ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В ПЕРИОД НЭПА (1921-1929)

Послевоенный мир и "новая экономическая политика"

К началу 1921 г. гражданская война в нашей стране в основном закончилась, лишь кое-где на окраинах еще шли бои. В Грузии большевики боролись за свержение меньшевистского правительства. В Туркестане Советская власть воевала с басмачами. На Дальнем Востоке героическая Народно-освободительная армия ДВР в одиночку билась с японцами и белогвардейцами. Но на основной территории советских республик гражданская война затихла.

Интервенты были вынуждены убедиться в бесперспективности своих действий. По словам британского премьер-министра Д. Ллойд Джорджа, "когда стало ясно, что их (белогвардейцев. - Авт.) стремление к власти обречено на неудачу и что русский народ окончательно отдает свои симпатии большевистскому режиму, наш уход стал неизбежен...". Конечно, победа Советского государства над интервентами не обошлась без потерь, в том числе и территориальных.

Польшей был организован поход на нашу страну. Польские войска, поначалу добившиеся успеха, позже были отброшены назад. Красная Армия в 1920 г. дошла почти до Варшавы, правда, потом ей пришлось вернуться на исходные рубежи. Был заключен мирный договор на не очень выгодных для Советской страны условиях: она потеряла Западную Белоруссию, которая даже Версальской мирной конференцией в 1919 г. была признана по так называемой линии Керзона за Россией.

До 1918 г. Западная Украина принадлежала по преимуществу Австро-Венгрии, хотя еще Российская империя давно претендовала на нее, опираясь на исторические корни, связывавшие когда-то эти земли с Древнерусским государством. После распада Австро-Венгрии осенью 1918 г. в Галиции в ноябре образовалась Западноукраинская Народная Республика (ЗУНР). В январе 1919 г. она заключила соглашение с петлюровской Директорией о совместной борьбе против Советской власти. Реальным же врагом ЗУНР была Польша, стремившаяся в это время захватить ее земли. Советская Украина предлагала свою помощь в борьбе против этого общего врага. В июне 1919 г. Антанта разрешила Польше оккупировать Западную Украину. Однако в июле 1920 г. в условиях победного наступления Красной Армии на Польшу была образована Галицкая Социалистическая Советская Республика, собиравшаяся объединиться с Советской Украиной, но она просуществовала всего 52 дня. По договору о перемирии между советскими республиками и Польшей БССР и Украина отказались от притязаний на земли западнее установленной границы, что было закреплено и окончательным мирным договором, подписанным советскими республиками с Польшей в марте 1921 г. и ратифицированным ВЦИК в апреле того же года. Это не означало признания прав Польши на Галицию, поскольку на основании Сен-Жерменского мирного договора 1919 г. государственный суверенитет над Восточной Галицией принадлежал Антанте, а Польша считалась лишь оккупирующей державой. Но в 1923 г. Совет послов стран Антанты, несмотря на протесты РСФСР и УССР, принял решение о включении Восточной Галиции в состав Польши.

Была потеряна и Прибалтика: к началу 1920 г. Советская власть здесь была свергнута. Возникли буржуазные государства. Советская Россия пошла на значительные уступки им, в том числе и территориальные, передав, в частности, исконно русские земли, заселенные русскими. Литва получила Вильну и Випенский край, однако очень скоро этот район был отнят у нее Польшей. Литва стала государством в рамках всего одной прежней Ковенской губернии.

Исход гражданской войны и интервенции убедительно показал, что вооруженной силой Советскую Россию и союзные с ней республики не возьмешь. Началось постепенное признание Советского государства. Этот процесс привел к созыву Генуэзской конференции.

В конце 1921 г. Советская Россия обратилась к Антанте с предложением провести международную конференцию для подведения итогов войны. Антанта откликнулась на это предложение, рассчитывая на взыскание долгов с Советской России. Весной 1922 г. в Генуе была созвана конференция. Западные державы предъявили счет Советской Республике по долгам дореволюционной России, а также за национализацию предприятий и прочего имущества, проведенную Советской властью. В свою очередь советская делегация, которую возглавлял нарком иностранных дел Г.В. Чичерин, потомственный российский дипломат и видный деятель Коммунистической партии, предъявила свой счет. В результате оказалось, что не Россия в долгах у Запада, а западные державы еще должны нам. Впрочем, советские дипломаты не возражали против постановки вопроса о возвращении долгов, но лишь при условии предоставления Советскому государству займов, необходимых для подъема народного хозяйства. Кроме того, Западу предлагалось широкое поле деятельности в Советской России, в том числе всякого рода выгодные концессии.

Западные державы не согласились на эти предложения, и переговоры зашли в тупик. Тем не менее в ходе конференции России удалось подписать в пригороде Генуи - Раппало сепаратное соглашение с Германией о взаимном отказе от претензий. Это положило начало миролюбивым взаимовыгодным отношениям между Россией, а потом и Советским Союзом и Германией, длившимся затем до самого прихода к власти Гитлера.

Историческое значение Генуэзской конференции и в том, что усилилось признание Советской России на международной арене.

Переход к миру ставил перед страной новые сложные задачи, прежде всего в сфере народного хозяйства. Экономическое положение было ужасным. Нужно было восстанавливать хозяйство, отброшенное по некоторым показателям на два века назад. Военный коммунизм не создавал экономических стимулов для развития производства, ибо работник, прежде всего крестьянин, не был лично заинтересован в его расширении. Наоборот, он стал производить продукции не больше, чем могла потребить его семья.

Очень сложна была и политическая обстановка в стране. Военный коммунизм создавал социальное напряжение. Крестьянство, еще терпевшее продразверстку, опасаясь возвращения помещиков, теперь, когда эта угроза отпала, перестало мириться с изъятием произведенной продукции. Грозным предупреждением властям явилось известное Тамбовское восстание, которое проходило уже не только под экономическими, но и под политическими лозунгами. На его подавление была брошена даже регулярная армия во главе с бывшим царским офицером и будущим советским маршалом М.Н. Тухачевским.

Жизнь диктовала: надо отказаться от прежних методов экономического и политического руководства. Об этом и шла речь на X съезде РКП(б). Основным звеном новой экономической политики (нэп), явился переход от продразверстки к продналогу. Государство теперь стало забирать лишь часть произведенной крестьянином продукции и давало производителю возможность продать остальное на рынке, а следовательно, улучшить свою жизнь. Переход к продналогу означал возвращение к рыночным отношениям в экономике, прежде всего в сельском хозяйстве.

К этому типу отношений перешли и в промышленности. Часть ее, не очень большая, была денационализирована или передана в аренду частным владельцам, в том числе иностранному капиталу, на основе концессии. Большая же часть, оставаясь государственной, была, тем не менее, переведена на хозрасчет, т.е. ее поставили в такие условия, чтобы предприятие как минимум окупало свою работу, действовало безубыточно. Именно на этой базе шло развитие экономики в 20-х гг.

Нэп позволил восстановить народное хозяйство. Однако вскоре возник вопрос: каким путем идти дальше? Длительное сосуществование капитализма и социализма в стране было невозможным. Следовательно, надо было выбирать или то, или другое. В начале 1922 г. на XI съезде партии В.И. Ленин заявил: "Мы год отступали. Мы должны теперь сказать от имени партии: достаточно! ...Теперь цель выдвигается другая - перегруппировка сил". Однако путей к перегруппировке он не указал. Ничего не было сказано об этом и в решениях съезда. И все же очевидно, что речь об отказе от нэпа в 1922 г. еще не шла. В конце того же года, готовясь к докладу на X Всероссийском съезде Советов, В.И. Ленин в своем конспекте записал: ...Как подойти... к социализму? ...Не иначе, как через нэп".

Вскоре он сформулировал свое видение перехода к социализму через нэп: кооперирование всех граждан, главным образом крестьянства, при сохранении государственной собственности на землю, промышленность и иные средства производства в условиях диктатуры пролетариата3. В этой формуле еще было много неизвестных, но "решить уравнение" В.И. Ленин уже не успел.

После его смерти в январе 1924 г. руководство правящей партии постепенно пошло по пути свертывания нэпа и в деревне, и в городе. Однако вопрос, куда и как идти, оставался.

Довоенный объем производства зерна был достигнут, но это был нищенский уровень. Несмотря на общую бедность, Россия до революции вывозила зерно, руководствуясь принципом - "не доедим, да вывезем". Теперь же потребности в хлебе увеличились, потому что в 1925 г. был взят курс на индустриализацию страны, а значит, росло городское население. Кроме того, нужна была валюта для приобретения машин за границей, которую традиционно давал экспорт зерна. В силу всего этого на внутреннем хлебном рынке возник дефицит, чем не преминули воспользоваться крестьяне, взвинтившие цены на зерно или придерживавшие его до лучших времен. К тому же побуждало крестьян и подорожание промышленных товаров. Промышленность в погоне за рентабельностью пыталась найти выход в повышении цен на свою продукцию. В результате крестьянин за свою работу получал все меньше и меньше. Против крестьян, придерживающих зерно, начали принимать административные меры, которые, по существу, напоминали политику военного коммунизма.

Постепенно нэп стал свертываться и в промышленности. Политика индустриализации означала расширение и укрепление государственного сектора, который начал вытеснять сектор частный. Однако частное промышленное производство и до этого было не слишком велико. Частник, или, как тогда говорили, нэпман, бросился в основном в торговлю, где легче и быстрее можно было получить максимальные прибыли.

Таким образом, в конце 20-х гг. назрели серьезные изменения в экономике нашей страны, в общественном строе. Страна вышла на порог коренной ломки общественных отношений.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >