КВАЗИЭМПИРИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ОЦЕНОК

Способы аргументации делятся на универсальные, применимые во всякой аудитории, и контекстуальные, эффективные лишь в некоторых аудиториях. Универсальная аргументация, в свою очередь, подразделяется на эмпирическую, включающую так или иначе ссылку на то, что дано в опыте, и теоретическую, опирающуюся главным образом на рассуждение[1].

Эта классификация лежит в основе анализа аргументации в поддержку описательных утверждений. По такой же схеме будут рассматриваться способы аргументации в поддержку оценок. Но, как уже подчеркивалось, строгая параллель между обоснованием описаний и обоснованием оценок нарушается в самом важном пункте: эмпирическое обоснование неприменимо в области оценок, и оценочные утверждения не могут поддерживаться ссылками на то, что дано в непосредственном опыте.

Вместе с тем известны такие способы обоснования оценок, которые в определенном смысле аналогичны способам обоснования описаний и которые можно назвать поэтому квазиэмпирическими.

К квазиэмпирическим способам обоснования оценок относятся различные индуктивные рассуждения, среди посылок которых имеются оценки и заключение которых также является оценкой: неполная индукция, аналогия, ссылка на образцы, целевое подтверждение, истолкование акта понимания как индуктивного свидетельства в пользу его посылок и др.

Ценности не даны человеку в опыте. Они говорят не о том, что есть в мире, а о том, что должно в нем быть, и их нельзя увидеть, услышать и т. п.

Например, мы встретились с инопланетянином. Мы видим, что он маленький, зеленоватый, на ощупь гладкий, слышим, что он издает дребезжащие звуки, и т. д. Но мы не способны увидеть или услышать, что он должен любить близких, почтительно относиться к старшим по возрасту, любить свою планету или какую-то ее часть и т. п. Мы можем анализировать сказанное и сделанное им и путем рассуждения установить ценности, которыми он руководствуется, но нам не удастся непосредственно воспринять эти ценности.

Философы много раз предпринимали попытки опровергнуть идею, что ценности не познаются непосредственно. Чаще всего указывались два источника непосредственного знания ценностей:

  • 1) чувство удовольствия и страдания, моральное чувство или моральная интуиция,
  • 2) «практический разум».

Первый источник должен был служить аналогом восприятия в эпистемологии эмпирического познания, второй — аналогом «чистого разума» или «интеллектуальной интуиции». Об особом моральном чувстве и отдельном практическом разуме трудно говорить всерьез. Что касается моральной интуиции, то она существует, но ничем особым не отличается от интуиции в других областях познания.

  • [1] 2 См. в этой связи: Ивин А.А. Риторика: искусство убеждать. М., 2001. Гл. 1,7.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >