ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАЗВИТИЯ ЗНАНИЙ О ТРУДЕ И ПРОФОРИЕНТАЦИИ

В результате изучения данной главы студент должен:

знать:

  • - представления о труде в древности и в эпоху феодализма,
  • - историю зарубежной психологии и социологии труда,
  • - основные зарубежные научные концепции, лежащие в основе психологии труда,
  • - историю становления отечественной психологии труда,
  • - историю развития профориентации в России и за рубежом;

уметь:

  • - применять информацию об истории развития труда в своей практической работе,
  • - использовать теоретико-методологические подходы психологии труда;

владеть:

  • - категориальным аппаратом психологии труда,
  • - навыками приобретения, пополнения и реализации полученных знаний в профориентационной работе с молодежью и другими категориями населения.

Представления о труде в древности и в эпоху феодализма

Е. А. Климов и О. Г. Носкова выделяют разные варианты отражения психологического знания о труде неписьменными функциональными средствами фиксации опыта.

1. Мифологическое знание как разновидность модельных представлений о психической регуляции труда. Как отмечают историки и этнографы, "...магический танец оказывается средством общественного воспитания всех участников - воспитания физического, профессионального и эстетического"; сами орудия труда придавали человеку "особую силу", власть над природой, поэтому они часто выступают как "фетиши", обладающие "сверхъестественными силами"; многие божества древних так или иначе связаны с трудовой деятельностью (богиня виноградарства, земледелия; божества, покровительствующие войнам, мореходам, купцам, - у разных народов свои божества). В современном производстве также по-своему "мифологизируется" каждое новое средство труда. Например, появление компьютерной техники породило множество надежд и иллюзий относительно всесилия ЭВМ.

Отражение психологических знаний о труде в сказках, легендах, заговорах, обрядах: образы Марьи-искусницы, Василисы Прекрасной, Иванушки (ухаживающим за Коньком-Горбунком). Один из крупнейших отечественных фольклористов В. Я. Пропп отмечал, что чаще всего магические обряды инициации (например, посвящение юношей в охотники) не только проверяют их готовность к труду, но и приобщают к мифологическому обряду - главному таинству племени (интересно, что многие предания старейшины племени хранили от непосвященных под запретом). Вместе с коллективными обрядовыми формами важную роль играли индивидуальные формы (заговоры, обереги) как "элементы словесного сопровождения языческого заклинательного, магического обряда": для них была характерна обязательность выполнения всех элементов процедуры (что отчасти напоминает технологическую карту в современном производстве). Смысл всего этого - в том, чтобы воспитать уважение к труду; в связи с этим Е. А. Климов отмечает: "Честь тому, кто изобретет хороший психологический (психорегулятивный) эквивалент производственным мифам, обрядам, оберегам и т.д." Хотя реально такие "эквиваленты" существуют и сейчас (например, известный "психотерапевтический миф" существует не только для клиентов, но и для самих психотерапевтов; в каждой социально-профессиональной "группе-тусовке" существуют свои мифы и обряды, повышающие степень профессионального самосознания участников этих групп, и т.п.).

Изобразительные средства фиксации представлений о труде - это, например, изображения животных (объектов охоты), сцен самой охоты (как способ передачи успешного "опыта" другим поколениям, своеобразные инструкции) и т.н.

Песня и ритм - как средство управления функциональным состоянием человека в труде. В этой связи известный историк и этнограф К. Бюхер в своей книге "Работа и ритм" писал, что само содержание песен часто имело второстепенную роль, главное - это ритм песни. Заметим, что и сейчас ритм рассматривается как важное условие создания особого настроения как в производственной деятельности, так и вне ее. Ритм особо важен при выполнении коллективных трудовых действий. При этом сами песни часто являются средством управления своим состоянием и поддержанием самого настроя на работу. И лишь постепенно песни и танцы приобретали самостоятельное значение (эстетическое, социальное и т.д.).

Психологическое знание о труде в народных пословицах и поговорках соотносится со многими собственно психическими регуляторами трудовой деятельности. В частности: I) утверждение обязательности труда выражается в следующих пословицах: "Масло само не родится", "С разговоров сыт не будешь" и т.п.; 2) этические аспекты труда: "Трутни - горазды на плутни" (т.е. негодяи - люди неглупые), "Праздность - мать пороков"; 3) важность труда в жизни человека (даже по сравнению с верой в Бога): "На бога уповай, а без дела не бывай"; 4) осуждение низкопроизводительного труда: "Три дня молол, а в полтора съел", "Пошел черных кобелей набело перемывать"; 5) идея индивидуального стиля деятельности: "Мастер - мастеру не указ"; 6) идея возрастных ограничений в ходе профессионального обучения: "Старого учить, что мертвого лечить"; 7) некоторые идеи самого профессионального обучения: "Учи других, и сам поймешь", "Мудрено тому учить, чего сами не знаем".

Авторы выделяют также психологические регуляторы труда в памятниках материально-производственной культуры и письменности. В частности, показано, что в работах видных политических и общественных деятелей XI-XIX вв. (Петр I, В. Н. Татищев. М. В. Ломоносов и др.) тема труда тесно связана с социально-экономическими преобразованиями.

Например, в работах М. В. Ломоносова выделяются моменты, связанные: 1) с построением эмоционально насыщенных образов-целей, смыслов труда и вопросами его стимулирования (это и труд для "умножения счастья человечества", и "увеселение, удовольствие от нахождения истины", "труды предпринимаются не для получения выгоды, но ради науки" - это о труде ученого в лаборатории); 2) с вопросами волевой саморегуляции труда (трудящемуся как бы "доверяется" "произволение" и "рассуждение", т.е. ответственность, способность регулировать свои действия); 3) с вопросами проектирования средств и условий труда с учетом психологических особенностей людей. Предлагая новый способ "находить полуденную линию", он пишет: "Обыкновенный способ требует раздвоения внимания наблюдателя... а наш не требует часов, не отвлекает внимания..."; 4) с вопросами проектирования больших систем с учетом психологических особенностей труда (например, его проекты "исправления" Академии наук, где он фактически говорит о ней как о "системе", в которой важную роль играют конкретные люди); 5) с вопросами оптимизации межлюдских отношений (в заметках об "исправлении" Академии наук он пишет: "Ошибки замечать не многого стоит; дать нечто лучшее - вот что приличествует достойному человеку").

Следует особо отметить роль религии в формировании отношения людей к труду, в частности, влияние идей Реформации (протестантской этики) на представления о труде. Многие авторы считают, что современная европейско-американская культура во многом основывается на этих идеях. Например, Л. Г. Ионин отмечает: "Если католицизм отнимал у человека мотивацию на успех в мирской жизни и переносил все надежды и упования на жизнь в церкви, то кальвинизм как бы соединил одно и другое (именно мирская жизнь становится священной)... Для протестантизма молитвы, сложные ритуалы, разветвленная догматика - все это оказывается излишним; происходит "расколдовывание" мира, освобождение его от магии и суеверий; мир становится проще, прямее, рациональнее". Еще М. Вебер в своей знаменитой работе "Протестантская этика и дух капитализма" отмечал, что с развитием капиталистических отношений и идей реформации работник все больше ощущает свою роль не как отчужденную по отношению к собственной личности, извне навязанную профессиональную категорию, а как ""призвание сверху", от Бога, и ее, этой роли, максимально усердное исполнение рассматривает как священный долг".

Интересно, что в немецком языке слово Beruf - это и долг, и призвание, и профессия. Главная идея капитализма, как считает М. Вебер, представления о профессиональном долге (Berufspjlichl). Идеал Америки - "кредитоспособный добропорядочный человек, долг которого рассматривать приумножение своего капитала как самоцель" - этим определяется весь уклад жизни современного "цивилизованного" человека. "Зарабатывание денег - мой долг, - пишет М. Вебер, - в этом - моя добродетель и источник моей гордости и уважения ко мне со стороны граждан".

М. Вебер отмечал также, что "один из конституционных моментов современного капиталистического духа, и не только сто, но и всей современной культуры - это рациональное жизненное поведение на основе идеи профессионального призвания, возникающее из самого духа христианской аскезы".

Таким образом, само представление о труде и отношение к трудовой деятельности во многом зависят от конкретной культурно-исторической эпохи. Но в не меньшей степени и само это отношение, отражаемое в сознании людей, формирует эпоху.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >