Интегральная социология П. А. Сорокина

Выдающийся социолог XX столетия Питирим Александрович Сорокин (1889—1968) вошел в историю мировой социологии как ученый, принадлежащий двум странам: России и США. На формирование социологических воззрений П. А. Сорокина значительное влияние оказали труды ученых естествоиспытателей и современных социологов: Ч. Дарвина, Г. Спенсера, В. М. Бехтерева, И. П. Павлова, О. Конта, Э. Дюрк- гейма, М. Вебера, К. Маркса, Г. Тарда, П. Л. Лаврова, Н. К. Михайловского, Л. И. Петражицкого, Н. И. Кареева, Е. В. Де Роберти, М. М. Ковалевского, которого он считал своим учителем и в последние годы жизни учителя был его личным секретарем.

В русский период П. А. Сорокиным были опубликованы такие работы по социологии, как «Главнейшие теории прогресса в современной социологии» (1911), «Границы и предмет социологии» (1913), «Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали» (1914), «Проблема социального равенства» (1917), «Автономия национальностей и единство государства» (1917), «Теория факторов М. М. Ковалевского» (1917), «Национальность, национальный вопрос и социальное равенство» (1917), «Социальная аналитика и социальная механика: краткое содержание цикла лекций» (1919), «Общедоступный учебник по социологии» (1920), двухтомная «Система социологии» (1920), «Голод и идеология общества» (1922).

Среди основных социологических проблем, которые разрабатывались П. А. Сорокиным в русский период его жизнедеятельности, особое значение имеет предпринятая им попытка создания интегральной социологии, определение ее предмета и границ. Неопозитивистский подход П. А. Сорокина проявился прежде всего в том, что он, как Г. Спенсер и Е. В. Де Роберти, окружающую человека действительность разделил на три мира: неорганический, органический и надорганический. Отличительной чертой надорга- нического мира, по его мнению, является «наличие сознания и мышления в своей развитой форме».

С точки зрения П. А. Сорокина, общество как надорганическая система представляет собой совокупность совместно живущих людей, которые влияют друг на друга или взаимодействуют друг с другом. Заявляя, что предметом социологии является взаимодействие людей в обществе, П. А. Сорокин саму социологию определил как науку о «поведении людей, находящихся в процессе взаимодействия, и о результатах такого поведения» [30, с. 108]. Главная задача социолога — исследовать статистические и динамические «явления взаимодействия людей друг с другом, с одной стороны, и явления, возникающие из этого процесса, с другой» 130, с. 57]. В связи с тем, что в процессах взаимодействия людей появляются обладающие ценностными значениями явления культуры, то социолог обязан сосредоточить внимание и на аксиологических аспектах социального взаимодействия. Именно эти аспекты социального взаимодействия и станут определяющими в будущей разрабатываемой П. А. Сорокиным теории социокультурной динамики.

Определив предмет и задачи социологии, П. А. Сорокин приступил к построению ее модели как интегральной науки па основе синтеза того положительного, что составляло основу социологии О. Конта и Г. Зим- меля. От О. Конта он взял идею законов функционирования и динамики, а от Г. Зиммеля — идею о социологии как самостоятельной дисциплины, изучающей родовые свойства явлений социального взаимодействия.

Анализ состояния социологии конца XIX — начала XX столетия привел II. А. Сорокина к убеждению в том, что «современная социология гораздо ближе к естественным наукам но объективности, точности и продуктивности», чем другие общественные науки. В отличие от О. Конта, который уподоблял социологию «социальной физике», и Г. Спенсера, по мнению которого социология может быть определена как «социальная биология», II. А. Сорокин видел в социологии «социальную химию». Отмечая, что социология и естественные науки имеют различные объекты изучения, II. А. Сорокин признавал, что в социологии «методы изучения этих объектов одни и те же». По его убеждению главным методом анализа социальных процессов и явлений должен быть объективизм — опора на факты. «Побольше наблюдения и тщательного анализа фактов — таков очередной лозунг социологии» [28, с. 111, — призывал он социологов. Ратуя за проведение конкретно-социологических исследований, социолог был убежден, что «хорошо проверенная статистическая диаграмма стоит любого социально-философского трактата» 128, с. 11]. В дальнейшем он одним из первых в американской социологии стал применять количественные методы обработки эмпирических данных.

Развивая идеи своего учителя М. М. Ковалевского об эклектизме и плюрализме социологии, П. А. Сорокин особенность социологии как науки видел в ее интегрирующей способности. «Иптегрализм» социологии, по его представлению, проявляется в следующем:

- интегральная социология — «это генерализирующая наука о социокультурных явлениях», которая обобщает в методологии основные социологические направления, а в ее содержании отражаются открытия других социальных наук;

интегральная социология, в отличие от других общественных наук, которые изучают лишь одну из сфер социокультурного пространства, имеет дело «со всеми сферами этого пространства», исследуя их общие элементы;

  • — интегральная социология, используя «последовательный социологический плюрализм», учитывает множество самых разнообразных факторов и интегрирует их в целостное объяснение социальной реальности;
  • — интегральная социология, исследуя статику и динамику общественной жизни, создает единую «интегральную» социальную теорию.

В интегральной социологии П. А. Сорокин выделил пять ведущих направлений:

  • 1) «космосоциологическое», которое объясняет социальные процессы и явления географическими факторами;
  • 2) «биосоциологическое», изучающее общество как биологический организм;
  • 3) «социомеханическое», которое представляет общество как механический агрегат, а законами его функционирования считает законы неорганического мира;
  • 4) «социопсихологическое», обусловливающее социальные процессы и явления состоянием психики человека;
  • 5) «социокультурное», которое рассматривает функционирование и развитие общества как процесс «цикличности» или «круговорота» различных типов культуры.

Сам социолог придерживался двух последних направлений. При этом он отдавал предпочтение социокультурному направлению, полагая, что только оно «дает нам действительную социологию в точном значении понятия».

Объявив социологию интегральной наукой, II. А. Сорокин в то же время указывал, что она «остается строго социальной наукой», специфика которой определяет ее структуру. В структуре интегральной социологии он выдели две части: теоретическая (общая) социология и практическая (прикладная) социология. Отстаивая идею о том, что «социология может и должна строиться по типу естественных наук», П. А. Сорокин предложил выделить в теоретической социологии три раздела: «социальная аналитика», «социальная механика» и «социальная генетика». С его точки зрения, социальная аналитика должна рассматривать «простейшие социальные явления и сложные социальные единства», социальная механика — изучать социальные силы и процессы как факторы социального взаимодействия, социальная генетика — анализировать эволюцию общественной жизни. В прикладной социологии (социальная политика) он придавал большое значение изучению социальных проблем города и деревни, политики и морали с помощью эмпирических методов исследования и выработке «системной рецептуры», указывающей точные средства для борьбы с социально-психическими болезнями, для рациональных реформ во всех областях общественной жизни. П. А. Сорокин в работе «Система социологии» (1920) утверждал, что отдельно взятый индивид не может рассматриваться в качестве элементарной «социальной клеточки» потому, что «из индивида можно получить только индивида и нельзя получить того, что называется обществом... для этого требуется не один, а много индивидов, но меньшей мере, два» [30, с. 95]. Таким образом, но его мнению, элементами социальной структуры следует признать не личностей самих по себе, а их взаимодействия как представителей различных социальных общностей.

Социальное взаимодействие П. А. Сорокин представлял как сложный социокультурный процесс, необходимым условием совершения которого является наличие следующих компонентов:

  • — субъекты взаимодействия — индивиды или социальные группы;
  • — объективированные ценности — предметы материальной культуры;
  • — ценностные значения — нормы, стандарты поведения, существующие в индивидуальном или групповом сознании;
  • — «проводники» взаимодействия: язык, письменность, орудия труда, предметы быта, деньги, произведения искусства и т.д.

По субъекту социальные взаимодействия могут быть между двумя индивидами, между индивидом и социальной группой, между социальными группами. По характеру они бывают односторонние и двусторонние, индивидуальные и массовые, организованные и спонтанные, простые и сложные, стандартные и шаблонные, мгновенные и продолжительные, слабые и интенсивные, солидаристические и антагонистические, идейные и волевые. В зависимости от природы проводника — механические, тепловые, звуковые, светозвуковые и г.п. взаимодействия. Особое значение П. А. Сорокин придавал тому, чтобы субъекты социального взаимодействия использовали одинаковые проводники, иначе социальная связь между ними окажется невозможной.

Чтобы понять функционирование и развитие общества, русский социолог рекомендовал первоначально изучить различные процессы социального взаимодействия. Затем, комбинируя их, можно получить любой сложнейший из сложнейших общественных процессов, любое социальное явление, «начиная от увлечения танго и футболом и кончая мировой войной и революциями». С его точки зрения, социальные взаимодействия позволяют объяснить все социальные отношения: экономические, производственные, политические, научные, нравственные, религиозные, художественные. Процессы социального взаимодействия, полагал он, «являются теми нитями, из совокупности которых создается ткань человеческой истории».

В основе социального взаимодействия, по мнению П. А. Сорокина, лежат «социальные акты» — поступки людей, обусловленные осознаваемыми ими биопсихическими «базовыми» инстинктами: пищеварительным, сексуальным, инстинктом собственника, инстинктом самосохранения, инстинктом самовыражения. Социальный акт может проявляться как в «делании», так и в «неделании» чего-либо. По характеру социальные акты могут быть либо пассивными («воздержание»), либо активными («терпение»). Им была предложена следующая классификация социальных актов:

  • — «должные — дозволенные»;
  • — «должные — рекомендуемые»;
  • — «запрещенные».

Согласно представлению социолога, на дозволенные акты в обществе реагируют эмоционально нейтрально; на рекомендуемые, совершаемые в форме «услуги или подвига», — эмоционально положительно и требуют за них «награды»; на запрещенные, совершаемые в форме «преступления», — эмоционально отрицательно и требуют «кары».

Изучая различные акты поведения людей, II. А. Сорокин пришел к выводу о том, что один и тот же поступок в разных обществах и в разные эпохи может быть оценен диаметрально противоположно в зависимости от психического переживания данного акта и, следовательно, разным образом санкционирован обществом. Он также отметил влияние, которое оказывают общественные санкции на мотивы поведения людей. Так, размышлял социолог, если бы уничтожили абсолютно все дипломы и привилегии, связанные с образованием, то часть студентов «моментально забросила бы книги и занялась бы совершенно иными делами». П. А. Сорокин отводил общественным санкциям важную роль в процессе социализации личности, установления и поддержания внутригрупповой солидарности и социальной борьбы. Он подчеркивал, что чем ниже по своему развитию человек, каковыми являются неразвитые личности и дети, тем «немедленнее должны наступать кары и награды, чтобы влиять на их поведение».

Начав социологический анализ с простейшей клетки общества — социального взаимодействия и разложив его на составные компоненты, П. А. Сорокин перешел к рассмотрению основного результата социального взаимодействия — образованию «коллективного единства». Согласно его представлению, «общество или коллективное единство» представляет собой совокупность взаимодействующих людей, отличную от простой суммы не взаимодействующих индивидов. Общество существует не «вне» и «независимо» от индивидов, а «только как система взаимодействующих единиц».

В социальной структуре общества социолог в зависимости от уровня взаимодействия различал три типа социальных общностей. Первый тип - «элементарные» группы, которые возникают в результате межиндивидуальных взаимодействий, основанных на биологических и психологических импульсах. По мнению П. А. Сорокина, «элементарная» группа есть единение людей по какому-либо одному из общих признаков (например, по признаку пола, возраста, языка, профессии, веры, дохода и т.и.). Второй тип — это различные комбинации «элементарных» групп, взаимодействия между которыми обусловлены географическими, биолого-физиологическими и социально-психологическими факторами социализации. Третий тип — это «кумулятивные» группы, взаимодействие в которых определено совокупностью нескольких социальных признаков.

Для П. А. Сорокина общество как сложный социальный агрегат представляет собой совокупность «элементарных» и «кумулятивных» групп. Индивид оказывается одновременно членом нескольких «элементарных» и «кумулятивных» групп, которые бывают либо закрытыми (пол, раса, нация), либо открытыми (партия, научные, религиозные, профессиональные и т.п. группы), либо полузакрытыми (класс, сословие).

Вслед за В. Парето П. А. Сорокин утверждал, что при длительном существовании некоторые «кумулятивные» группы образуют элиту, которая выступает как высший слой управления жизнью в обществе. Вся социальная история есть господство элиты над массами. Это господство носит фатальный характер, от которого не может спасти даже коммунизм. Поэтому, по мнению социолога, всякая попытка объяснить исторические процессы и взаимоотношения различных слоев борьбой классов обречена на неудачу.

Особое внимание И. А. Сорокин уделил такому типу «кумулятивных» групп, как класс. Он заявлял, что даже у К. Маркса и Ф. Энгельса нельзя найти точного определения понятия «класс». Все теории классов им были разделены на теории «монистические» и «плюралистические». Первые выделяют класс на основании одного признака, вторые — на основании нескольких признаков.

На примере пролетариата П. А. Сорокин показал, что класс есть «кумулятивная» группа, объединяющая три «элементарные» группы: профессиональную, экономическую и правовую. Таков, по его мнению, скелет любого класса, который «в конкретной исторической действительности выступает обросший определенными наслоениями, добавочными производными свойствами». Сходство профессии, обеспеченности и прав влечет за собой обычно сходство образовательного уровня, вкусов, интересов, убеждений, симпатий и всего образа жизни лиц одного класса. Обобщая классовую структуру большинства развитых стран, П. А. Сорокин выделил в их структуре четыре основных класса: крестьян, пролетариев, землевладельцев и капиталистов, объединенных в две «кумулятивные» группы:

  • 1) класс привилегированных + богатых + носителей интеллектуального труда;
  • 2) класс обделенных + бедных + носителей физического труда [30, с. 385].
  • 11. А. Сорокин наряду со стратификацией общества рассматривал и происходящую в нем «социальную перегруппировку» — социальную мобильность, которая понималась им как изменение объема «элементарных» и «кумулятивных» групп в обществе, исчезновение одних групп и возникновение новых. Наряду с географической и территориальной перегруппировкой в обществе он различал межгрупповую и внутригрупповую, горизонтальную и вертикальную мобильность. Рассмотрение П. А. Сорокиным проблемы социальной стратификации и социальной мобильности, начатое в российский период его жизни, получила окончательное завершение после эмиграции в США в работе «Социальная мобильность» (1927) и «Социальная и культурная мобильность» (1959).

К рассмотрению вопроса о том, что такое нация П. А. Сорокин обратился в работах «Проблемы социального равенства» (1917) и «Автономия национальностей и единство государства» (1918). В них он констатировал, что национальный вопрос относится к числу самых острых и актуальных, что объясняется обострением национальных отношений, вызванных Первой мировой войной и социально-экономическим и политическим кризисами в России.

Анализируя наиболее распространенные признаки, которые используются для описания нации (единство крови, языка, религии, морали, права, нравов, психики, мировоззрения, культуры), П. А. Сорокин показывает, что ни один из них по отдельности не может претендовать на то, чтобы быть определяющим нацию, а вместе взятые они противоречат друг другу. Поэтому он приходит к выводу о том, что «национальности как единого социального элемента нет», а в подходе к определению нации может быть только единственное, индивидуальное начало — самоидентификация. С его точки зрения, это обусловлено тем, что центр тяжести «лежит на психологическом отнесении себя к тому или иному обществу или группе».

Сущность национального вопроса П. А. Сорокин объясняет наличием социального неравенства как по отношению к нации в целом, так и между представителями одной нации. Так называемое «национальное неравенство», по его мнению, есть разновидность социального неравенства. Поэтому утверждал социолог, если устранить причины религиозные, сословные, имущественные, профессиональные, бытовые, то из национальных ограничений не останется ничего. По его мнению, поскольку термин «национальность» описывает разнородные по своему составу кумулятивные группы, то его следует полностью удалить из терминологии социальных наук.

Негативное отношение П. А. Сорокина к понятию «нация» как социологической категории может быть объяснено рядом причин. Во-первых, для определения нации он выбирает либо только один признак, либо сумму разнообразных экономических, политических и культурологических признаков, не обращая внимания на то, что признаками социальной общности могут быть несколько специфических признаков. Во-вторых, II. А. Сорокин оставил вне ноля своих рассуждений вопрос о возникновении нации как исторического объединения. Генетический анализ позволил бы увидеть, как объединение племен, закрепление их на определенной территории, образование государственности, установление общего хозяйственного уклада, ассимиляция языка, религии, традиций и создание на основе аккумуляции специфических материальных и духовных ценностей послужило возникновению новой социальной общности, получившей название нации. Именно эти корневые признаки и следовало бы учитывать при социологическом определении нации. В-третьих, в своих рассуждениях о неправомерности категории «национальность» П. А. Сорокин не делает различия между понятиями «нация», «народность», «национальность» и «народ». Так, например, приводимые им такие признаки, как «патриотизм», «общность экономических интересов», осознание «принадлежности к определенному политическому телу», «единство исторических судеб», выступают скорее признаками народа как исторической социальной общности, а не нации. Весь пафос его публикаций направлен на то, что, только добившись «полного правового равенства индивида (личности)» и образовав «федерации государств», можно преодолеть национальное неравенство. А пока это не достигнуто, заявлял русский социолог: «мы от души приветствуем национальные движения».

В последней опубликованной при жизни работе «Основные черты русской нации в двадцатом столетии» (1967) П. А. Сорокин отказался от редукции национального к социально-политическому, определив нацию как социокультурную общность, основными чертами которой являются многофункциональность, солидарность, организованность и полузакрытость. Согласно его новому представлению, нация как специфическая социальная общность формируется благодаря принадлежности индивидов к одному государству, общности территории проживания, единому языку общения и единой национальной культуре. Нация состоит из граждан, которые имеют общий или похожий язык, общую совокупность культурных ценностей, происходящих из общей прошлой истории их предшественников, занимают общую территорию, на которой живут или жили их предки. П. А. Сорокин подчеркивал, что сами по себе государственные, языковые, культурные и территориальные общности не могут считаться нациями. Только когда индивиды принадлежат единому государству, связаны общим языком, культурой и территорией — они образуют нацию. По мнению П. А. Сорокина, огромное влияние на формирование русской нации оказало принятие Киевской Русью в 988 г. православия в качестве государственной религии.

После установления Советской власти, негативно относясь к Октябрьской революции 1917 г., П. А. Сорокин предпринимал попытки организации контрреволюционного движения, за что был арестован. Первый раз он был заключен в Петропавловскую крепость, второй раз приговорен к расстрелу, но по ходатайству друзей был освобожден. В 1918 г. П. А. Соркин активно занялся научно-исследовательской и преподавательской деятельностью. Он читал лекции по социологии во многих учебных заведениях, в том числе в Петроградском университете, где в 1920 г. был избран руководителем открывшейся в 1919 г. кафедры социологии. Однако в сентябре 1922 г. ему как нелояльно относившемуся к Советской власти было предписано покинуть страну.

После вынужденной эмиграции в 1922 г. в американский период жизнедеятельности П. А. Сорокин продолжал развивать разрабатываемые в России социологические теории, обогащая их новыми концепциями, которые представлены в его работах «Социальная мобильность» (1927), «Современные социологические теории» (1928), «Социальная и культурная динамика. Исследование смены основных систем искусства, знания, этики, права и социальных отношений» (1937—1941), «Общество, культура и личность» (1947) и многочисленных публикациях, посвященных современным нравственно-политическим проблемам, такими как, например, «Альтруистская любовь» (1950), «Американская сексуальная революция» (1956), «Власть и нравственность» (1959), «Взаимная конвергенция США и СССР в направлении смешанного социокультурного типа» (1961), «Социологические теории сегодня» (1966). В этих работах П. А. Сорокин сосредоточил основное внимание на теориях социальной мобильности, социальной структуры и развития культуры, на нравственно-политических проблемах современности. Несмотря на многоплановость научно-публицистического творчества П. А. Сорокина в США, его социологии всегда была присуща целостность, стремление к созданию интегральной системы социологических знаний.

В первой работе, опубликованной в США, «Социальная мобильность» (1927) П. А. Сорокин ввел в социологический лексикон термин «социальная стратификация» и представил некоторые положения ее концепции.

В завершенном виде концепция социальной стратификации была им изложена в работе «Социальная и культурная мобильность (1959). В ней он определил социальную стратификацию как дифференциацию «некой данной совокупности людей (населения) в иерархическом ранге», что «находит выражение в существовании высших и низших слоев». Сущность социальной стратификации II. А. Сорокин видел в неравномерном распределении среди членов общества прав и привилегий, ответственности и обязанности, в наличии или отсутствии социальных ценностей, власти и влияния.

Допуская возможность множественности существования социальных страт, социолог к основным социальным стратам относил: экономическую с полюсами богатый — бедный, политическую с полюсами властвующий — управляемый и профессиональную с полюсами высокого и низкого престижа. При этом человек, занимающий высшую или низшую ступень в одном из основных слоев, как правило, будет занимать соответствующую ступень в других слоях.

П. А. Сорокин считал, что нестратифицированных обществ не существует. Необходимость социальной стратификации и ее постоянство им объяснялась, во-первых, организационными требованиями коллективной жизни; во-вторых, неравным положением индивидов в окружающей среде; в-третьих, биопсихическими различиями людей. Отсюда он делал вывод о непреодолимости социального неравенства в обществе. Лучшее, что можно достичь в обществе — это сократить расстояние между полюсами социального неравенства.

В рамках концепции социальной стратификации Г1. А. Сорокин рассматривал классификацию социальных групп. Он предложил различать простые и сложные социальные группы. Простые социальные группы — это объединения людей по какому-либо одному признаку (пол, возраст, язык, профессия, место проживания и т.п.). Сложные социальные группы — это объединения людей на основе нескольких признаков. Так, при определении класса как сложной социальной общности он выделял три главных признака: имущественный, профессиональный и правовой, а также множество дополнительных признаков, таких как, например, сходство вкусов, убеждений, образа жизни и т.п. Несмотря на негативное отношение американских социологов к понятию «класс», П. А. Сорокин настаивал на правомерности использования этого понятия в социологии.

Под социальной мобильностью П. А. Сорокин понимал любое социальное перемещение индивидов, социальных групп и культурных ценностей «из одной социальной позиции в другую». Относительно социальной мобильности индивидов он предложил различать горизонтальную и вертикальную мобильность. Горизонтальная мобильность предполагает переход индивида из одной социальной группы или сферы общественной жизни в другую с сохранением существующего социального статуса, но со сменой социальной роли. Вертикальная мобильность связана с перемещением индивида из одного социального слоя в другой с изменением и социального статуса, и социальной роли. В зависимости от направления вертикального перемещения («вверх» — «вниз») мобильность может быть восходящей и нисходящей.

В качестве регуляторов социальной мобильности П. А. Сорокин называл социальные «сига» («фильтры») и социальные «лифты» («каналы социальной циркуляции»). Социальные «фильтры» позволяют проводить отбор и распределения по социальным слоям в зависимости от возможностей и способностей индивидов. Социальные «лифты» ускоряют процессы вертикальной социальной мобильности, «поднимая» человека в высшую страту или «опуская» его в низшую.

В периоды общественных потрясений, которые приводят к существенным изменениям общественного порядка, но мнению П. А. Сорокина, «поступательность, упорядоченность и строго контролируемый характер мобильности существенно нарушается». В эти периоды, как правило, происходит быстрая замена «фильтров» и «лифтов» старого режима новыми. Опираясь на эмпирический материал, социолог пришел к выводу о том, что в любом обществе социальная циркуляция людей осуществляется не случайно, а по необходимости и строго контролируется разнообразными социальными институтами.

Социальные революции и реформы П. А. Сорокин трактовал как способы изменения общественной жизни. Он подчеркивал, что они изменяют не только политическую и экономическую структуры общества, но оказывают влияние на состав населения, на социальную стратификацию и социальную мобильность, на право, религию, искусство, мораль и даже на сексуальное поведение людей.

Анализируя социологический феномен революции, П. А. Сорокин опирался на сведения о 70 революциях, известных в мировой истории, а также на свою оценку Февральской и Октябрьской революций 1917 г. С точки зрения социолога, революция — худший способ изменения общественной жизни, так как она несет разрушения, попирает базовые инстинкты человека и усиливает дезинтеграцию общества, а утверждаемые революцией ценности и идеалы зачастую иллюзорны. В работе «Социология революций» (1925) он сформулировал присущий социальной революции закон «социального иллюзионизма». Для доказательства этого закона П. А. Сорокин приводит примеры из практики российских революций 1917 г. Так, например, выдвинутый лозунг ликвидировать социальное неравенство не был осуществлен, обещание всем хлеба обернулось голодом и вымиранием населения. Социолог также отмечал, что революции изменяют поведение людей в худшую сторону, культивируя вражду, ненависть и злобу по отношению к другим, инакомыслящим, устанавливают авторитарный режим. В революционном процессе П. А. Сорокин выделял два периода: революционный и контрреволюционный. Контрреволюционный период, по его убеждению, присущ каждой революции как реакция на усталость от хаоса и как жажда социального порядка.

Для П. А. Сорокина социальные реформы — более желательный способ изменения общественной жизни, так как они в меньшей степени давят на базовые инстинкты людей. До проведения глобальной реформы предварительно возможен эксперимент, в процессе которого выявляются положительные и негативные моменты предлагаемой реформы. Обязательными условиями проведения реформы должны быть: ее созидательная наиравленность, мирные методы осуществления, возможность корректировки. Все прогрессивное, по мнению социолога, связано с проведением созидательных реформ, а не разрушающих революций.

В отличие от представителей органического подхода к рассмотрению истории общества и культуры, видевших в социальной эволюции процесс зарождения, расцвета и гибели цивилизации, П. А. Сорокин утверждал, что социальная эволюция — это закономерный процесс цикличного чередования «доминантных» типов культурных сверхсистем, который будет происходить до тех пор, пока человечество не утратит своей созидательной способности.

Под культурой социолог понимал все то, что создано или модифицировано в результате взаимодействий людей. Определяя культуру как противоположность природе, он считал, что все неорганические и органические явления и процессы становятся социально значимыми только тогда, когда они приобретут «культурные качества». К культурным качествам П. А. Сорокин относил «значения, нормы, ценности», которые индивиды или общество вкладывают в реальные предметы и процессы в данную историческую эпоху. Главным культурным качеством, по его мнению, являются ценности, среди которых универсальными следует признать, утверждаемые еще Платоном, истину, красоту, добро и пользу.

В зависимости от того, что лежит в основе формирования культурных качеств — чувственное познание, рациональное познание или их синтез, II. А. Сорокин выделил три типа доминантных культурных сверхсистемы: «чувственную», «идеациональную» (рациональную) и «идеалистическую» (интегральную). Каждая из культурных сверхсистем обладает свойственной ей ментальностью, собственными системами знания и истины, философией и мировоззрением, религией и образцами святости, представлениями правого и должного, формами изящной словесности и искусства, нравами и законами, социальными отношениями и нормами поведения, экономической и политической организацией. Опираясь на собранный обширный эмпирический материал (от античности до начала XX в.), П. А. Сорокин сделал следующие выводы:

  • — в чувственной культурной сверхсистеме господствуют «истины чувств» и материальные потребности, атеизм, прагматизм и гедонизм;
  • — идеациональной культурной сверхсистеме господствуют разум и Бог, духовность, аскетизм и альтруизм;
  • — идеалистической культурной сверхсистеме происходит синтез тех черт, которые присущи чувственной и рациональной культурным сверхсистемам.

В конкретный исторический период лидирующее положение занимает одна из сверхсистем. «Чувственная» и «идеациональная» сверхсистемы, являясь более устойчивыми, могут существовать достаточно длительное время, тогда как «идеалистическая» сверхсистема в силу несовершенства синтеза двух предыдущих сверхсистем существует короткий период времени (100—200 лет).

Предложенная П. А. Сорокиным история социальной эволюции как динамическое чередование доминантных типов культурных сверхсистем в конкретные исторические периоды развития общества представлена в табл. 2.3.

Современную западную культуру Г1. А. Сорокин относил к чувственному типу, а ее состояние диагностировал как кризисное. «Мы живем, мыслим, действуем, — писал он, — в конце сияющего чувственного дня, длившегося шесть веков. Лучи заходящего солнца все еще освещают величие уходящей эпохи. ...Ночь этой переходной эпохи начинает спускаться на нас с ее кошмарами, пугающими тенями, душераздирающими ужасами. За ее пределами, однако, различим расцвет новой великой идеациональной культуры» [29, с. 4271.

Таблица 23

Историческая динамика культурных сверхсистем

Исторические периоды

Тип культурной сверхсистемы

до VIII в. до Н.Э.

Чувственная

с VIII в. до н.э. но IV в. до н.э.

Рациональная

с IV в. до н.э. по III в. до н.э.

Интегральная

со II в. до н.э. по V в. н.э.

Чувственная

с VI в. по XII в.

Рациональная

с XIII в. по XIVb.

Интегральная

с XV в. по XX в.

Чувственная

Творческое наследие II. А. Сорокина огромно. Он автор более 50 монографий, бесчисленного множества статей и эссе. Его книги переведены почти на все языки мира. В 1964 г. П. А. Сорокин был избран президентом Американской социологической ассоциации, которая в 1968 г. учредила ежегодную премию имени П. А. Сорокина за лучшую книгу по социологии. В 1989 г. мировая научная общественность отметила 100-летие со дня рождения П. А. Сорокина. В 1990 г. на XII Международном конгрессе социологов в Мадриде была учреждена Международная Сорокинская премия за наиболее значимый труд по социологии.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >