МНОГООБРАЗИЕ ЦЕННОСТЕЙ

Всякий раз, когда объект сопоставляется с мыслью на предмет соответствия ей, возникает ценностное отношение. Далеко не всегда оно сознается, еще реже оно находит выражение в особом высказывании.

Формы явного и неявного вхождения ценностей в наши рассуждения, и в частности в научные теории, многочисленны и разнородны. Что касается языкового выражения ценностного отношения, то чаще всего оно фиксируется утверждениями с явным или подразумеваемым «должно быть»: «Ученый должен быть критичным», «Всякое явление должно иметь причину», «Металл должен быть ковким» и т. п.

Явные абсолютные оценки обычно выражаются в форме «Хорошо (плохо, безразлично), что то-то и то-то», или опять-таки со словосочетанием «должно быть». В явных сравнительных оценках используются слова «лучше», «хуже» и «равноценно».

К выражениям оценочного характера относятся, помимо явных, или прямых, оценок, также всякого рода стандарты, правила, образцы, идеалы, утверждения о целях, конвекции, аналитические высказывания, номинальные определения и т. п.

Очевиден оценочный характер традиций, советов, пожеланий, методологических и иных требований, предостережений, просьб, обещаний и т. п.

Вопросы, имеющие характер требований или рекомендаций предоставить определенную информацию, также неявно содержат оценку.

Оценки входят неявно и в утилитарные (или инструментальные) оценки, устанавливающие цели и указывающие средства для их достижения.

Говоря о формах, в которых воплощается ценностное отношение, нужно отметить, что многие понятия как обычного языка, так и языка науки, имеют явную оценочную окраску. Их иногда называют «хвалебными», круг их широк и не имеет четких границ. В числе таких понятий — «наука» как противоположность мистике и иррационализму, «знание» как противоположность слепой вере, «теория», «труд», «рациональность», «факт» и т. д. Сами понятия «истина» и «ценность» имеют в большинстве своих употреблений явный оценочный оттенок[1]. Введение таких понятий редко обходится без одновременного привнесения неявных оценок.

Чистые оценки и чистые нормы не так часты, как это обычно представляется. Гораздо более употребительны двойственные, описательно-оценочные (дескриптивно-прескриптивные) выражения.

В зависимости от ситуации своего использования они или описывают, или оценивают, но нередко даже знание ситуации не позволяет с уверенностью сказать, какую из этих двух функций выполняет рассматриваемое высказывание[2]. К описательно-оценочным выражениям относятся общие принципы научных теорий, регулятивные принципы познания, научные законы, принципы морали и т. д.

  • [1] Сказать о каком-либо утверждении, что это — истина, часто значит не простоконстатировать соответствие его реальному положению дел, но и как-то одобритьего. Стремление к истине является, как принято считать, позитивно ценным, поэтому каждое конкретное истинное утверждение — если, конечно, оно новое и глубокое, а не какая-нибудь банальность, типа «сажа черная», — обычно оцениваетсяположительно. Но возможность такой оценки не означает, разумеется, что истинностное отношение идеи к действительности переворачивается и превращается вих ценностное отношение. Часто приводимое положение «Истина — это одна изценностей» двусмысленно. Верно, что поиски истины заслуживают одобрения, ноневерно, что истинностное отношение — частный случай ценностного.
  • [2] Еще Сократ столкнулся с затруднением, связанным с возможностью и истинностной, и ценностной интерпретации одного и того же утверждения или рассуждения. На вопрос, может ли справедливый человек однажды совершитьнесправедливый поступок, он отвечал, что нет: если это произойдет, человек перестанет отвечать идее справедливого. Л. Шестов писал по этому поводу: «Сократовское уверение, что с дурным не может приключиться ничего хорошего, а с хорошимничего дурного — есть “пустая болтовня" и “поэтический образ", который он подобрал где-то на большой дороге или в еще худшем месте» (Шестов Л. СкованныйПарменид. Париж, 1927. С. 50-51). О пословице «Пророк действительно пророчествует» Р. Карнап писал, что она бессмысленна (Карнап Р. Философские основания физики. М, 1971. С. 171). Очевидно, это не так. В ценностной интерпретацииона выражает определенное требование к тому, кто именуется пророком: он долженпрорицать. Сходным образом, афоризм «Турнирное счастье всегда на стороне призеров» является содержательно пустым в истинностной интерпретации, но в ценностной интерпретации он устанавливает важное условие успеха в турнире: везение.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >