Множественность цивилизаций -плюралистическая схема Ф. Конечны

Мыслитель утверждает, что синтез цивилизаций - это недоразумение. Они скрещиваться не могут. Случаются только механические смешения цивилизаций, кончающиеся разложением всякой цивилизации. Стремление достичь цивилизационного синтеза должно вести к неизбежной гибели, причем жертвой становится всегда высшая цивилизация. Примеры Ф. Конечны в подтверждение этих тезисов столь же произвольны, сколь и неверны, почерпнуты из древней истории, Библии и отмечены выразительным национализмом в форме русофобства и антисемитизма. По его мнению, выдающимися являются только тс цивилизации, которые основаны на христианских ценностях католического толка. Все иные ущербны в том или ином отношении.

Однако, что лежит в основании пессимизма Ф. Конечны? Каково содержание его "теории цивилизаций"?

Определяя границы этой науки, Ф. Конечны пытается ускользнуть от элементарного натурализма и биологизаторства. Так, он различает историю человеческого рода, особенно его генезис, как задачу антропологии, и собственно историю цивилизации, которая начинается с вопроса: был ли человек изначально существом общественным? Ответ на него у Ф. Конечны отрицательный и составляет содержание этой пауки. Генезис цивилизации он связывает с периодом, когда человек овладевает огнем. До этого этапа историку нечего делать, там решаются естественно-антропологические задачи.

Огонь у Ф. Конечны выступает в специфической функции: он меняет не столько человеческие отношения с природой, сколько сам социальный статус человека. Огонь - источник собственности: сначала из охраны огня появился институт собственности, затем - собственность на недвижимое, собственность окружающего огонь пространства.

Второй вид собственности - собственность на движимое - рождается из института семьи. Ученый отстаивает изначальность и всеобщность моногамной семьи, что позволяет ему утверждать о господстве отца и мужа, владеющего своими домочадцами, главным образом, детьми. Таким образом, цивилизации получают толчок к развитию с института собственности, который у Ф. Конечны предстает в обобщенном виде как принцип троезакония, т.е. как соединение семейного, наследственного и имущественного прав. Функционирование этого троезакония определяет и социальную структуру цивилизации, самое ее существование и становится центральной задачей "философии цивилизаций": оно само, по большей части, достаточно для определения цивилизации. Автор называет троезаконие каноном цивилизации и говорит о том, что любые потрясения в его пределах могут разрушить всю цивилизацию. Но оказывается, что троезаконие не является окончательным определением цивилизации. Оно строится, согласно Ф. Конечны, иным способом.

Все, что составляет внутреннюю и внешнюю жизнь человека, как утверждает он, может быть сведено к пяти категориям: благо и истина - категории духовной жизни человека; здоровье и благосостояние - категории внешней (телесной) жизни; и общая категория - красота.

Все эти пять категорий находятся в определенной связи, которая весьма неустойчива, характеризуясь в структурном отношении преобладанием каких-то отдельных категорий. Именно способ, или "метод", каким они организуются, определяя специфику коллективной жизни, образует и специфику цивилизации.

Цивилизация - это наиболее мощная, сверхличностная сила связи, выступающая через сочетание этих категории: общества, придерживающиеся одного и того же метода устройства коллективной жизни, образуют одинаковую цивилизацию. Количество методов неограниченно, следовательно, неограниченно количество своеобразных цивилизаций, которые могут образоваться в истории.

Гармоничное сочетание указанных категорий выражается в иерархии с главенством духовных категорий; на них строятся устойчивые, полнокровные сообщества. Но имеются дефектные, неполные, частичные цивилизации, основанные на неполном наборе категорий. А если учесть, что Ф. Конечны еще вводит момент многогранности проявления каждой категории, то вариабельность цивилизации еще возрастает: цивилизации могут быть полные и неполные, односторонние и многосторонние, цельные и более или менее смешанные, оригинальные и подражательные, причем в целом или частично.

Нетрудно заметить, что Ф. Конечны весьма специфически истолковывает свои пять категорий цивилизации: они приобретают в контексте рассуждений существенно мистифицирующий статус, во всяком случае, не являются эмпирически верифицируемыми терминами. С учетом этого обстоятельства становится понятным истолкование цивилизации не как исторической реальности, а как абстракта, более того, как сверхчеловеческой силы связь, которую можно искать в религии или национальном чувстве. Возникает вопрос: что же существует в реальности? Согласно Ф. Конечны, реальностями являются части цивилизации, проявляющиеся как некие устойчивые различия в ней, которые он называет культурами. Так, по его классификации, христианско-классическая (латинская) цивилизация суть абстракт, по реально существуют ее различия: английская, французская, польская культуры. Итак, цивилизация делится на культуры и возникает теоретическая странность: культуры как части существуют реально, а цивилизации как их целое - абстрактно. Тем не менее, полезно отметить другое: Ф. Конечны не противопоставляет культуру цивилизации субстанциально по принципу классической культурфилософской оппозиции "духовное (культура) -материальное (цивилизация)". И у той, и у другой должны быть обе стороны: духовная и материальная. Но, учитывая это, мы вновь возвращается к неувязке с онтологическим положением цивилизации.

Как было отмечено, Ф. Конечны - один из самых последовательных сторонников культурного изоляционизма. Цивилизации скрещиваться и давать творческий синтез не могут. Он утверждал, что нельзя быть цивилизованным двояким способом. Тем не менее, это скорее риторическая формула, нежели суждение ученого, ибо "скрещивание" как феномен истории культуры проявлялось не раз и обеспечивало довольно продолжительную и устойчивую цивилизационную эпоху, например эллинизм. Если синтез цивилизаций - недоразумение, то синтез культур в пределах одной цивилизации вполне возможен. В то же время возможны пространственные, т.е. механические, наложения цивилизаций. В этом случае возникает борьба между ними как между враждебными живыми организмами. При этом историческая индукция подтверждает всегда и всюду победу низшей цивилизации. Высшая цивилизация может сохранить себя только при жесткой изоляции от носителей низшей цивилизации.

Разумеется, здесь представлен по неизбежности только поверхностный эскиз теории Ф. Конечны. Однако даже при беглом взгляде на нее успеваешь заметить не только теоретическую несогласованность некоторых положений, но и оригинальную трактовку фундаментальных категорий философии культуры и истории, важные нюансы в понимании цивилизационных процессов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >