Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow АКСИОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

О ГРАНИЦЕ МЕЖДУ СУЩИМ И ДОЛЖНЫМ

ОПИСАТЕЛЬНО-ОЦЕНОЧНЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ

Отличительной особенностью наук о культуре является то, что почти все сколько-нибудь важные их принципы и заключения представляют собой двойственные, описательно-оцено.чные утверждения.

Такого рода утверждения нетрудно найти и в науках о природе, если последние рассматривать в динамике — не только как результат, но и как процесс научной деятельности. Однако в естественнонаучных теориях двойственные утверждения подобны строительным лесам, нужным в ходе построения теории. Как только возведение теории завершается и она приобретает хорошую эмпирическую и теоретическую поддержку, оценочный компонент двойственных утверждений уходит в тень и они начинают функционировать как обычные описания. В социальных и гуманитарных теориях двойственные высказывания — это необходимые составные элементы как формирующихся, так и устоявшихся теорий.

Двойственные выражения присутствуют не только в научных, но и в любых иных рассуждениях. Причина универсальной распространенности таких выражений проста: человек не только созерцает и описывает реальность, но и преобразует ее, для чего оценивает существующее положение вещей и намечает перспективу его трансформации. Ценности, являющиеся пунктуациями человеческой воли, представляют собой необходимое условие активности человека. В процессе реальной практики созерцание и действие, описание и оценка чаще всего неразрывно переплетены. Это находит свое отражение и в языке: одни и те же выражения нередко выполняют одновременно две противоположные и, казалось бы, несовместимые функции — описание и оценку.

Приведем несколько примеров.

Простым и наглядным примером двойственных высказываний могут служить определения толковых словарей. Задача словаря — дать достаточно полную картину стихийно сложившегося употребления слов, описать те значения, которые придаются им в обычном языке. Но составители словарей ставят перед собой и другую задачу — нормировать и упорядочить обычное употребление слов, привести его в определенную систему. Словарь не только описывает, как реально используются слова, но и указывает, как они должны правильно употребляться. Описание он соединяет с требованием.

Еще одним примером двойственных выражений являются, как указывает П. Стросон, правила грамматики: они описывают, как функционирует язык, и вместе с тем предписывают, как правильно его употреблять’. Если в определениях толковых словарей ярче выражена их дескриптивная роль, то в правилах грамматики доминирует их прескриптивная функция.

Почти все определения, употребляемые в науке, также являются дескриптивно-прескриптивными. Именно поэтому трудно провести границу между реальными определениями, описывающими некоторые объекты, и номинальными определениями, требующими наличия у объектов каких-либо свойств.

Проблема двойственных высказываний — одна из самых сложных и вместе с тем одна из наименее исследованных проблем в теории оценок. Сама ее постановка способна вызвать недоумение: если описание и оценка являются результатами двух противоположно направленных движений мысли, как могут возникать описательнооценочные высказывания? Исследование двойственных высказываний в первую очередь должно ответить на вопрос: как можно обосновать такие высказывания, если обоснование описаний и обоснование оценок — две совершенно разные процедуры.

Описания обосновываются прежде всего ссылкой на прямое или косвенное соответствие их реальности, и итогом обоснования является заключение об истинности (или ложности) обосновываемого описательного высказывания. Оценки, в конечном счете, представляют собой руководство для деятельности и обосновываются главным образом путем ссылки на эффективность направляемой ими деятельности, а результат обоснования — заключение об эффективности (или неэффективности) выдвигаемой оценки. Правомерен вопрос, в каких терминах оценивать двойственные высказывания: «истинно — ложно» или «эффективно — неэффективно»?

В принципе ответ на этот вопрос является простым. Описательно-оценочные высказывания соединяют описание и оценку. В одних контекстах они выступают как описания и должны, подобно [1]

всем описаниям, быть истинными или ложными и их обоснование должно быть таким же, как и обоснование обычных описаний. В других контекстах эти высказывания функционируют в качестве оценок (чаще всего стандартов или правил оценки иных высказываний) и не имеют, как и все оценки, истинностного значения.

Вместе с тем, никаких общих принципов, позволяющих разграничивать ситуации, в которых двойственное высказывание употребляется как описание, и ситуации, когда это высказывание истолковывается как оценка, не существует.

Дело усложняется тем, что, во-первых, между двумя полюсами — чистыми описаниями и чистыми оценками — располагается чрезвычайно широкое поле разнородных описательно-оценочных утверждений, и, во-вторых, отдельные высказывания мигрируют между описательным и оценочным полюсами.

Например, высказывание, появившееся в какой-то теории как чистое описание, может со временем приобрести значение правила, т. е. оценки, или стать определением и оказаться чем-то подобным тавтологии. С другой стороны, высказывание, первоначально звучавшее как оценка, с течением времени способно сместиться в сторону типичных описаний.

Предварительным образом все двойственные выражения, располагающиеся между полюсом чистых описаний и полюсом чистых оценок, можно разделить на три группы:

  • • выражения, в которых описательная часть заметно доминирует над оценочной; характерным примером таких выражений могут служить научные законы;
  • • выражения, в которых описательное и оценочное содержание относительно уравновешены; типичным примером подобных выражений являются обычные в социальных науках утверждения об устойчивых тенденциях социального развития;
  • • выражения, в которых оценочная (обычно нормативная) составляющая выражена гораздо более ярко, чем описательная; примеры таких выражений — принципы морали, правила логики и математики и т. п.

Вопрос о том, является ли какое-то высказывание описанием, оценкой или же оно парадоксальным образом соединяет описание и оценку, обычно невозможно решить вне контекста употребления этого высказывания. Изолированные примеры описаний и оценок («Л есть В», «Л должно быть В» и т. п.) не ставят под сомнение этот общий принцип, так как подразумеваются типичные контексты употребления высказываний соответствующих форм. Приведенное подразделение двойственных выражений также предполагает определенный контекст — взятую в статике, одномоментно систему утверждений, составными элементами которой являются эти выражения. Но если система утверждений рассматривается в динамике, может оказаться, что выражение, когда-то функционировавшее как описание, со временем переместилось к противоположному, оценочному полюсу, или имело место обратное движение.

Если наука истолковывается как деятельность и рассматривается в движении, то сходным образом должны пониматься и отдельные научные утверждения, и системы таких утверждений, или теории. Утверждения и теории как продукты деятельности имеют свою историю, и эта история — фрагмент той более обширной целостности, которую называют историей конкретной научной дисциплины.

Подразделение всех утверждений на описательные, оценочные и двойственные не может стоять вне истории науки и не зависеть от нее. Оно исторически конкретно и всегда связано с определенным «настоящим».

  • [1] См.: Strawson P.F. The Different Conceptions of Analytical Philosophy // TheLinguistic Turn. Chicago, L., 1975. P. 87.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы