ТЕНДЕНЦИИ МЕЖСТРАНОВОЙ МИГРАЦИИ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ

Изучив содержание данной главы, студент будет:

знать

• факторы изменения роли трудовой миграции в мировой и национальной экономике, основные тенденции, способствующие ее развитию;

уметь

• оценивать и соотносить позитивные и негативные последствия миграции для экономики;

владеть

• навыками комплексного изучения проблем и возможностей развития миграции, путей повышения эффективности ее управления.

Повышение роли трудовой миграции в мировой и национальной экономике

Трудовая миграция, или движение людей через границы (стран, регионов) в поисках работы, заняла верхние строчки политических программ многих стран. Во второй половине XX – начале XXI в. увеличивались масштаб и динамика роста трудовой миграции в МЭ. За 1960–2005 гг. число живущих за пределами страны своего рождения увеличилось более чем вдвое – примерно с 75 до 191 млн чел., почти половина из них – женщины. В 1995–2000 гг. иностранная рабочая сила возрастала в странах ОЭСР на 3–4% в год, а темпы прироста высококвалифицированных мигрантов были намного выше (в среднем 35% в год в Великобритании за последние пять лет и 14% в год в США). Это число увеличится, если учесть сопутствующих иждивенцев. В последнее десятилетие число мигрантов повышалось примерно на 6 млн чел. в год, что значительно выше темпов прироста мирового населения (где лидировали Африка, Латинская Америка, Индия). Глобальный объем этих потоков трудно установить, поскольку не все страны контролируют или сообщают о трудовой миграции, но она обрела существенные и растущие масштабы.

Тенденция к росту международной миграции, вероятно, сохранится в ближайшие десятилетия, но доля трудящихся-мигрантов составила в начале XXI в. не более 4,2% общего числа рабочей силы развитых стран и около 3% мирового населения. Большинство международных мигрантов происходит из развивающихся стран, но это не просто движение "с юга на север" или "с востока на запад". Около половины учтенных мигрантов перемещается между развивающимися странами. Миграционные потоки внутри регионов и стран также значительны. Ряд государств – членов ОБСЕ приняли большинство мигрантов зачастую при отсутствии адекватной политики и правовой среды для их защиты и интеграции в экономику и общество. Поэтому в решении 13-го Министерского Совета ОБСЕ (МС. Дек. № 2/05; Миграция) отмечался рост значения миграции, сопряженных с ней вызовов и благоприятных возможностей для государств-участников; необходимость всем государствам принять эффективные меры по регулированию миграции (на взаимовыгодной основе); ее социально-экономическая важность для стран происхождения и принимающих стран.

Государства – участники международной трудовой миграции разделяются на страны происхождения (или страны выезда, эмиграции), принимающие страны (страны въезда, иммиграции) и страны транзита мигрантов. Современная миграция динамична, и нынешние страны происхождения завтра могут превратиться в страны назначения. Миграционная динамика изменялась в странах Центральной и Южной Европы. Ряд стран, включая Россию, одновременно являются странами происхождения, назначения и транзита мигрантов в более динамично или успешно развивающиеся регионы.

В целях улучшения контроля, мониторинга, выявления тенденций изменения миграционных потоков, повышения эффективности их управления, определения и показатели миграции постоянно корректировались в последние годы. При отсутствии общепринятых определений "международными мигрантами" часто называют всех, кто сменил страну постоянного проживания. Термин "постоянное проживание" определяется как проживание или намерение прожить в стране хотя бы 12 месяцев. Те, кто прожил или намерен прожить в стране меньший срок, называются "краткосрочными" или "временными" мигрантами.

Нерегулярную (нелегальную) миграцию составляют трудящиеся-мигранты, проникающие в страну тайно или нелегально, или приехавшие законным путем, но трудоустроившиеся без разрешения. Согласно определению ООП (ICRMW, 1990; ст. 5) трудящиеся-мигранты и члены их семей рассматриваются как находящиеся в незарегистрированном или незаконном положении, если они не зарегистрировались при въезде, проживании или приеме на оплачиваемую работу в государстве трудоустройства согласно законам этого государства и международным соглашениям, в которых данное государство принимает участие. По оценке МОТ (2004), нелегальные мигранты составляют 10–15% общего объема миграционных потоков, поэтому нерегулярная миграция не считается основной составляющей трудовой миграции. Но реальные масштабы нелегальной миграции превышают существующие и официально санкционированные возможности найма на работу за границей. Результатом этого стала растущая зависимость многих работодателей и экономических систем от привлечения нерегулярных мигрантов – дешевого, постоянного источника рабочей силы.

Уровень международной миграции оценивается с помощью понятий объема и потоков. Объем международной миграции – это общее число международных мигрантов, живущих в стране в определенный момент времени, которое оценивается как число рожденных за рубежом или иностранцев, живущих в стране. Рожденными за рубежом считаются родившиеся вне нынешнего места жительства, а иностранцами – лица, не имеющие гражданства страны проживания. Объем международной миграции может уменьшаться со временем из-за смерти, получения гражданства, но обычно он увеличивается из-за сальдо внутренней миграции.

Международный миграционный прирост – это разница между общим числом мигрантов, въезжающих в страну и выезжающих из нее (может быть положительной или отрицательной). Число мигрантов, въезжающих в страну или выезжающих из нее за определенный период (у большинства стран ежегодная статистика, в некоторых – пятилетняя), измеряется конкретным потоком. Миграционные потоки возникают между географическими регионами происхождения и назначения; данные об иммиграции обычно намного доступнее, чем об эмиграции. Международная трудовая миграция – это разновидность международной миграции, ее объем и потоки (входящие, исходящие) всегда меньше, чем показатели всей миграции.

В мировой экономике сохраняется низкий уровень интеграции мигрантов в общество принимающих стран, о чем свидетельствует ряд показателей: более высокие уровни безработицы мигрантов (в среднем в два-три раза выше в странах ОЭСР); прием их на работы с более низкой квалификацией, чем они обладают; непризнание во многих странах их навыков, опыта; проживание общинами в так называемых "гетто" с плохими жилищными условиями; меньшая защищенность и т.д. Концепция интеграции иммигрантов в принимающей стране еще находится на стадии развития, интерпретируется по-разному в разных контекстах, ее часто путают с ассимиляцией. Евро-комиссия определила интеграцию как двусторонний процесс, основанный на взаимных правах и соответствующих обязательствах законно проживающих граждан третьих стран (иностранцев) и принимающего общества, который предусматривает полное участие иммигрантов. Это предполагает, с одной стороны, ответственность принимающего общества за обеспечение того, что формальные права иммигрантов установлены так, что они имеют возможность участия в экономической, социальной, культурной и гражданской жизни, а с другой – они уважают фундаментальные нормы и ценности принимающей страны и активно участвуют в процессе интеграции без потери собственной идентичности (ЕС, 2003b: 17–18). Документы ЕС (включая базовые принципы политики интеграции Совета министров ЕС, 2004) признают интеграцию двусторонним процессом с ответственностью и обязательствами как принимающего общества, так и мигранта. Но национальные законодательства большинства стран (с немногочисленными исключениями, где иммигранты имеют постоянное право на въезд) содержат ограничения, которые могут влиять на свободный выбор работы.

В разных странах и регионах критерии классификации мигрантов разнообразны. Все виды политики по приему трудящихся-мигрантов для найма можно разделить на два типа: иммиграция на основе трудоустройства и временная занятость. Распространение программ временной трудовой миграции потребовало корректировки определения сезонного рабочего: это трудящийся-мигрант, работа которого по своей природе зависит от сезонных условий и выполняется только в течение части года (ICRMW). Во многих странах ОБСЕ эти договоренности применяются в основном в сельскохозяйственном секторе, хотя индустрия туризма также выигрывает от использования сезонной трудовой миграции.

Глобализация рынка и производства вызвала рост программ временной трудовой миграции во многих развитых странах назначения, способствуя повышению гибкости рынков труда. Растущая зависимость работодателей от временных трудовых иммигрантов, особенно в таких "низко квалифицированных" секторах занятости, как сельское хозяйство, строительство, пищевая промышленность, сфера услуг, способствовала росту и усложнению этих программ.

При правильном управлении временная трудовая миграция становится выгодной всем ее участникам (странам происхождения, назначения и трудящимся-мигрантам), и большинство европейских стран пытается ее упростить. Хотя временная трудовая миграция преобладает в большинстве государств ОБСЕ, значение миграции на основе трудоустройства возрастает, поскольку в ряде европейских стран, Австралии, Канаде и США, ее внедрение и развитие рассматривается как средство устойчивого удовлетворения потребностей рынка труда, преодоления демографического, профессионального, ресурсного дисбаланса.

Современный рынок труда нуждается в высококвалифицированных и низкоквалифицированных работниках. В странах ОЭСР увеличивались потоки мигрантов с более высоким уровнем квалификации и конкуренция за профессиональных специалистов. Хотя многие принимающие стороны стали осторожнее принимать трудящихся с низкой квалификацией, в некоторых странах часто возникает дефицит рабочей силы в секторах, не популярных среди граждан. Ведущее место в миграционной структуре занимали кандидаты на рабочие места, не требующие квалификации, в нишах рынка труда, которые не занимают местные работники, уходящие на лучшие места.

К наиболее уязвимым категориям работников в мире относятся женщины-мигранты, трудящиеся-мигранты с неурегулированным положением, жертвы незаконного ввоза и вывоза. В структуре потока трудовой миграции проявилась ее "феминизация": почти половину из всех мигрантов мира составили женщины (UN, 2006), их доля в 1960–2000 гг. увеличилась с 46,6 до 48,8%, в более развитых странах – с 47,9 до 50,9%, в менее развитых колебалась на уровне 45,7%. Как квалифицированные мигранты женщины часто работают в культурно-бытовой сфере и сервисе (в качестве учителей, социальных работников, медсестер). Как низкоквалифицированные мигранты они в основном заняты домашней работой в сфере ухода, "досуга", швейной промышленности и в меньшей степени – в сельском хозяйстве. В некоторых европейских государствах (особенно во Франции, Италии, Испании), странах Персидского залива и некоторых государствах Ближнего Востока (например, в Иордании, Ливане) сектор домашних услуг остается основной сферой занятости женщин-мигрантов. Государства Азии с высоким и средним уровнем доходов (Гонконг, Сингапур, Тайвань и Малайзия), страны Персидского залива нанимают большое число женщин-иммигрантов.

Несмотря на ряд трудностей (многие женщины-мигранты более уязвимы к нарушениям их прав в таких секторах экономики, как домашние услуги, сфера развлечений и сексиндустрия, не защищенные трудовым законодательством, политическими мерами и др.) много женщин на неквалифицированных работах с ограничениями роста по службе, низкой зарплатой, длинным рабочим днем, минимальными гарантиями труда и права на соцобеспечение. Они часто не знают свои права и обязанности, страдая от насилия работодателей. Миграция может способствовать эмансипации женщин-мигрантов, открывает им новые возможности за рубежом, привносит ряд преимуществ им самим (финансовую независимость и др.), их семьям и обществу, способствует увеличению иностранного дохода и развитию стран их происхождения (из-за переводов, расширения торговых связей стран происхождения и проживания). Так трудящиеся женщины-мигранты становятся важными агентам экономических изменений в мировом и национальных хозяйствах.

Однако в соответствующих нормативных актах, стратегиях, гендерносегрегированных секторах экономики (с большей вероятностью дискриминации, чем у мужчин) часто отражается и усиливается существующее социальное, экономическое, культурное неравенство женщин и мужчин. В такой обстановке женщины-мигранты часто испытывают двойную дискриминацию – как женщины и как мигранты. Следовательно, гендерные вопросы должны учитываться и в миграционной политике, и в более широком диапазоне социально-экономических стратегий и политик, правовых положений, способных устанавливать и усиливать гендерное неравенство или дискриминацию в стране (МОМ, 2003; ILO, 2003).

В глобализующемся мире, где открываются новые пути миграции, растет разнообразие миграционных потоков, частные вербовщики (легальные, полулегальные, криминальные, часто связанные с сетями торговли людьми, незаконного ввоза мигрантов) влияют на баланс спроса и предложения на международном рынке труда. Ограничения легальных миграционных каналов приводят к большей зависимости трудящихся-мигрантов от незаконных вербовщиков, их социальных сетей. Поэтому правительства должны поощрять легальную миграцию, регулировать рынок частных агентств занятости, искоренять недобросовестную конкуренцию на рынке вербовки, защищать трудящихся-мигрантов от нарушений их прав. Выбор того или иного подхода должен основываться на анализе миграционной индустрии найма, основных видов деятельности в этой сфере, возможных проблем и последствий.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >