Учение об историческом источнике

А. С. Лаппо-Данилевский, разъясняя свое учение, приводит серию взаимосвязанных рассуждений, развивая определение исторического источника, анализируя теоретическое и практическое значение источников, выделяя их характерные признаки.

Во-первых, ученый отмечает, что «источник - это всякий реальный объект, который изучается не ради его самого, а для того, чтобы через ближайшее его посредство получить знание о другом объекте, то есть об историческом факте». Предлагаемое определение включает понятие о реальности данного объекта и его пригодности для познания другого объекта, поскольку каждое историческое исследование имеет цель - по данному источнику познать действительность.

Методологически неверным называет ученый желание подвести под данное определение явления природы, так как последние могут служить источником для научного знания естествоведа, но не историка. Историк лишь пользуется выводами естествоведа для построения исторической действительности. Явления душевной жизни сами по себе (язык, жесты, слова и пр.) также не могут служить источниками знания в смысле эмпирических данных.

Между произведением природы и произведением человека существует явное различие. Первое связано с действием законов механики, физики и т. п. Произведение человека - результат его деятельности. Но деятельность эта объясняется не только физическими, но и психологическими факторами. Произведением человека, отмечает А. С. Лаппо-Данилевский, можно назвать объект, значение которого объясняется лишь при помощи предпосылки чужой одушевленности, обнаруживающейся в его особенностях. Следовательно, с такой психологической, а не гносеологической точки зрения, произведение человека, или результат его деятельности, следует признать психическим продуктом.

Однако психический продукт доступен чужому восприятию только в том случае, когда мысль как психический продукт реализована, то есть выражена в каких-то действиях или их результатах, запечатлена в каком-либо образе. Следовательно, историк может судить о чужой мысли только по реализованным ее продуктам.

Таким образом, развивая определение, ученый выходит на следующую ступень: «...под историческим источником должно разуметь доступный чужому восприятию, то есть реализованный продукт человеческой психики». Данное определение включает понятие о психическом значении исторического источника и понятие о материальном его образе, в котором такой продукт реализуется.

Далее А. С. Лаппо-Данилевский отмечает, что понятие об источнике трактует его как средство для достижения некой познавательной цели. Лишь в том случае, если данный объективированный продукт человеческой психики может служить историку материалом для ознакомления с каким-нибудь фактом из истории человечества, исследователь называет его историческим источником.

Значит, вопрос о пригодности исторического источника решает сам историк, а критерий подбора материала зависит от его познавательной цели.

Развивая дальше вопрос о пригодности исторического источника, ученый приходит к следующему определению: «Лишь тот материал, который оказывается пригодным для изучения факта с историческим значением, а не для изучения какого бы то ни было факта из прошлой жизни человечества, в сущности, заслуживает наименование исторического источника». Историка интересуют те факты воздействия индивидуума на среду, которые привели к изменению этой среды, и именно в силу такого их воздействия на социальную среду мы можем признать их историческими.

И, наконец, обобщая вес рассмотренные характеристики исторического источника, А. С. Лаппо-Данилевский сформулировал его определение с аналитической и генетической точек зрения: «Исторический источник есть реализованный продукт человеческой психики, пригодный для изучения фактов с историческим значением».

Исходя из этого определения, ученый делает несколько выводов, связанных с представлением о психологическом характере источника.

Во-первых, исторический источник - это историческое построение того, что недоступно непосредственно чувственному восприятию историка.

Во-вторых, исторический источник есть результат человеческого творчества в широком смысле.

И, в-третьих, понятие об историческом источнике тесно связано с его практическим назначением с точки зрения его творца, но и историк может достигнуть представления о его цели и назначении.

И несколько выводов, связанных с понятием о пригодности источника для историко-познавательных целей:

  • 1. Естественно различать основные источники (по месту и времени ближе остальных стоят к изучаемому факту, возникли под его влиянием и непосредственно свидетельствуют о нем) и производные источники (дальше отстоят от того же факта, сообщают о нем известия, которые уже прошли несколько передаточных инстанций).
  • 2. От источников следует отличать научную обработку данных известий - пособия; но при утрате источников последние могут стать производным источником.
  • 3. Момент научной «пригодности» источника для историка получает существенное значение при подборе исторического материала, историк должен иметь какую-нибудь руководящую точку зрения, критерий подбора материала зависит от той познавательной цели, для которой он должен служить, следовательно, подбор материала зависит от того, в какой мере он пригоден для изучения фактов с историческим значением.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >