Наука конституционного права

Наука конституционного права зарубежных стран является ответвлением от единой науки конституционного права, ее составной частью. Она представляет собой не совокупность норм, а систему знаний о специфике конституционно-правового регулирования общественных отношений, складывающихся в сфере принадлежности, организации и осуществления публичной власти, правового положения личности. Ее содержанием являются конституционные доктрины, гипотезы, идеи и рекомендации правоведов по совершенствованию законодательства, политических процессов и институтов конкретного государства. Предмет науки конституционного права базируется на конституции, но ею не исчерпывается.

Самостоятельность наука конституционного права приобрела в первой половине XIX века в Западной Европе и Северной Америке, выделившись из философии, социологии и ряда отраслей юриспруденции. В зарубежных государствах данная паука имела различные названия. Для стран романо-германской правовой семьи характерно наименование "государственное право". Этим подчеркивался приоритет государства в формировании права. В странах англосаксонской правовой системы использовался термин "конституционное право", отражая идею правового государства, верховенства конституции и закона. Дискуссия о наименовании данной науки, начавшаяся в России еще в досоветский период, актуальна и до сих пор, поэтому зачастую можно встретить двойное название науки "конституционное (государственное) право зарубежных стран". В целом российское правоведение использует термин "конституционное право" в том же значении, что и "государственное право".

Конституционное право относится к числу отраслевых юридических наук. Отраслевой она называется потому, что в системе национального права имеется самостоятельная отрасль - конституционное право. Нормы отрасли, а также практика их применения и толкования выступают специфическим источником познания науки иностранного конституционного права.

Основными функциями данной науки, исходя из ее сути и назначения, являются:

  • o познавательная, направленная на получение достоверной информации об иностранном конституционном нраве и его институтах. Огромно значение этой функции в учебном процессе, в области получения качественного юридического образования;
  • o прогностическая, позволяющая оценивать и обоснованно предвидеть (прогнозировать) тенденции государственно-правового развития;
  • o прикладная, позволяющая применить знания иностранного конституционного права для совершенствования практики функционирования национальной государственности;
  • o коммуникационная, способствующая юридически корректному поведению специалистов (должностных лиц) в условиях действия иностранного и международного права.

Любая наука дает более или менее полное, точное объективное представление об изучаемых явлениях и в принципе возвышается над обыденными знаниями и суждениями.

Исследовательская работа в сфере конституционного права требует высокой профессиональной и методологической подготовки и соответствующего научного мышления.

Наука конституционного права позволяет повысить эффективность правотворческой и правоприменительной деятельности органов публичной власти, содействует укреплению законности и правопорядка.

Наука конституционного нрава в советский период была чрезвычайно идеологизирована. Нередко зарубежная политико-правовая действительность рассматривалась исключительно негативно и сверхкритично, что не способствовало объективному анализу. С конца 1980-х гг. положение постепенно начало меняться. На современном этапе все отрасли российского правоведения характеризуются обновлением своей методологической базы, широким плюрализмом в методологии исследований.

Представляют интерес работы по конституционному праву (или смежным дисциплинам), посвященные зарубежной проблематике (особенно последнего периода), таких авторов, как С. А. Авакьян, Л. С. Автономов, И. А. Алебастрова, Г. Н. Андреева, К. В. Арановский, A. М. Арбузкин, М. В. Баглай, Г. В. Барабашев, С. В. Боботов, В. В. Бойцова, Л. В. Бойцова, Г. А. Василевич, Л. Д. Воеводин, В. Г. Графский, Л. М. Гудошников, В. Н. Даниленко, B. Б. Евдокимов, С. А. Егоров, Р. В. Енгибарян, Д. Л. Златопольский, С. Ю. Кашкин, Д. А. Ковачев, М. А. Крутоголов, Б. С. Крылов, Н. С. Крылова, В. А. Кряжков, Е. В. Куманин, В. И. Лафитский, И. Д. Левин, Ю. И. Лейбо, В. О. Лучин, В. В. Маклаков, А. А. Мишин, Ал. А. Мишин, П. А. Михалева, М. А. Могунова, Г. И. Муромцев, В. В. Невинский, Ж. И. Овсепян, А. М. Осавелюк, Ф. М. Решетников, П. И. Савицкий, А. X. Саидов, М. С. Саликов, Б. А. Стародубский, Б. А. Страшун, Л. Р. Сюкияйнен, Б. Н. Топорнин, В. А. Туманов, Ю. П. Урьяс, В. Е. Чиркин, М. Ф. Чудаков, В. Н. Шаповал, Л. М. Энтин, Ю. А. Юдин, А. В. Якушев и др.

На современном этапе есть основания констатировать расширение "географии" исследований конституционного права, в том числе и иностранного. Это специализированные юридические вузы в Москве, Екатеринбурге, Саратове, юридические факультеты Московского, Санкт-Петербургского, Иркутского, Казанского госуниверситетов, Южного федерального университета, юридический факультет Санкт-Петербургского госуниверситета экономики и финансов, Московский государственный институт международных отношений (университет), а также Институт государства и права Российской академии наук, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Конституционный Суд РФ.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >