КЛАССИКИ РУССКОЙ СОЦИОЛОГИИ

В результате изучения материалов данной главы студент должен: знать

  • • основные работы классиков русской социологии;
  • • определение классиками социологии, ее предмета и методологии;
  • • содержание предлагаемых классиками социологических концепций; уметь
  • • обосновывать методологические подходы классиков к анализу социальных явлений и процессов;
  • • сравнивать социологические воззрения классиков; владеть
  • • навыками анализа социологических воззрений классиков русской социологии.

Субъективная социология П. Л. Лаврова и Н. К. Михайловского

Философ, публицист, идеолог народничества Петр Лаврович Лавров (1823—1900) был представителем субъективного направления в социологии. Н. И. Кареев в статье «Лавров как социолог» (Пг., 1922) называл его первым русским социологом, труды которого должны быть знакомы каждому, кто занимается социологией. Как подлинного зачинателя научной социологии в России характеризует П. Л. Лаврова и П. А. Сорокин в статье «Основные проблемы социологии П. Л. Лаврова».

Мировоззрение П. Л. Лаврова формировалось под влиянием антропологической философии Л. Фейербаха, неокантианства и позитивизма О. Конта. В основоположнике позитивистской социологии его привлекало, прежде всего, отрицательное отношение к абстрактным, спекулятивным построениям, высокая оценка методов естественных наук и стремление сблизить с ними науки гуманитарные. Но русского социолога не устраивала анти- индивидуалистическая позиция О. Конга и его антипсихологизм. Свое понимание социологического позитивизма П. Л. Лавров строил с позиции психологизма, причем особенно подчеркивал, что именно социальная (коллективная) психология должна являться исходной базой построения социологии.

Значительное влияние на мировоззрение П. Л. Лаврова оказали работы английского историка и социолога-позитивиста Г. Бокля, который был особенно популярен в России в 1860-х гг. «Экономический материализм» К. Маркса не стал для русского социолога основополагающим учением, но вошел в его социологическую концепцию, как один из факторов, объясняющий экономические процессы. Социологические воззрения П. Л. Лаврова представлены в работах: «Исторические письма» (1869), «Формула прогресса г. Михайловского» (1870), «Социологи — позитивисты» (1872), «О методе в социологии» (1874), «Теория и практика прогресса» (1881), «Социальная революция и задачи нравственности» (1885), «Задачи понимания истории. Проект введения в изучение эволюции человеческой мысли» (1898).

В середине XIX в. среди молодой интеллигенции России утверждается, с одной стороны, культ естествознания, а с другой — недооценка значения общественных наук. В «Исторических письмах» П. Л. Лавров выступил с критикой тех, кто видел в естественных науках «хлеб насущный», а в общественных — «приятный десерт». Доказывая важность для человека обществознания, он подчеркивал, что общественные науки «ближе жизненным интересам» людей, теснее связаны с их повседневными потребностями. Более того, по его мнению, естествоиспытатель, который пренебрегает общественными науками, обнаруживает «узость и неразвитость своей мысли». Естественные науки «лишь настолько важны и близки» человеку, насколько они служат к лучшему пониманию и удобнейшему решению вопросов, изучением которых заняты науки общественные. Подчеркивая значимость общественных наук, II. Л. Лавров отмечал в то же время и их недостатки: неточность суждений, описательность, вероятность и возможность различного толкования выводов. Эти недостатки он связывал с неразвитостью обществоведения и верил, что интенсивные исследования всех сторон общественной жизни, обновление методологии ее познания позволят в будущем общественным наукам стать такими же позитивными, как и естественные.

Восприняв позитивистскую направленность идей О. Конта, П. Л. Лавров утверждал, что социология является самостоятельной наукой и занимает центральное место среди таких основных общественных наук, как история, антропология, психология, этика. Для него, также как и для О. Конта, социология выступала «завершением системы наук» о человеке и обществе. Социология, по его мнению, опирается на законы предшествующих областей как на готовые данные, но «свои знания отыскивает другим путем». В посмертно изданной работе «Важнейшие моменты в истории мысли» (1903) социология определяется им как наука, которая изучает и группирует повторяющиеся факты солидарности между членами общества и стремится открыть его законы.

Особое внимание П. Л. Лавров уделил рассмотрению вопроса о различии между социологией и историей. С его точки зрения, социология - наука феноменологическая. Она так же, как физика, биология, психология, этика изучает повторяющиеся явления. История же — наука морфологическая, так как она наряду с астрономией и геометрией изучает уникальные, неповторимые явления. В социологии П. Л. Лавров видел науку абстрактную, а в истории — конкретную. Предметом исторической науки он считал вопросы о переходе одного из неповторяющихся «фазисов эволюции мысли и жизни в другой фазис». Предмет исследования социологии — «формы проявления, усиления и ослабления солидарности между сознательными органическими особями» [16, с. 639]. Единственное, что объединяет социологию и историю, — это использование ими субъективного метода.

Термин «субъективный метод» П. Л. Лавров заимствовал у О. Конта. Однако, с точки зрения русского социолога, научное познание требует безусловного объективизма и субъективный произвол в любой его форме: «субъективизм личного аффекта», «логический субъективизм» и «субъективизм неведения» является недопустимым. Необходимость субъективного метода в социологии он объяснял тем, что, во-первых, исследователь, изучая общественные явления, вынужден давать им субъективную оценку, так как он «сам человек, и не может ни на мгновение выделиться из процессов для него характерных». Во-вторых, сами люди прилагают ко всей истории человечества «свою мерку» — «все они судят об истории субъективно, по своему взгляду на нравственные идеалы, да иначе и судить не могут» [16, с. 42—43].

По мнению П. Л. Лаврова, с помощью субъективного метода социолог может устанавливать важность (неважность), нормальность (ненормальность), желательность (нежелательность) любого общественного явления и процесса. Субъективный метод помогает приблизиться к пониманию истории и выступает как применение нравственных критериев к социальным явлениям и историческому развитию в целом. Признавая главным методом социологии как феноменологической науки объективный метод, II. Л. Лавров субъективному методу в социологии отводил роль дополнительного.

Одна из главных тем социологических воззрений П. Л. Лаврова — личность и общество. В его понимании личность — это сознательная органическая особь, которая обладает функциями познания и деятельности. Вступая в связи с другими сознательными особями, личности образуют различные социальные общности и формы общественной солидарности. Побудительными мотивами установления социальных связей между личностями П. Л. Лавров считал врожденные потребности человека в материальных средствах существования, в безопасности, в нервном возбуждении. Из всех потребностей личности, по его мнению, главной для личности является потребность в нервном возбуждении. Для удовлетворения других потребностей в обществе формировались экономическая, политическая и духовная сферы жизни. Несмотря на утверждение о том, что экономические мотивы во все эпохи «должны были, безусловно, преобладать над политическими», он не был сторонником экономического детерминизма. Для него решающее значение в развитии общества имели процессы духовной жизни общества.

Признавая, что личность — главный участник процесса цивилизации, и утверждая, что вне личности нет прогресса вообще, П. Л. Лавров выделял следующие типы личностей:

  • - деятели цивилизации — те немногие критически мыслящие люди, которые осознали цели будущего общества;
  • - участники цивилизации — те немногие, которые разделяют идеи деятелей цивилизации и действуют по их указанию;
  • — противники цивилизации — те немногие, которые выступают против общественного прогресса;
  • — пасынки цивилизации — то эксплуатируемое большинство, которое лишено благ цивилизации;
  • — дикари высшей культуры — то меньшинство, которые лишь пользуются благами цивилизации.

П. Л. Лавров разделял взгляды Н. Г. Чернышевского о разумном эгоизме, но был против как индивидуализма, так и коллективизма. «Истинно общественная теория, — утверждал он, — требует не подчинения общественного элемента личному и не поглощение личности обществом, а слития общественных и частных интересов». Это возможно только тогда, когда личность разовьет в себе понимание общественных интересов, которые суть и ее интересы. Путь слияния личного и общественного виделся ему через развитие общественной солидарности.

Под солидарностью в широком смысле П. Л. Лавров понимал «зависимость между особями», которая проявляется в единообразном и сходном их поведении. Согласно его представлению, солидарность существовала задолго до появления общества как «зоологическая» у животных и «доисторическая» у людей в естественных условиях. Социальную солидарность современных людей он называл «осознанно исторической» и определял ее как «общность привычек, интересов, аффектов или убеждений» действующих индивидов.

С точки зрения П. Л. Лаврова, там, где нет осознанной солидарности, «нет общества, а есть только скопление особей». Общество возникает и функционирует только тогда, когда между людьми устанавливается социальная солидарность. Именно осознанная социальная солидарность, по его мнению, должна быть основным предметом социологического исследования.

П. Л. Лавров различал три вида социальной солидарности:

  • 1) бессознательная, основанная на общих привычках;
  • 2) аффективная, порождаемая общностью чувств;
  • 3) сознательная, возникающая в результате единства убеждений.

Исторически первой формой социальной солидарности он считал

«материнский род». П. Л. Лавров описал различные формы социальной солидарности, начиная с древнейших (род, племя) до современных (нация, государство). В развитии социальной солидарности от материнского рода, основанного па общности привычек, до универсального социалистического государства, возникающего в результате единства убеждений, виделся ему исторический путь социального прогресса.

По мнению П. Л. Лаврова, до тех пор «пока социология не установила смысла прогресса», она как цельная и единая наука, не существует, так как теория общественного прогресса — «окончательный вопрос социологии». По его мнению, теория прогресса дает нравственную оценку совершившимся событиям истории и указывает нравственную цель, «к которой должна идти критически мыслящая личность, если она хочет быть прогрессивным деятелем» [16, с. 54].

Исходя из гегелевской концепции прогрессивного развития общества, П. Л. Лавров заменил в ней идею диалектического движения духа на идею непрерывного совершенствования личности. В отличие от западных основоположников социологии, которые трактовали общественный прогресс как объективный, спонтанный, стихийный и безличный процесс, в его представлении прогресс есть процесс развития в человечестве сознания и воплощения истины и справедливости «путем работы критической мысли личности над современной им культурой».

Определяющим моментом общественного прогресса, по мнению русского социолога, выступает «субъективный взгляд на события с точки зрения нашего нравственного идеала». Прогрессивным обществом следует признать то, заявлял П. Л. Лавров, в котором формы, обусловливающие солидарность, позволяют расти и развиваться общественному сознанию, а сознание, развиваясь, усиливает солидарность общества. Он признавал наличие в истории общества регрессивных периодов, но верил, что, в конечном счете, прогресс прокладывает себе дорогу через «приближение исторических фактов к реальному или идеальному лучшему».

Особое внимание II. Л. Лавров уделил вопросу об источниках и движущих силах, средствах и способах, периодах, критериях и целях общественного прогресса. В качестве основных источников социального прогресса он признавал три группы факторов:

  • - бессознательные физические и психические инстинкты;
  • — не всегда осознаваемые привычки, обряды, обычаи, традиции;
  • — сознательные интересы и влечения.

Последняя группа факторов объявлялась им как главный источник прогрессивного развития общества. Ведущей движущей силой социального прогресса были провозглашены «критически мыслящие личности», роль которых в обществе призвана исполнять передовая интеллигенция. Если каждый критически мыслящий человек, заявлял П. Л. Лавров, будет постоянно активно стремиться к лучшему, то «он будет влиятельным двигателем прогресса». Среди критически мыслящих личностей он различал следующие типы:

  • - «говоруны», которые только разглагольствуют о прогрессе, но ничего не делают для его осуществления;
  • — «незаметные герои человечества», которые, несмотря на обремененность повседневными заботами, поддерживают своими действиями воплощение прогресса;
  • — «лидеры прогресса», которые посвящают себя полностью пропаганде и реализации прогресса.

Отдельным критически мыслящим личностям, по мнению представителя народничества, трудно в одиночку добиваться прогрессивного развития общества. Поэтому он предлагал им объединиться в партию прогресса, что придаст их деятельности «направление и единство».

Главным способом достижения целей общественного прогресса II. Л. Лавров считал социальную революцию, которую понимал не только как политический переворот, но и как коренные преобразования всех сторон жизни общества, и в первую очередь — духовной. Общественный прогресс мыслился им как длительный процесс, который проходит следующие стадии:

  • — появление критически мыслящих личностей, открыто высказывающих свои суждения о непригодности существующих общественных форм и необходимости их замены;
  • — воодушевление людей примерами и подвигами героев-одиночек;
  • — объединение критически мыслящих людей в партию прогресса;
  • — активное выступление масс по преобразованию общества в соответствии с целями прогресса.

В качестве всеобщего, пригодного для всех времен и народов критерия общественного прогресса, П. Л. Лавров выдвигал «высшее благо человечества». Конкретизируя этот критерий, он включал в него следующие показатели:

  • — развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении;
  • - воплощение в общественных формах истины и справедливости;
  • — расширение общественной солидарности.

К косвенным показателям общественного прогресса социолог относил увеличение числа критически мыслящих личностей и улучшение материального благосостояния людей.

С точки зрения II. Л. Лаврова, целями общественного прогресса служат существующие нравственные идеалы. Высшим нравственным идеалом он провозгласил социализм. Идеал социализма ему представлялся как «всеобщая кооперация для всеобщего развития», общество «всеобщего труда», «царство общественной справедливости».

Г1. Л. Лавров является одной из самых значимых фигур в истории отечественной и мировой социологии. Он раньше Э. Дюркгейма установил функциональную связь развития мысли, коллективных представлений и общественности. Им были также обозначены, предваряя идеи Г. Тарда и Г. Лебона, социальные проявления общественного сознания.

Выдающийся публицист, идеолог народничества Николай Константинович Михайловский (1842—1904) был представителем субъективного направления в социологии. Он обладал незаурядным литературным талантом и в 1880-е гг. считался самым популярным публицистом и властителем дум революционно настроенной русской молодежи и интеллигенции.

Мировоззрение Н. К. Михайловского сложилось под влиянием позитивистской социологии О. Конта, Э. Дюркгейма, Г. Спенсера и идей русских революционных демократов. В 1890-е гг. идеолог русского народничества выступил с резкой критиком русских марксистов и социал-демократов, что вызвало ответную реакцию со стороны Г. В. Плеханова и В. И. Ленина.

Социологические воззрения Н. К. Михайловского представлены в работах «Что такое прогресс?» (1869), «Аналитический метод в общественной науке» (1869), «Теория Дарвина и общественная наука» (1870—1873), «Борьба за индивидуальность» (1875—1876), «Записки профана» (1875— 1877), «Герои и толпа» (1882), «Вольница и подвижники» (1877), «Письма о правде и неправде» (1877), «Герои и толпа» (1882), «Еще о героях» (1891), «Еще о толпе» (1893).

Для Н. К. Михайловского социология — самая сложная и самая специфическая из общественных наук. Вслед за основоположниками позитивизма он утверждал, что законы социологии не могут быть сведены «ни к законам биологии, ни к законам какой-либо другой низшей науки». В качестве центрального объекта социологического исследования признавал личность в единстве ее биологического, психического и социального существования. Отсюда главная задача социологии ему виделась в том, чтобы изучить процесс становления и развития личности в ее борьбе с условиями окружающей среды за свою индивидуальность.

Основой методологии социологического познания, по мнению Н. К. Михайловского, должна стать концепция о двух правдах: «правде- истине», которая является результатом объективного наблюдения, и «правде-справедливости», соответствующей нравственным представлениям социолога. Говоря о том, что в социологии объективный и субъективный методы познания могут «уживаться совершенно мирно рядом, даже в применении к одному и тому же кругу явлений», он подчеркивал, что высший контроль должен принадлежать субъективному методу.

С точки зрения II. К. Михайловского, субъективный метод применим лишь в науках об обществе. Он представляет собой такой способ удовлетворения познавательной потребности, «когда наблюдатель ставит себя мысленно в положение наблюдаемого» [24, с. 402]. Необходимость субъективного метода социолог объяснял, во-первых, тем, что для достижения «правды-справедливости» требуется слияние субъекта и объекта познания. Это может произойти, если субъект познания «войдет» в интересы исследуемого объекта, «переживет его жизнь, перемыслит его мысль, перечувствует его чувство, перестрадает его страдания, переплачет его слезами» 123, с. 84].

Во-вторых, познание общественных явлений и процессов включает в себя оценку их с позиций идеала справедливости. Поэтому ученый не может «общественные явления оценивать иначе, как субъективно». Способность к сопереживанию, или сочувственный опыт, присущ всему человечеству, однако в разной степени. С точки зрения Н. К. Михайловского, один человек может пережить жизнь каждого человека, другой — жизнь своих соотечественников или своих собратьев по профессии. А так как социологией могут заниматься только люди с высоким нравственным уровнем и большим опытом, то именно они способны к выработке идеалов и целей, к пониманию общественного человека как существа «с известными чувствами, известными стремлениями и известным, наконец, предвзятым мнением».

Следование субъективному методу, отмечал Н. К. Михайловский, требует, чтобы ученый в начале своего исследования сформулировал некий идеал-критерий. В процессе исследования он должен давать оценку общественных явлений и процессов, исходя ив идеала-критерия, который отражает интересы не какой-либо отдельной личности или социальной группы, а всего трудового народа.

В качестве универсального социологического закона Н. К. Михайловский предложил закон борьбы за индивидуальность. Он обозначил два типа индивидуальностей: «человеческая индивидуальность» — личность и «общественная индивидуальность» — социальная группа или социальный институт. Н. К. Михайловский один из первых в социологии стал рассматривать человеческую индивидуальность как единство трех аспектов: биогенного, психогенного, социогенного. В работе «Михайловский и русский популизм» (1953) американский социолог Дж. Биллингтон отмечал, что Н. К. Михайловский первым в истории мировой социологии и значительно раньше западных коллег приступил к разработке теории личности.

Общественные индивидуальности были расположены им в два ряда: вертикальный — семья, род, племя, нация, класс, государство и горизонтальный — элементы внутреннего строения индивидуальностей вертикального ряда. С точки зрения Н. К. Михайловского, общественные индивидуальности ведут постоянную борьбу с человеческой индивидуальностью и между собой. Цель этой борьбы — подчинить себе другую индивидуальность, унифицировать ее и превратить в «винтик», орган более сложной социальной организации.

Основное внимание Н. К. Михайловский сосредоточил на проблеме борьбы личности за свою индивидуальность. По его мнению, установленный Ч. Дарвином закон борьбы за существование — частное проявление закона борьбы человеческой индивидуальности. Однако личность в борьбе за свою индивидуальность не только борется за свое существование, но и стремится к солидарности, сотрудничеству, взаимопомощи.

Ведущим способом борьбы личности за свою индивидуальность Н. К. Михайловский признавал не насилие над другими, а совершенствование себя. Если Ч. Дарвин провозглашал необходимость приспособления личности к окружающей среде, то русский мыслитель борьбу за человеческую индивидуальность понимал как необходимость приспособления окружающей среды к личности. Тех, которые, борясь за свою свободу и за нормальные условия жизни, приспосабливают к себе окружающую среду, он называл «идеальными» личностями. Тех же, кто пассивно приспосабливаются к социальной среде — «практическими» личностями.

Н. К. Михайловский заявлял, что среди русского народа зародыш идеальной личности следует искать, с одной стороны, в крестьянине как представителе многофункционального работника физического труда с высоким уровнем организации, но с низкой степенью духовного развития, а с другой — в интеллигенте как представителе работника умственного труда с высокой степенью духовного развития, но низким уровнем организации. Если соединить их, мечтал идеолог русского народничества, то получится модель идеального типа личности.

Задолго до учения Э. Дюркгейма о разделении труда как факторе эволюции общества, Н. К. Михайловский предложил свой подход к рассмотрению этого процесса. Он выдели три вида разделения труда:

  • 1) органическое (физиологическое) — «между органами в пределах одного неделимого человека»;
  • 2) общественное (социальное) — «между целыми неделимыми» людьми как представителями определенных социальных общностей;
  • 3) производственное (технологическое) — между элементами «какого- нибудь производства на отдельные мелкие операции».

По мнению Н. К. Михайловского, разделение труда является основой социальной дифференциации. Органическое разделение труда, которое исторически охватывает период первобытного общества и начальную эпоху варварства, предполагает, что каждый индивид выполняет разные виды работ, а все его способности развиваются гармонично. Форму социальных связей индивидов в условиях органического разделения труда русский социолог обозначил как простую кооперацию равных. В этих условиях у всех членов общества сходны интересы и одинаковы социальные функции, развиты солидарность и взаимопомощь, общественное и индивидуальное сознание слиты, а сам индивид свободен и активен.

Общественное разделение труда начинается в эпоху варварства и длится по сей день. Оно предполагает, что каждый индивид является носителем какой-либо одной трудовой роли, а его способности неравномерно и чрезмерно развиваются в одном направлении, достигая «профессионального идиотизма». В качестве формы социальных связей индивидов в условиях общественного разделения труда выступает сложная кооперация неравных. При сложной кооперации у каждого члена общества свои индивидуальные интересы и различные социальные функции, развиты социальная дифференциация и корпоративность, коллективное и индивидуальное сознание расколоты по принципу «свои» — «чужие», существует социальная вражда, а сама личность пассивна и порабощена другими индивидуальностями.

Будущее развитие общества Н. К. Михайловский связывал с производственным разделением труда и с возрождением простой кооперации равных на более высоком уровне. Переход к новой форме социальных связей он называл «великой революцией», которая приведет к установлению социалистического строя. В России, с его точки зрения, социалистический строй позволит избежать пагубного влияния сложной кооперации, если, минуя капитализм, через сельскую общину осуществить реформаторские преобразования.

В зависимости от видов разделения труда и форм социальных связей Н. К. Михайловский выделил основные этапы, уровни организации и степени развития общества в процессе его эволюции. Наглядно представить предложенную Н. К. Михайловским схему эволюции общества позволяет табл. 2.1.

Концепция общественного прогресса разрабатывалась Н. К. Михайловским в русле полемики с органистической теорией эволюции Г. Спенсера. В отличие от английского социолога, который указывал на сходство прогресса в органическом и социальном мирах, русский социолог нротивоноставлял социальный прогресс органическому. Он также выделял и отмечал несовпадение прогресса личности и прогресса общества. Прогресс личности, по II. К. Михайловскому, связан с ее борьбой за свою индивидуальность посредством приспособления к себе окружающей среды. Прогресс общества — с борьбой личности за существование посредством приспособления себя к окружающей среде. В предложенной Н. К. Михайловским «формуле» прогресс общества определялся как «постепенное приближение к целостности неделимых, к возможно полному и всестороннему разделению труда между органами и возможно меньшему разделению труда между людьми» [25, с. 1391. Безнравственно и несправедливо все, что задерживает это движение — провозглашал социолог.

Таблица 2.1

Этапы, уровни организации и степени развития общества

Виды

разделения

труда

Формы

социальных

связей

Этапы

эволюции

Уровни

организации

Степени

развития

Органическое

Общественное

Производственное

Простая

кооперация

Сложная

кооперация

Простая

кооперация

Объективно-

антропологический

Эксцентрический

Субъективно-

антропологический

Высокий

Низкий

Высокий

Низкая

Высокая

Высокая

Цель прогресса общества виделась Н. К. Михайловскому в том, чтобы восстановить разностороннего человека. Идеал прогресса — гармонично развитая личность. Достижение идеала возможно тогда, когда личность ставит перед собой и обществом цель и идеал прогресса и «движет к ним события».

Так же, как и П. Л. Лавров, Н. К. Михайловский главную роль в истории общества отводил выдающимся личностям как лидерам народных масс. Побудительным мотивом к рассмотрению проблемы взаимодействия выдающихся личностей и народных масс для него послужило то, что призывы народников «идти в народ» и агитировать его к выступлениям против существующего политического режима не возымели должного результата. Революционеры оказались не в состоянии установить контакты с крестьянской массой. Народ остался глух к их агитации и к героическим выступлениям одиночек-народовольцев. Неудачи, постигшие народников, пробудили интерес к изучению путей и средств воздействия личности на народ. В связи с рассмотрением проблемы взаимодействия личности и народных масс Н. К. Михайловским была предложена концепция «героев и толпы». Основой этой концепции явилась теория подражания, которая была им представлена за восемь лет до появления работы Г. Тарда «Законы подражания».

В своем подходе к изучению взаимоотношений героя и толпы Н. К. Михайловский различал понятия «герой» и «выдающаяся личность»,

«народ» и «толпа». Герой понимался им как гот, кто сможет увлечь своим примером массу людей на хорошее или дурное, разумное или бессмысленное дело. В отличие от героя выдающуюся личность следует рассматривать, учитывая ценности, которые она вносит в мировую сокровищницу человечества. Выдающаяся личность выступает в переломный момент истории, наиболее полно выражая потребности преобразования общественной жизни.

Народ русский социолог определял как «совокупность трудящихся классов общества». Толпа же в его понимании — это такая совокупность людей, которая характеризуется анонимностью и повышенной внушаемостью. На множестве примеров он показал, что люди в толпе объединены эмоциональной связью, причем их поступки не ограничены нравственными и правовыми нормами. Толпа в значительной степени поглощает индивидуальные черты и особенности человека. Индивидов в толпе легко увлечь каким-либо обещанием, призывом, лозунгом на любые как хорошие, так и дурные действия. Особенностью толпы является также то, что она постоянно находится в «хроническом ожидании героя», и ее повести может любой, даже ничтожный человек, который под влиянием стечения каких-либо обстоятельств «возвысится в глазах толпы».

Воздействие героя на толпу, которое происходит по законам внушения, Н. К. Михайловский назвал «социальным гипнозом», а состояние массового психоза толпы, в основе которого лежат законы подражания — «массовой заразой». В качестве причин подражания он выделил психологические и социальные факторы, разделив последние на общие и специальные. Специальные факторы обусловлены конкретной социальной ситуацией, а общие — состоянием экономики, политики, культуры и нравственности в данном обществе. Фактором, усиливающим подражательность, по его мнению, выступает узость социального опыта, что приводит к снижению «деятельности сознания и воли». Н. К. Михайловский утверждал, что, чем опустошеннее сознание у индивидов в толпе и обессиленнее их воля, чем неординарнее будет герой, тем сильнее его влияние на толпу.

Чтобы избежать актуального для России некритического поведения народных масс, вовлеченных в политическую борьбу, и уберечь их от влияния недостойных лидеров, идеолог народничества предлагал воспитывать критически мыслящих личностей, а на роль героев выдвигать представителей передовой интеллигенции.

К нормальным движениям народных масс Н. К. Михайловский относил «вольницу» и «подвижничество». В его представлении вольница — это стихийный протест народа, активное стремление переделать окружающую среду, уничтожив препятствия, которые лежат между потребностями личности и их удовлетворением. Подвижничество же — это пассивный протест народа посредством заглушения своих потребностей, переделывания себя, умерщвления плотских желаний. В отличие от действий толпы в основе вольницы и подвижничества лежат не психические, а рациональные мотивы поведения людей и критическое отношение к лидеру-герою.

Отношения между героем и толпой Н. К. Михайловский считал патологией, вызванной господством в обществе разделением труда. Борьба за индивидуальность должна, но его мнению, преодолеть этот общественный порок. Гармоничное развитие личности превратит се в цельное «Я», свободное от односторонности, а с ликвидацией разделения труда исчезнут патологические отношения между героем и толпой.

Оценивая вклад Н. К. Михайловского в истории социологии, Н. И. Кареев писал: «Если бы Михайловский свел воедино свои взгляды на общество и на взаимоотношения в нем индивидуального и коллективного... и представил свои взгляды в систематическом изложении ... то западная критика... признала бы нашего автора одним из самых видных социологов» |8, с. 142].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >