Предпочтение ликвидности Кейнса против долговой дефляции Фишера

Смысл термина «ловушка ликвидности» сегодня полностью изменился. Кругман освободил его от идеи естественной процентной ставки. В новых условиях центральные банки не в состоянии обеспечить состояние «естественности» просто в силу того, что уже достигли практически нулевого уровня. В ряде случаев процентная ставка находится ниже нулевой черты: в 2010—2016 гг. действующие цены на казначейские обязательства при текущих процентных ставках обеспечивали отрицательную доходность.

11а самом деле ловушка ликвидности возникает, когда происходит бегство инвесторов из активов и перемещение их в деньги. Это приводит к падению цен на активы и высоким процентным ставкам, которые не реагируют на действия центральных банков. Нередко такое положение совпадает с дефляцией.

Состояние, соответствующее понятию «ловушка ликвидности», возникло в конце 2008 г., но из-за беспрецедентных мер центральных банков рынок вышел из него в начале 2009 г., однако незамедлительно вошел в него снова.

Изменение стоимости денег может серьезно поменять позиции должников и кредиторов: в одних случаях облегчить позиции должников, а в других — ухудшить, что может означать как передачу реального богатства от должника в пользу кредитора, а также повышение требований вкладчиков, так и уменьшение доли номинального владельца активов, который их заимствовал у кредиторов.

Прежде чем Кейнс приступил к рассмотрению того, что позже назвал «ловушка ликвидности», он кратко упомянул явление, которое в настоящее время известно под термином «долговая дефляция». Данный термин стал своеобразной визитной карточкой теории циклов Фишера.

Многие экономисты отдают пальму первенства в «открытии» теории долговой дефляции Фишеру (1933 г.). В гаком случае считается, что Кейнс игнорировал значение и соответствующие последствия долговой дефляции. Однако Кейнс выдвинул положение о долговой дефляции в 1931 г., полагая, что данное явление хорошо известно, и поэтому специально не останавливался на нем. Фишер использовал данное положение и на его базе создал теорию депрессии и цикла.

В прошлом наблюдались небольшие колебания в стоимости денег, и банки нс испытывали проблем: соотношения сил между кредиторами и должниками сохранялись. Все вкладывалось в понятие «маржа», которая позволяла банкам сохранять свои позиции неизменными. В рамках данной маржи — возможного изменения стоимости денег банки кредитовали своих клиентов, что определяло относительно безопасное положение банков. В проценты включалась данная маржа, что исключало даже саму возможность значительных потрясений для банковского сообщества. В каждом конкретном случае размер маржи, конечно, различался, но он всегда служил «подушкой банковской безопасности».

Кейнс определил, что под воздействием долговой дефляции богатство может передаваться от заемщиков к кредиторам. Однако он не считал долговую дефляцию условием хрупкости финансовой системы. Фишер же, напротив, определил долговую дефляцию как основное условие разрушения устойчивости и смены фазы роста на кризис.

Собственно ловушка ликвидности заключалась в следующем: стоимость активов быстро падает, ликвидные активы (деньги и денежные заменители) начинают выступать в качестве катализатора понижения стоимости остальных активов. Срабатывает эффект домино: снижение цен на одни активы подталкивает снижение цен на другие. Банки переходят к сбросу активов и предпочитают вернуть кредиты, оставаясь в деньгах. Наступает период относительного избытка денежной массы, чему сопутствует сокращение кредитования хозяйства. В результате общего падения стоимости активов банки становятся неплатежеспособными. Такая картина наблюдалась в 1931 и в 2008 гг. Разница заключалась в следующем: если в 2008 г. центральные банки активно помогали рынку — эмитировали огромное количество денег для поддержания цены на активы на прежнем уровне (косвенная помощь), оказывали прямую финансовую помощь банкам (прямая помощь), то в 1931 г. центральные банки не помогали рынку, что привело к массовым банкротствам банков. Сформировалась новая ситуация, при которой центральные банки активно помогали рынку. При этом финансовый сектор притягивал дополнительные деньги, в то время как у реального сектора сокращался спрос. При недостатке совокупного спроса в силу возникновения феномена ловушки ликвидности финансовый сектор перестал в полной мере выполнять свою функцию трансформатора сбережений в инвестиции.

В таких условиях у экономистов возникло два взаимосвязанных вопроса: 1) что важнее для кризисной ситуации — ловушка ликвидности Кейнса или долговая дефляция Фишера; 2) снижение цен на активы или рост стоимости денег как таковых? Вероятно, ответ зависит, с одной стороны, от конкретной экономической ситуации, а с другой — от общих позиций экономистов. Но в любом случае ловушка ликвидности и долговая дефляция играют важную роль в развитии кризисных ситуаций.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >