Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Геополитика современного мира

Геополитическая нестабильность Африки

Геополитические центры современной Африки

Пестрый африканский континент лишь условно может быть назван единым геополитическим ареалом. Большинство геополитиков, за исключением С. Хантингтона, не признают существования единой африканской цивилизации, но и сам Хантингтон все время делает оговорку и перед категорией "африканская цивилизация" в скобках добавляет - "возможно". Дело в том, что север и восток африканского континента относятся к исламскому миру, Эфиопия исторически сама по себе составляла особую цивилизацию, а в Южную Африку переселенцы из Европы (преимущественно из Голландии, Франции, Англии) принесли европейскую культуру, распространив христианство. Таким образом, здесь постепенно формируется два крупных геополитических ареала: субсахарская Африка (ниже Сахары) с возможным центром в ЮАР, и Северо-Восточная Африка, тяготеющая к мусульманскому миру. Этот цивилизационный и геополитический раскол осложняется тем, что исламские группировки фундаменталистской ориентации в 1990-е гг. откровенно встали на путь экстремизма, объявив "священную войну" против светских государств региона - Алжира, Египта, Судана.

Однако конфликтогенность африканской геополитики отнюдь не исчерпывается обозначенным цивилизацион-ным расколом - гораздо опаснее сложные межэтнические отношения на континенте. В Африке проживает около 50 наций и народностей, около 3 тыс. племен, общая численность населения континента приближается 1,5 млрд человек. При этом государственные границы до сих пор весьма условны и часто не имеют ничего общего с историческими ареалами проживания племен и народов. Непрерывные межэтнические войны и столкновения усиливают миграционные потоки. Весьма приблизительные данные ООН свидетельствуют о том, что общая численность беженцев на континенте в конце прошлого века (в связи с войнами в Судане, Руанде и Бурунди) составляла 7 млн человек. Региональные потоки рабочих-мигрантов направляются в основном в Нигерию, ЮАР, Габон и Кот-д' Ивуар (Берег Слоновой Кости).

В политическом плане в современной Африке развиваются преимущественно авторитарные режимы, они господствуют в 38 из 45 государств Тропической Африки. Причины выбора авторитарного пути развития в основном состоят в племенной культуре (диктаторы - это в основном вожди племен), низком уровне экономической жизни, отсутствии элементов гражданского общества, значительных межэтнических противоречиях, обуздание которых требует "сильной руки".

Африка - самый конфликтогенный регион планеты

Геополитики справедливо считают Африку наиболее конфликтогенным регионом планеты. Во второй половине прошлого века там произошло около 100 военных переворотов, более 50 войн, жертвами которых стали около 4 млн человек. При этом 18 войн можно отнести к числу гражданских, 11 попадают под определение геноцида и массового политического террора. До сегодняшнего дня 11 конфликтов считаются непогашенными и время от времени вспыхивают вновь. По данным Детского фонда ООП, на континенте самая высокая детская смертность в мире, и если учесть статистику детской смертности, то цифру в 4 млн погибших на нолях сражений необходимо удвоить1.

ООН не может справиться с проблемой предотвращения и урегулирования военных конфликтов в Африке: сегодня их число не сокращается, а растет, военнослужащие ООН все чаще оказываются вовлеченными в боевые действия и попадают в заложники к вооруженным группировкам. Большая проблема состоит в том, что в Африке нет стержневых государств, имеющих серьезные региональные амбиции и обладающих необходимым влиянием, чтобы оказать давление на участников конфликтов. Неправительственные международные организации - Всемирный совет церквей и Всеафриканский совет церквей пытаются участвовать в мирном урегулировании. Посреднические усилия иногда предпринимают и новые региональные организации, такие как Комитет Восточно-Африканских стран в составе Кении, Уганды, Эфиопии, Эритреи.

В исторической столице Танзании - Дар-эс-Саламе создан Африканский центр по урегулированию конфликтов, по конфессиональные и этнические стереотипы и убеждения, социально-этническая и религиозная психология служат неиссякаемыми источниками нестабильности на континенте. Борьба за ресурсы, власть или территорию неминуемо сопровождается кровавыми столкновениями, при этом традиционное сознание диктует непреклонные, предельно жестокие формы борьбы, поэтому достижение компромиссов и налаживание сотрудничества в этих условиях становятся край не проблематичными.

Известно, что демократические принципы сосуществования различных конфессий и этнических групп законодательно закреплены в конституциях многих африканских государств, однако на практике эти принципы игнорируются. В рамках религиозного и племенного сознания религиозная или этническая элита может обладать "особыми преимуществами", иметь "исторические заслуги", что позволяет ей укреплять групповую сплоченность, разжигать фанатизм, находить оправдание любым действиям, включая самые жестокие, по отношению к другим группам общества.

Например, весьма драматична ситуация в Республике Либерия, богатой железной рудой, каучуком и алмазами. На протяжении нескольких последних десятилетий эта страна пережила государственный переворот, период военной диктатуры и две кровопролитные гражданские войны (1989-1996, 1999-2003). Помимо Либерии гражданские войны и конфликты сегодня продолжаются в целом ряде африканских государств: Конго (Заире), Сомали, Мозамбике, Руанде, Сьерра-Леоне. Эксперты считают, что в настоящее время в Африке представлена практические вся палитра угроз, с которыми сталкивается человечество на рубеже веков: межгосударственные и гражданские войны, межэтнические столкновения, голод, производство и вывоз наркотиков, эпидемии смертоносных болезней, включая СПИД (самый высокий уровень в мире), острые социально-демографические проблемы, неуправляемые потоки беженцев.

Такое необычайное переплетение всех наиболее острых проблем современности во многом связано с тем, что после окончания холодной войны здесь образовался вакуум силы, поскольку не только постсоветская Россия, но и США не стали расходовать средства на стабилизацию ситуации на континенте. В результате в течение 1990-х гг. ВВП на душу населения в странах Африки снизился на 25%, а в странах Тропической Африки - на 30%. При этом внутренние капиталовложения снизились на 75%, экспорт - на 30%, импорт - на 60%'. В результате сегодня около 50% населения Тропической Африки живет менее чем на 40 центов в день, что значительно ниже международного стандарта черты бедности в один доллар. Из 20 самых бедных стран мира 18 находятся сегодня в Африке, и с каждым годом они становятся все беднее. На грани национальной катастрофы оказались Эфиопия, Заир, Мозамбик, Либерия, Судан, Сомали. В конце прошлого века ВВП всех африканских стран южнее Сахары, где проживает 600 млн человек, был равен по своему объему ВВП одной только Бельгии с населением 10 млн человек.

Многие аналитики видят причину углубления экономического кризиса в Африке в изъянах монетаристской модели развития, навязанной международными финансовыми институтами. В соответствии с их рекомендациями считается, что достижение стабилизации возможно только путем последовательной либерализации экономики, сокращения госсектора и развития свободных рыночных отношений. В основе монетаристской концепции государственного регулирования лежит утверждение о том, что главное преимущество рыночной экономики - конкуренция, поэтому государство должно вмешиваться в рыночные отношения только в том случае, если можно констатировать антиконкурентную деятельность экономических акторов на рынке.

Однако критики монетаризма справедливо упрекают неолиберализм в недостаточном внимании к социальным проблемам, что приводит к росту социальной напряженности в обществе и способно спровоцировать социальные взрывы. Известный американский социолог Иммануил Валлерстайн высказался по поводу результатов таких монетаристских экспериментов, разоривших целые страны и континенты, весьма резко и определенно: "... мошенники, более известные под именем "чикагских мальчиков"... стали предлагать всем в качестве лучшего средства магию рынка. Но рынок способен улучшить экономическое положение беднейших 75% мирового населения не больше, чем витамины могут излечить лейкемию. Мы имеем дело с надувательством, и мошенников скоро выгонят со двора, но только тогда, когда нанесенный ими ущерб станет явным".

Сегодня африканские страны уже в полной мере почувствовали разрушительную силу монетаристских экспериментов. Неудивительно поэтому, что многие африканские политические деятели и ученые обвиняют западные страны во главе с США в крахе экономики африканских государств. Например, заирский профессор Жорж Нталажа подчеркивает: "Западные страны действуют исключительно в интересах правящей марионеточной клики, которая больше заботится о личном обогащении, чем об интересах народа". Все это позволило американскому геополитику С. Хантингтону констатировать, что в Африке начался долговременный процесс девестернизации: значимость и влияние западных стран падают, на первый план вновь выдвигается туземная культура. Сегодня даже ЮАР проводит политику подчинения англо-африканских элементов в своей культуре африканским: "В то время как Латинская Америка все больше становится похожей на Запад, Африка становится на него похожей все меньше".

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы