Основные направления психологического сопровождения семей, в которых растут дети с признаками одаренности.

Дифференциация таких семей на три типа позволяет сформулировать адекватные для каждого из них стратегии сопровождения и поддержки.

Подросткам с гармоничным развитием требуются адекватные их возможностям образовательные условия. Их родители также не нуждаются в специальном внимании психолога, они чувствуют себя уверенными экспертами во всех областях своей жизни. При контакте с психологом они, как правило, держатся снисходительно-настороженно. Указания на какие-либо трудности их ребенка вызывают защитно-конфронтационную реакцию. Единственное, что им будет приятно получить от психолога, — обратную связь о том, что у них все хорошо и они очень грамотные родители.

Проецируясь в сферу детско-родительского общения, супружеские дисфункции и неудовлетворенность родителей собственной реализацией создают условия для формирования невротической симптоматики в общении, поведении и саморегуляции у их детей. У родителей детей с невротическим развитием много запросов к психологу. Их можно объединить в три группы: 1) угасание проявлений одаренности (например, потеря учебной мотивации); 2) нарастание невротической симптоматики или появление новых эмоциональных и поведенческих трудностей (например, страхи, множество обид и конфликтов в общении со сверстниками, агрессивное поведение и т.п.); 3) конфликтность в детско-родительском общении (например, грубость, негативизм, отказ выполнять семейные правила). В некоторых случаях имеет место сочетание этих проблем.

Мотивация обращения к психологу, как правило, связана с ожиданием «улучшения» ребенка, имеющего, по мнению родителей, большие проблемы, влияющие на его успешность. Обращаясь за помощью, родители этой группы склонны занимать достаточно инфантильную позицию, перекладывая ответственность за разрешение своих проблем на психолога, жалуясь при этом на учителей, ребенка, супруга, а потом — и на самого психолога. Одна из самых распространенных ошибок психолога в работе с такими семьями — его триангуляция в эмоционально насыщенное взаимодействие либо на стороне родителя, либо на стороне ребенка («спасение» ребенка от «ужасных» и непонимающих взрослых) с принятием на себя неадекватной ответственности (см. подпараграф 2.3.2). Результатом такой триангуляции становится неэффективность работы психолога и его «выгорание».

Для семей этого типа эффективна комплексная психологическая помощь, сочетающая супружеское и индивидуальное консультирование (или терапию) родителей, тренинги детско-родительского взаимодействия (Т. Гордон, И. М. Марковская) и групповые тренинги общения и саморегуляции для подростков (А. Г. Лидере). При этом необходимо учитывать, что общее напряжение в системе при ее недифференцированности ведет к путанице, переплетению проблем в ее отдельных подсистемах. Поэтому условием эффективности психологической помощи данному типу семей является отделение проблем родителей от проблем ребенка, родительских проблем — от супружеских, профессиональных — от семейных. Разрешение проблем в каждой из подсистем должно быть внятно дифференцировано друг от друга и осуществляться с использованием адекватных для каждой из них средств.

Пример 8

Мать, хронически уставшая от конфликтов на работе и нс разрешающая их в рабочей ситуации, изливает свое недовольство на мужа и дочь, возвращаясь вечером домой. Вечером и утром (когда родители собираются на работу, а дочь — в школу) атмосфера в доме становится напряженной и взрывоопасной. Чтобы снизить напряжение, женщина готова регулярно посещать психолога с целью разрешения «постоянных» конфликтов дочери с одноклассниками и учителями. Ей кажется, что, как только проблемы дочери будут решены (конечно, с помощью хитроумного психолога), она станет счастливой.

Другую форму психологической помощи стоит рекомендовать подросткам с признаками диссипхронии и их семьям. Прямых запросов о психологической помощи со стороны этих семей, как правило, нет. Однако, учитывая высокий уровень тревоги, которая связана с ребенком и сопровождает его родителей на протяжении многих лет и во многом руководит ими, можно увидеть две стратегии их поведения относительно психолога: психофобическая стратегия: проявляется в обесценивании и избегании психолога как специалиста по тревоге и проблемам, игнорировании возможности психологической помощи, отрицании проблем;

стратегия присоединения: выражается в стремлении (как правило, матери) оказываться рядом с психологом, задавать прямо не связанные с собственной ситуацией вопросы, слушать его разговоры с другими и о других и т.п.

Обе стратегии направлены на снижение тревоги родителей и поддержку их уверенности. Фиксация родителей на проблемах ребенка лишь усиливает тревогу и приводит к защитным реакциям, не позволяющим наладить конструктивное сотрудничество. С учетом всего этого для взрослых членов семьи разработан достаточно эффективный метод психологического просвещения в форме родительских групп, изначально сформировавшийся в работе с семьями, где есть тяжело больные людьми (шизофрения, тяжелые депрессии, хронические соматические заболевания)[1]. Психологическое просвещение способствует снижению родительской тревоги и воспитательной неуверенности, оптимизации ожиданий от ребенка:

  • — через понимание динамики и типичных закономерностей развития особо одаренного ребенка, развития ребенка с диссинхронией (т.е. через их нормализацию и рационализацию в противовес иррациональной родительской тревоге);
  • — дифференциацию задач лечения, обучения и развития ребенка;
  • - побуждение родителей больше внимания уделять собственной профессиональной и личностной реализации, не замыкаясь на выполнении исключительно родительской роли;
  • - налаживание внесемейных поддерживающих связей.

Сами подростки с диссинхронией развития нуждаются в обогащении опыта общения и сотрудничества, обучении соотносить свои желания и действия с позициями других людей (как сверстников, так и взрослых из внессмейного круга), выстраивать приоритеты и т.п. Эти цели могут быть достигнуты различными психолого-педагогическими средствами: непосредственно в ситуациях обучения и внеурочных мероприятий, специально построенных тренингах, в процессе анализа жизненных ситуаций. В целом этот подход к сопровождению особо одаренного ребенка, названный методом развивающего дискомфорта (В. С. Юркевич), подразумевает контролируемый выход ребенка из зоны собственного комфорта при оказании ему адекватной поддержки. В процессе такого сопровождения очень полезно присутствие тьютора, нацеленного на решение задач, возникающих перед ребенком в ситуациях развивающегося дискомфорта, но при этом не дублирующего работу психолога или родительскую поддержку.

Итак, в данной главе были рассмотрены семьи, жизненные циклы которых имеют отличия от некоторого нормативного образца, — это семьи, переживающие развод, и бинуклеарные семьи; семьи с замещающим родительством; семьи, в которых растут дети с особыми потребностями и возможностями развития. Современный мир характеризуется многообразием и одновременным сосуществованием различных вариантов развития семьи. При этом какой бы из вариантов жизненных сценариев ни разворачивался, все семьи, как правило, проявляют общую тенденцию — стремятся к нормализации и интеграции в социальное окружение. Общими для всех описанных типов семей факторами нормализации являются:

  • - на уровне микросистемы — гибкость семейных правил и способность членов семьи к открытой коммуникации;
  • - на уровне мезосистемы — достаточно открытые внешние границы семьи для установления связей с внесемейным окружением при условии его доброжелательности, компетентности и ресурсности;
  • - на уровнях экзо- и макросистемы — вариативность моделей социализации и их доступность, толерантность общества к различиям, приоритет целей развития над целями выживания.

  • [1] Николс М.у Шварц Р. Семейная терапия: концепции и методы : пер. с англ.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >