Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Публичная политика: понятие, акторы, публичное действие

Плюрализм и корпоративизм как оредство описания

Первые работы неокорпоративистов, опубликованные в конце 1970-х – начале 1980-х гг., стремились идентифицировать национальные и секториальные ситуации, соответствующие неокорпоративизму. Эти ситуации определялись как макрокорпоративизм и мезокорпоративизм (или секториальный корпоративизм), что положило начало созданию типологии, позволяющей классифицировать страны или секторы в зависимости от степени корпоративизма и плюрализма в них. В таком подходе Австрия стала рассматриваться в качестве парадигматического случая неокорпоративизма.

"Социальное партнерство", по-австрийски, как тип неокорпоративизма

В Австрии представление интересов строго соответствует критериям Ф. Шмиттера. Это представление является сильно концентрированным, монополизированным (в стране существует только одна профсоюзная конфедерация и единственная патрональная организация), институционализированным (существует палата публичного права с обязательным членством) и централизованным.

Названные нами группы интересов обладают монополией в публичном действии как в деле принятия решения, так и в деле его осуществления. Чаще всего в -Австрии говорят о "социальном партнерстве", когда речь идет о макроэкономической политике и социальной политике, в чем активную роль играют австрийские профсоюзы, которые господствуют в палате трудящихся и патрональной палате.

Функционирование неокорпоративистского режима в Австрии основывается не только на исторических факторах (наследие Габсбургов, которому присуще применение насилия в политических конфликтах межвоенного периода, соединявшегося со специфическим контекстом развития страны после Второй мировой войны), а также на политических факторах.

Представители наемного труда в Австрии имеют привилегированные связи с социал-демократической партией, которая господствовала во власти (одна или в коалиции с другими партиями), практически непрерывно после Второй мировой войны; представители патроната традиционно имели тесные контакты с партией христианских демократов. Эти связи получали свое выражение в обладании министерскими постами и представлении интересов.

Противоположным является опыт, накопленный в данном подходе в США. Быстрый рост численности различных организаций в этой стране начался в 1960-е гг. Это было связано, с одной стороны, с подъемом новых социальных движений (организации по защите окружающей среды, феминистские организации, организации по защите прав меньшинств и т. д.), а с другой – с появлением организаций противоположного толка (например, фундаменталистские организации). Все это нашло отражение в работах политологов и социологов США.

Другой фактор, вызвавший к жизни возникновение множества разнообразных организаций США, – это дальнейшее развитие федеральной и этатической публичной политики. Публичная политика не могла не вызвать к жизни организационное оформление разных групп населения, интересы которых в той или иной мере затрагивались публичной политикой. И это оформление получало выражение в коллективной мобилизации указанных групп населения для осуществления публичной политики. Показательным в этом отношении является пример защиты животных. Более 400 ассоциаций защиты прав животных были созданы с тем, чтобы ввести в жизнь определенные законодательные акты и добиться запрета определенной практики.

Данный пример наглядно демонстрирует специализацию групп интересов на основе их приверженности к той или иной политической ставке.

Нужно сказать, что в США все последние десятилетия не утрачивает своего значения лоббизм как действие, основанное на контактах с депутатами и сенаторами. Однако с 1970-х гг. все более широкое распространение стали получать иные действия: юридические и протестные. Отсюда вытекала диверсификация как способов действия, так и целей действия групп интересов.

Что касается способов действия, на передний план вышли вопросы сопровождения и отслеживания действий управляющих и других публичных авторитетов. Указанное отслеживание предполагает наличие у групп интересов достаточных материальных и финансовых ресурсов, в частности, для проведения экспертизы, финансирования электоральных кампаний и т. д. Такие действия обогатили традиционное лоббирование (контакты с избранниками и представителями правления, предложения текстов законодательных актов и т. д.). Эти действия расширили возможности лоббистского движения. Объектами лоббизма стали выборные и исполнительные органы власти, администрации, суды.

Конфигурация представления интересов в США, как показывают исследования, отличается плюрализмом в силу умножения групп интересов и способов их действия, побуждая лоббизм концентрировать свое внимание на решение, построение публичной проблемы и включения ее в политическую повестку.

Во Франции выявился двойственный подход к корпоративизму. С одной стороны, некоторые ученые указывали на вес государства в политике и сильную фрагментацию представительства интересов, на основании чего делался вывод о неадекватности корпоративистской модели для Франции. Однако в других работах говорилось о развитии "секторального корпоративизма" в стране.

Роль FNSEA во французской аграрной политике

(пример векториального корпоративизма)

Модернизация аграрного сектора осуществлялась под влиянием группы молодых аграриев, в своем большинстве выходцами из Западной Франции и молодыми католическими аграриями, возглавлявшими Национальный центр аграриев, а потом Национальную федерацию профсоюзов сельских хозяйств. В своем большинстве это были аграрии, владевшие небольшими участками земли, которые стремились модернизировать характер труда и увеличить свои земельные владения. Они стремились, помимо сказанного, принимать активное участие в дальнейшем развитии экономики, сельскохозяйственной техники, превратить хозяйства в разновидность промышленного предприятия и т. д.

Такой подход не мог не встретить понимания и поддержки руководства страны после 1958 г. Это нашло свое выражение в содержании и закона, принятого в 1960 г. в итоге активных переговоров между руководством Национального центра молодых аграриев и верхами исполнительной власти страны.

Аграрии приняли на свой счет необходимость модернизации аграрного сектора в обмен на свое представительство в решении вопросов выработки и проведения публичной политики, что существенно укрепило позиции профсоюзов, которые стали, по сути дела, единственными представителями аграрной профессии в отношениях с властями. Профсоюзам стала принадлежать решающая роль в решении вопросов оказания помощи и поддержки деятельности аграриев, что еще больше укрепило позиции профсоюзов.

Это являет собой пример секторального корпоративизма, в основе которого квазимонополистический, сильно институционализированный профессиональный актор, который оказывает влияние на ориентацию публичной политики и принимает непосредственное участие в ее осуществлении.

Корпоративистский подход позволил артикулировать внутреннюю проблематику, основанную на социологии публичного действия, и внешнюю проблематику, связанную с публичной политикой, что ранее отсутствовало в работах, посвященных группам интересов.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы