рамках единой лексико-фразеологической системы, относя лексику и фразеологию к одному уровню языка. Другие (например, В. Н. Телия, Р. Н. Попов) усматривают в лексике и фразеологии как бы разные уровни, разные системы, которые хотя и имеют внутренние связи между собой, но оперируют различными языковыми единицами: соответственно словами и фразеологизмами. По этому поводу академик В. В. Виноградов писал в свое время, что "немало уделяется внимания схоластическому вопросу, образуют ли фразеологические конструкции “уровень” (как будто это бюрократический термин вроде обер-офицерского чина в дореволюционной военной иерархии) или “подсистему” языка (или даже “пласт” его) и т.п." [Виноградов, 1969. С. 19]. Все зависит от понимания термина "уровень": общепринятого или особого, авторского.

Понятие о фразеологизме и фразеологии

Типы фразеологизмов и их признаки

По определению, данному в "Лингвистическом энциклопедическом словаре", фразеологизм (фразеологическая единица) — "общее название семантически связанных сочетаний слов и предложений, которые... воспроизводятся в речи в фиксированном соотношении семантической структуры и определенного лексико-грамматического состава", т.е. это такие словосочетания и предложения, которые, имея тесно связанные по значению компоненты, используются в речи в готовом виде, а не создаются заново, как обычные словосочетания и предложения.

Однако понимание фразеологизмов, их отличительных черт неодинаково у многих лингвистов. Так, по степени семантической слитности компонентов фразеологизмы делятся на несколько типов. Наиболее известна и популярна их классификация, предложенная академиком В. В. Виноградовым. Сюда входят следующие фразеологические единицы: фразеологические сращения, фразеологические единства, фразеологические сочетания и фразеологические выражения.

Фразеологические сращения — это устойчивые словосочетания, значения которых не вытекают из значений составляющих их компонентов. Немотивированность их значений подобна немотивированности значений слов, производящие основы которых тоже невозможно определить без этимологического анализа. Так, только этимологически в глаголе брезжить можно выделить производящую основу брезг — рассвет и суффикс -ить, в прилагательном важный — производящую основу вага и суффикс -ьн-, в существительном веревка — производящую основу вьрвь и уменьшительно-ласкательный суффикс -ък(а). Примеры фразеологических сращений: гусь лапчатый, продувная бестия, балбешка стоеросовая, бить баклуши, точить лясы, кривая вывезет, жать на все лопатки, собаку съест, во всю ивановскую, сломя голову, попасть впросак, дать дуба, брать на арапа, ахиллесова пята, вверх тормашками.

Можно взять любое фразеологическое сращение, чтобы убедиться в его синтаксической нерасчлененности, т.е. в невозможности выделить во фразеологических сращениях те или иные члены предложения. Только в своем полном составе они выполняют определенную синтаксическую функцию: — Ну-ка ты, парень, чего сидишь-mo, лясы точишь, поди-ка принеси дров (Г. Успенский). Не делая домашних заданий, надеялся, что кривая вывезет (Ю. Бондарев). В первом предложении нельзя рассматривать слово лясы в качестве дополнения при глаголе точить: словосочетание в целом выступает в роли сказуемого. Во втором предложении словосочетание кривая вывезет также не расчленяется на подлежащее и сказуемое, а выступает в роли глагольного члена односоставного предложения.

Фразеологические единства — это устойчивые словосочетания, которые, хотя семантически и неделимы, однако в них — в отличие от фразеологических сращений — ощущается переносность значения. Иначе говоря, во фразеологических сращениях ощущается образность, метафоричность: мчаться на всех парах, семь пятниц на неделе. Конечно, в первом случае речь может идти о быстром передвижении не только и не столько посредством пара, во втором — под словом пятницы понимаются противоречивые решения, принимаемые кем-либо за короткий срок.

Фразеологические единства могут находиться в живой семантической связи со свободными словосочетаниями и соотноситься с ними по значению. Ср.: Брать быка за рога — начинать действовать энергично, решительно и сразу с главного и брать быка за рога — дотрагиваться руками до рогов быка; делать нечего — иногда выхода нет, иначе поступить нельзя и делать нечего — нет никакого дела. Еще примеры фразеологических единств: мерить на свой аршин, накалять атмосферу, бабушка надвое сказала, мышиная возня, бередить рану, с жиру беситься, бить мимо цели, болеть душой, бороться с самим собой, взять на буксир, брать себя в руки, бросать на ветер, не велика важность.

Фразеологические единства, как и фразеологические сращения, также синтаксически не могут быть делимы и выступают в предложении в роли какого-либо члена только в целом виде. Так, в предложении Я крепко держал себя в руках выделенное словосочетание синтаксически нельзя расчленять, потому что лишь в целом оно выполняет функцию сказуемого. В предложении Я женился, и начался хваленый медовый месяц (Л. Толстой) выделенное словосочетание, будучи взятым только полностью, может рассматриваться как подлежащее.

Ввиду того, что фразеологические сращения и фразеологические единства не только приравниваются по синтаксической роли к одному слову, но и семантически не расчленяются, их называют идиомами.

Фразеологические сочетания — это устойчивые словосочетания, один из компонентов которых имеет свободное значение, а второй — связанное, т.е. проявляющееся лишь при употреблении со вторым компонентом. Так, прилагательное ж.р. кисейная употребляется только с существительным барышня и лишь в этом сочетании имеет смысл "изнеженный, не приспособленный к жизни человек". Существительное баба имеет значение "снеговик" только в связке с прилагательным ж.р. снежная. Глагол взяться означает "начать писать о чем-либо" лишь в связке с предложно-именным сочетанием за перо.

Приведем еще примеры фразеологических сочетаний: вавилонская башня, сиамские близнецы, Бог миловал, терновый венец, лавровый венок, всплеснуть руками, втемяшить в голову. В приведенных фразеологических сочетаниях компоненты со связанным значением (они выделены жирным шрифтом) имеют единичную сочетаемость.

Один из компонентов фразеологических сочетаний может иметь хотя и не единичную, но все же ограниченную сочетаемость. Например, глагол бередитьразбередить в значении "волновать — взволновать" может сочетаться только с существительными душа, кровь, сердце (бередить душу, бередить кровь, бередить сердце). Можно сказать, конечно, бередитьразбередить (старую) рану, но в этом случае глагол имеет другое значение — "касаться того, что причиняло кому-либо душевную боль". Глагол возводитьвозвести сочетается с тремя существительными: культ, напраслина, поклеп, и в каждом случае образуется фразеологическое сочетание со своим значением: возводитьвозвести культ — преувеличивать роль, значение чего-либо, считать идеалом что-либо, делая его предметом почитания, непременного соблюдения; возводитьвозвести напраслину — ложно обвинять кого-либо в чем-либо; возводитьвозвести поклеп — клеветать, распространять клевету на кого-либо. Существительное всячина употребляется лишь с местоимением всякая, образуя с ним фразеологическое сочетание со значением "всё, что угодно; самое разное".

В отличие от фразеологических сращений и фразеологических единств фразеологические сочетания семантически делимы. Следует отметить также, что фразеологические сочетания в отличие от фразеологических единств не соотносятся со свободными словосочетаниями.

Фразеологические выражения — это устойчивые фразы с переосмысленным содержанием типа Не имей сто рублей, а имей сто друзей. Не все современные лингвисты признают пословицы и поговорки фразеологизмами.

Во второй половине XX в. наметились попытки к ограничению понятия "фразеологизм". Характерны в этом отношении, например, взгляды составителей первого "Фразеологического словаря русского языка" под ред. А. И. Молоткова. Они не соглашаются с распространенными на то время критериями определения фразеологизма. В предисловии к этому словарю его научный редактор пишет: "В качестве критериев определения фразеологизма в русском языке называют в различных комбинациях устойчивость, целостность значения, не выводимую из суммы значений составляющих его слов, раздельнооформленность, возможность структурных вариантов, или новообразований, воспроизводимость, непереводимость на другие языки... Во фразеологизме находят метафоричность, образность, экспрессивно-эмоциональную окраску и т.д.

Между тем анализ фразеологизмов русского языка со стороны значения, формы и употребления позволяет утверждать, что ни один из этих признаков, ни сам по себе, ни в совокупности с другими, не является категориальным, определяющим, различительным, дифференциальным признаком фразеологизма". Такими категориальными признаками фразеологизмов авторы считают три: лексическое значение, компонентный состав, наличие грамматических категорий. Два из этих признаков — лексическое значение и грамматические категории сближают фразеологизм и слово. Например, они могут выступать в качестве синонимов: подвергнуть обстрелуобстрелять, в один голосодновременно, пустить пузыриутонуть. Фразеологизмы, как и слова, способны вступать в любые виды синтаксической связи с другими членами предложения. 1. Согласование: Мое, твое дело маленькое; Не слыхал, чтобы такие тертые калачи, этакие стреляные воробьи исправлялись (К. Федин). 2. Управление: Дедушка даст тебе жару (И. Арамилев). Я на тебя сердце не держу, и ты на меня не держи (Г. Николаева). 3. Примыкание: Это была вспыльчивость в соединении с его старою гусарскою привычкой давать волю рукам (Л. Толстой); Ничего не делаем, работаем спустя рукава (С. Антонов).

По мнению составителей рассматриваемого нами словаря, фразеологизм ни по одному из категориальных признаков не соотносится со словосочетанием (имеются в виду свободные словосочетания). Однако осталось необъясненным, почему таким признаком не может быть компонентный состав, который отличает ту и другую языковую единицу от слова, являющегося однокомпонентным. К тому же компоненты в свободных и несвободных словосочетаниях могут заменяться. По существу, каждый компонент фразеологизма может варьироваться. Ср.: дай Бог память (памяти), хоть умри (умирай); точить лясы (балясы), гнуть (ломать) спину (горб); что есть силы (мочи) и во всю силу (мочь), бросать свет на что и пролить свет на что.

Думается, что, кроме таких категориальных признаков, как лексическое значение, компонентный состав и наличие грамматических категорий, которые присущи всем фразеологизмам, значительной их части свойственны и те семантико-структурные признаки, которые отвергаются составителями упомянутого фразеологического словаря русского языка. Это устойчивость, пусть относительная, а следовательно, воспроизводимость, целостность значения, не выводимая из суммы значений составляющих его компонентов, и его метафоричность, раздельнооформленность, экспрессивно-эмоциональная окраска. Не говоря уже об одном еще (также общем и очень важном) синтаксическом признаке фразеологизмов — выступлении в роли единого члена предложения. В роли сказуемого: Из-за чего это люди на стену лезут (И. Исаков); дополнения: Стояли прозрачные дни бабьего лета (Г. Марков); обстоятельства: Но ведь все это с лихвой окупится во время путины (А. Чаковский).

Более узкое понимание фразеологизмов чаще всего сводится к признанию таковыми только идиом, т.е. фразеологических сращений и фразеологических единств. Например, В. М. Мокиенко в предисловии к "Словарю русской фразеологии" пишет: "В корпус словаря включены в первую очередь фразеологизмы в узком смысле слова, т.е. русская идиоматика и те интернациональные обороты, которые характеризуются относительной устойчивостью, воспроизводимостью в готовом виде, целостным значением и экспрессивностью". Однако у сторонников узкого, "идиоматического" подхода к фразеологии не обнаруживается последовательности в позиции. Так, в упомянутый словарь вошли частично и пословицы, устойчивые составные термины, номенклатурные словосочетания, перифразы и крылатые слова. Например: веселие Руси есть пити, лучшее враг хорошего, властитель дум, власть тьмы, зеленая волна, ничто не вечно под луной. Заслуживают внимания аргументы, выдвигаемые в оправдание расширения словника: диахроническая направленность этого лексикографического издания, нахождение фразеологического фонда in statu nascendi (в состоянии зарождения), резервами его пополнения являются "пограничные зоны", включающие "устойчивые сочетания самых разных типов", приверженность многих исследователей к широкому пониманию фразеологии, интересы массового читателя к оборотам, именуемым издавна "поговорками" в широком смысле слова.

Таким образом, теория "идиоматиков" при ее практической реализации, например при составлении словарей, наталкивается на сопротивление конкретного материала, поддержанное различными экстралингвистическими факторами.

При всей несогласованности среди лингвистов в понимании фразеологизмов, при разном толковании семантически связанных словосочетаний и предложений, воспроизводимых в речи в фиксированном состоянии, вся их совокупность, имеющаяся в языке, называется фразеологией. Такое же название имеет раздел лингвистики, в котором рассматриваются фразеологизмы с точки зрения их семантики, системных связей, происхождения, временного движения в языке, широты распространения, сферы употребления, стилистической окраски. Теперь обратимся к рассмотрению тех "пограничных зон", составляющие которых не всеми признаются фразеологизмами.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >