Формирование родительской позиции в период ожидания ребенка

Родительская любовь, даже материнская, не является врожденной, инстинктивной. Родительские чувства начинают складываться задолго до рождения ребенка. Скорее всего, эти структуры образуются еще в детстве самого потенциального родителя на основе раннего опыта его взаимоотношений в собственной семье, далее развиваются на протяжении жизни, с учетом эротического опыта, характера супружеских отношений, уровня образования и сознательно принятых решений.

В период ожидания ребенка чрезвычайно важна та внутренняя работа, которая связана с осознанием своих новых жизненных задач. Формирование родительской позиции означает окончательное приобщение к взрослому поколению; принятие беременности обоими супругами; их готовность к изменению структуры семьи и освоению новой социальной роли, к той высокой ответственности и тем многочисленным обязанностям матери и отца, которые она несет с собой; возникновение привязанности к будущему ребенку.

Становление родительства — тонкий, интимный, личностный процесс. Оно может быть осложнено или даже нарушено. Среди множества факторов, затрудняющих этот процесс, — психическое или соматическое нездоровье родителей, мотивационная, когнитивная, поведенческая неготовность матери к осуществлению родительской роли, личностные особенности, нарушения внутрисемейной коммуникации, приоритет других, например карьеристских, сексуальных, ценностей над родительскими и др.[1] [2] Специфика родительской роли состоит в том, что эта личностная роль — пожизненная, она сохраняется и в ситуации развода, и даже в ситуации отказа от воспитания ребенка, когда родитель остается лишь биологическим, но ответственность его за этот сделанный выбор не исчезает.

Беременность — важнейший период в становлении материнской привязанности к ребенку. Ситуация беременности, рассмотренная с психологической точки зрения, включает следующие структурные элементы:

  • • сознательную установку на беременность как на желанную или нежеланную;
  • • наличие или отсутствие спонтанного влечения к материнству (бессознательный компонент);
  • • оценку социальной ситуации как благоприятной или неблагоприятной для беременности.

Главным психологическим новообразованием благополучно протекающей беременности, базисным для формирования привязанности к ребенку, считается возникновение у будущей матери чувства «мой ребенок» на основе первичного сенсорного опыта взаимодействия с плодом1. Речь идет об особом интрацептивном ощущении в ходе беременности, совпадающим, как правило, с началом шевеления. Впервые ощутив внутриутробные движения плода, женщины с нетерпением ждут их вновь, «вслушиваются» в свои органические телесные ощущения, воспринимают их как значимые сигналы. Вместе с ними у будущей матери возникает чувство принадлежности, «сродненности» с ребенком — то самое чувство: «Мой ребенок». Этот психологический механизм фиксации на ощущениях способствует возникновению внутреннего диалога матери с ребенком. Постепенно формируется более реалистичный и обобщенный образ ребенка-младенца, что позволяет подготовить сознание беременной к принятию реального ребенка с его потребностями, особенностями поведения и психики.

Беременность выступает также как критический жизненный период, связанный с перестройкой личностной позиции женщины, построением новых взаимоотношений с партнером — будущим отцом, матерью, другими близкими. В случае успешного разрешения этого кризиса она достигает более высокого уровня личностной зрелости, цельности, обретает новый социальный статус.

Проблемные родительские позиции могут быть связаны с неадекватной мотивацией рождения ребенка. Так, его появлению предписывается решение некой психологической задачи. Это может быть внутрисемейная проблема («удержание» мужчины — отца ребенка, скрепление семьи, возрождение супружеских чувств, осуществление мести прародителям за слишком строгое воспитание и т.п.) либо личностная (например, заполнение женщиной эмоционального дефицита, вакуума чувств)[3] [4]-[5].

Случай предельно выраженного нарушения материнского поведения — «кризис отказа», когда женщина отказывается от новорожденного ребенка.

Исследования обнаружили характерные черты психологической картины протекания нежеланной беременности, которая имеет высокую вероятность закончиться непринятием ребенка матерью1.

Факторы рискапредвестники») отказа от ребенка:

  • • конфликтные сочетания структурных элементов ситуации беременности: например, конфликт между негативной сознательной установкой на беременность и спонтанным влечением к материнству, или конфликт установок между осознанной ценностью ребенка и другими актуальными потребностями (завершение образования, занятие новой должности, нерешенный жилищный вопрос);
  • • специфические искажения «чувственной ткани беременности» и внутреннего образа ребенка: женщина игнорирует беременность, совершенно не изменяя привычного поведения; происходит блокировка развития привязанности, формируется инфангицидный комплекс (стремление «уничтожить этого ребенка» и одновременно защитное отрицание этого побуждения).

Для выбора направления оказания помощи матери и ее ребенку необходимо попять причины, личностный смысл отказа от ребенка. Психологические механизмы отклоняющегося материнства значительно различаются, и нужен их содержательный анализ.

Нежеланные дети, живущие в семье (их матери хотели прервать беременность, но им не разрешили), при неоднократных обследованиях характеризуются наличием множества мелких признаков плохой адаптации к школе, большими претензиями к ним со стороны родителей. Настораживает тот факт, что хотя иногда возможна полная позднейшая компенсация, но в большинстве случаев отклонения в развитии личности нежеланных детей скорее нарастают с возрастом, с течением времени[6] [7].

Ниже перечислены характерные изменения, возникающие в семье после рождения ребенка:

  • • изменяется ролевая структура семьи: появляются новые родительские и прародительские роли (в расширенной семье);
  • • происходит перераспределение ролей с тенденцией закрепления традиционной структуры семьи, сосредоточения женщины на внутрисемейных обязанностях;
  • • ролевая структура семьи становится более жесткой, ригидной;
  • • происходит довольно резкое изменение образа жизни (увеличение трудовой нагрузки — бытовой и производственной, финансовые трудности, сокращение свободного времени, возможностей общения с друзьями);
  • • у супругов возникает новый уровень ответственности за благополучие семьи и ребенка;
  • • затрудняется общение супругов (уменьшается время, нередко возникают противоречивые чувства к партнеру, ощущение утраты любви; у мужчины возможно чувство ревности и зависти к ребенку, как бы отодвинувшему его на периферию внимания женщины-матери;
  • • перестраиваются отношения между прародителями и супругами - родителями ребенка на основе признания их нового возрастного и ролевого статуса в рамках расширенной семьи. Именно на этой стадии резко возрастает вероятность повышения сплоченности расширенной семьи, оптимизации эмоциональных отношений и развития содержательного сотрудничества между старшим и средним поколениями.

В личностном развитии каждого из супругов происходят значительные трансформации, связанные с развитием идентичности на основе принятия ролей матери и отца.

Становление отцовства и отцовской любви, особенно в случае рождения первого ребенка, требует определенных условий. Замечено, что отцовская позиция в своем формировании по времени несколько отстает от материнской. Этот процесс формирования полноценной эмоционально-позитивной связи «отец — ребенок» начинается примерно со второй половины беременности жены и продолжается на протяжении всего первого года жизни ребенка. Наибольшее значение для складывания этой связи имеет отношение к жене — любовь, уважение, нежность, разделенность чувств. Соучастие будущего отца традиционно связывается с созданием для женщины ощущения счастья, радости, безопасности, надежности.

Однако все больше современных отцов не довольствуются ролью «помощников на вторых ролях», а проявляют стремление более активно участвовать в эмоциональном «вынашивании» ребенка, присутствовать при его рождении, видеть его в первые минуты после появления на свет, что, по признанию ученых и врачей, способствует укреплению семьи.

Считать это отцовское желание совершенно новаторской тенденцией нельзя. Так, но свидетельству М. Мид, у горных аранешей признание вклада отца в само появление ребенка на свет и его участие в повседневном уходе за маленькими детьми «со всей его рутиной, утомительностью, с жалобным плачем, который очень трудно понять», — вполне естественно. «И признанием “материнских” забот отца звучит ответ на чье-либо замечание, что такой-то и такой-то мужчина средних лет хорошо выглядит. “Хорошо выглядит? Да? Но вы бы его видели до того, как он родил всех этих детей!”»[8].

Позиции других членов семьи и близких родственников — старших братьев и сестер, бабушек и дедушек — также небезразличны для создания благоприятной ситуации развития малыша.

Далее рассмотрим детско-родительские отношения более детально, выделяя те задачи, которые родитель осознанно или интуитивно решает на каждом последующем этапе.

  • [1] Филиппова Г. Г. Психология материнства : учеб, пособие. М. : Над-во Ин-та психотерапии, 2002.
  • [2] Ворошнина О. Р. Психологическая коррекция депривироваииого материнства : автореф.дис.... канд. психол. наук. М., 1998.
  • [3] Брутмаи В. И., Радиоиова М. С. Формирование привязанности матери к ребенкув период беременности // Вопр. психологии. 1997. № 7. С. 38—47.
  • [4] Ле Шап Э. Когда ваш ребенок сводит вас с ума. М.: Прайм-Еврознак, 2006.
  • [5] Спиваковская А. С. Как быть родителями.
  • [6] Радионова М. С. Динамика переживания женщиной кризиса отказа от ребенка : авто-реф. дис.... канд. исихол. наук. М., 1997.
  • [7] Лашмейер Матейчек 3. Психическая депривация в детском возрасте. Прага : АВИ-ЦЕНУМ, 1984.
  • [8] Мид М. Культура и мир детства. М.: Наука, 1988.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >