Учение об исторической интерпретации источника

Важнейшим вкладом в разработку методики источниковедческого исследования является раздел труда А. С. Лаппо-Данилевского, посвященный учению об исторической интерпретации источника. Ученый настаивал на самостоятельном значении интерпретации, ее специфических задачах и недопустимости поглощения ее критикой[1].

Научно понимать исторический источник - значит установить то объективно данное психическое значение, которое истолкователь должен приписывать источнику (то самое значение, которое творец придавал своему произведению).

Идеальная интерпретация источника, по мнению А. С. Лаппо- Данилевского, состояла бы в том, что исследователь достиг такого состояния сознания, при котором он может понимать чужое произведение как свое собственное. Но реально, говорил ученый, интерпретация источника дает лишь более или менее приблизительное его понимание.

Условия возникновения интерпретации: двусмысленность или недостаточность целого источника или его частей, форм, выражений, излишнее его многообразие и многословие, употребление деталей, слов, терминов, сразу не поддающихся пониманию. Она нужна в тех случаях, когда источник вызывает разноречивое понимание.

С познавательной точки зрения историческая интерпретация начинается с психологического истолкования источника, исходя из предпосылки о существовании «чужого я». По мнению ученого, психологическое истолкование лежит в основе всех остальных методов исторической интерпретации источников.

Психологическое истолкование основано на принципе признания чужой одушевленности, оно исходит из понятия о чужом сознании, обнаруживающемся в изучаемом источнике. Этот подход связан с большими трудностями, так как полное и взаимное понимание двух субъектов (автора произведения и его исследователя) предполагает тождественность их психики, что само по себе маловероятно. Дело осложняется тем, что историк имеет дело не с живым субъектом, а только с источником, который лишь более или менее отражает одушевленность его создателя.

В числе принципов психологического истолкования едва ли не главнейшим следует признать понятие о единстве чужого сознания: истолкователь отталкивается от гипотезы, что оно обнаружилось в источнике, и придает ему известную целостность. С такой точки зрения историк должен понимать каждую его часть лишь в ее отношении к целому или к другим частям.

Принципы психологического истолкования находятся в тесной связи с понятиями об ассоциирующей и целеполагающей деятельности чужого сознания.

Психологическое истолкование прежде всего должно быть обращено на выяснение того комплекса состояния сознания, которое сам автор ассоциировал с данным материальным образом.

Историк должен сознавать, что переживаемое им представление есть вместе с тем воспроизведенное им чужое представление, и притом именно то, которое в чужом сознании ассоциировалось с наблюдаемым им материальным образом.

При установлении подобного рода соответствия историк пользуется несколькими второстепенными приемами:

  • 1) установление реального объекта;
  • 2) установление соответствия между психическим значением данного материального образа у его творца и тем психическим значением, которое историк приписывает тому же материальному образу.

Историк предполагает наличие цели, с которой создан данный источник. При этом историк исходит из того, что всякий источник - реализованный продукт человеческой психики, что он оказывается результатом целеполагающей деятельности человека и имеет некоторое назначение.

Исследователь должен выяснить цель автора источника лишь в связи с той «главной идеей», которая составляет его содержание и объективирована в его произведении, он должен попытаться понять «главную идею» источника, придающую ему внутреннюю целостность. Соответственно характеру «главной идеи», которую историк приписывает автору источника, он истолковывает и его особенности.

А. С. Лаппо-Данилевский отмечал, что вышеуказанные приемы применяются к интерпретации произведений как индивидуального, так и коллективного творчества. Историк может исходить из понятия о некотором единстве коллективного сознания, когда рассуждает о «народе» как о творце произведения, когда выясняет его «народный характер».

Рассматривая следующий метод интерпретации, А. С. Лаппо- Данилевский отмечал, что историк может судить о смысле и назначении источника и по техническим средствам. Это те специальные приемы, которыми автор воспользовался для создания своего произведения и благодаря которым он придал ему тот, а не иной специфический вид.

Таким образом, техническая интерпретация сводится к истолкованию тех технических средств, которыми автор воспользовался для реализации своих мыслей и благодаря пониманию которых можно приблизиться к пониманию смысла или назначения его произведения. При этом ученый имел в виду интерпретацию материальных свойств и стиля источника.

Техническая интерпретация материальных свойств источника состоит в истолковании его смысла и назначения по его материалу, форме и т. п. Например, техническая интерпретация материальных свойств письменных источников заключается в их палеографическом изучении. Анализ материала, из которого данный предмет сделан, может дать некоторые указания о его назначении, месте и времени возникновения. По форме предмета можно судить о технике, времени и месте возникновения источника.

Другой метод состоит в истолковании источника с точки зрения того рода творчества, которое обнаружилось в его стиле. В таких случаях историк определяет, какой вид творчества мог породить данный источник. Исходя из психологии данного типа творчества и из понятия о соответствующем ему стиле самого произведения, историк пытается объяснить родовые признаки изучаемого им источника. Вместе с тем историк должен принимать в расчет и назначение стиля, то есть то, для чего такой стиль должен служить, впечатление, на которое он был рассчитан (например, составлялась ли данная речь для публичного произнесения или только для распространения в списках).

Следующий метод интерпретации, предложенный А. С. Лаппо- Данилевским, - типизирующий.

При помощи типизирующего метода интерпретации историк придает толкованию источника более ярко выраженный историчсский характер. Он исходит из понятия о том культурном типе, к которому источник относится, и в соответствии с ним понимает его содержание.

Понятие о культуре, к которой относится источник, получает различные значения в зависимости от того, принимать ли во внимание «состояние культуры» или «период культуры» для истолкования источника. В связи с этим можно различать два вида типизирующей интерпретации: систематическую и эволюционную.

Систематическая интерпретация исторического источника состоит в понимании его в контексте отношения к данному состоянию культуры. Пользуясь этим приемом, историк выясняет не только общие особенности источника, но и те, которые характерны для культуры данной местности, национальности, слоя общества, кружка, школы и т. д.

Рассматриваемый метод, отмечает А. С. Лаппо-Данилевский, имеет большое значение для выяснения тех элементов источника, которые оказываются у него общими с данным состоянием культуры, но он не дает понимания его особенностей, связанных преимущественно с условиями времени. С такой точки зрения гораздо важнее эволюционная интерпретация исторических источников. Суть названного подхода состоит в понимании источника с позиции его отношения к данному периоду культуры.

Эволюционная интерпретация приобретает наибольшее значение, когда историк объясняет источник в контексте его реальной зависимости от предшествующей культуры и такого же его влияния на последующие ее этапы.

Таким образом, благодаря типизирующему методу интерпретации историк получает возможность с систематической и эволюционной точек зрения выяснить те родовые признаки источника, которые объясняются реальной его зависимостью от среды, то есть от данного состояния или периода культуры.

Но, замечает ученый, пользуясь вышеизложенными методами, историк все еще не может охватить содержание источника в наиболее характерных его чертах. Потому что чем более индивидуально произведение, тем более оно нуждается в особом методе индивидуализирующей интерпретации.

При истолковании источника, убежден А. С. Лаппо-Данилев- ский, нельзя упускать из вида личность, которая породила его и запечатлела в нем индивидуальные особенности своего творчества. Причем чем ярче индивидуальность автора, тем больше необходимо принимать ее во внимание при интерпретации произведения.

Изучать личность автора ученый предлагает в различных аспектах: историк должен интересоваться не только систематическим единством его сознания, согласованностью мыслей, последовательностью его рассуждений, но также его ассоциациями, настроениями, общим эмоциональным тоном его душевной жизни, его волей и т. п.

Часто, изучая источник, исследователь именно с психологической, а не с логической точки зрения может объяснить себе наличие в произведении таких элементов, которые в противном случае остались бы непонятными. А. С. Лаппо-Данилевский считает, что приблизиться к пониманию реального единства произведения возможно, лишь постигнув волю автора, его намерения и цели. Интерпретируя произведение, историк должен стремиться выяснить, что именно думал данный автор, когда работал над своим творением, имел ли он свои затаенные помыслы. Таким образом, исследователь приближается к установлению того смысла, в котором сам автор хотел, чтобы понимали его произведение, и того именно круга публики, к которому он преимущественно обращался.

Разрабатывая индивидуализирующий метод интерпретации, А. С. Лаппо-Данилевский возлагал на него довольно сложную задачу: «При помощи этого метода историк пытается проникнуть в тайники личного творчества автора и даже хочет, в известном смысле, по возможности, лучше его самого понять его произведение».

Достичь этой цели можно, используя аналитический и синтетический подходы, говорит ученый.

При анализе личности автора историк может или исходить из биографических данных о нем, или сосредоточить свое внимание на его произведении, восходя от него к личности автора. Важно изучение индивидуального генезиса мысли автора, его черновых набросков, концепций, переизданий. Если рассматривать источник как один из фактов биографии его составителя, то знание тех именно обстоятельств в жизни автора, при которых источник возник, получает иногда весьма существенное значение для его истолкования.

В то же время полного понимания личности автора историк не может достичь без особого акта собственного творчества. Путем синтеза он объединяет проанализированные им произведения. Исследователь стремится при этом к некой научной конструкции, но часто прибегает и к интуиции, и к эстетическому построению. С научно-познавательной точки зрения он признает такое синтетическое понимание личности автора своего рода лишь гипотезой.

А. С. Лаппо-Данилевский отмечает два важных правила индивидуализирующей интерпретации. Первое - источник надо предварительно подвергнуть анализу в его совокупности, а потом толковать отдельные части. Второе - текст должен изучаться лишь в его контексте.

Ученый обращал внимание, что круг источников, к которому применим индивидуализирующий метод интерпретации, довольно широк, так как под личностью можно понимать и коллективное лицо, и отдельного человека.

В заключение этого раздела А. С. Лаппо-Данилевский подчеркивал, что все рассмотренные методы исторической интерпретации дополняют друг друга в силу их общей цели. Историк не может достигнуть достаточно полного понимания источника при помощи одного из методов и должен прибегать к различным комбинациям в зависимости от целей и объекта своего исследования.

  • [1] Необходимо отметить, что структура источниковедческого исследования,принятая современной методикой источниковедения, рассматривает интерпретацию как один из элементов источниковедческого анализа.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >