Бессоюзные предложения

Сферой употребления бессоюзных сложных предложений является преимущественно разговорная речь, а поэтому они считаются еще недостаточно изученными.

До второй половины XX в. такие предложения рассматривались не как специфические синтаксические единицы, а в качестве предложений с опущенными союзами, поэтому они специально не анализировались, а подводились под тот или иной тип союзных предложений. Н. С. Поспелов, немало сделавший для изучения бессоюзных сложных предложений, в основу их классификации положил семантический принцип и выделял предложения однородного и неоднородного состава. Первые охватывают однотипные в смысловом отношении части (со значением перечисления и сопоставления), вторые — разнотипные (со значением обусловленности, причинно-следственным, изъяснительным, пояснительным и присоединительным). Примеры тех и других приводились выше при рассмотрении бессоюзных предложений в традиционной грамматике.

Представители структурального направления видят в такой классификации тот же недостаток, что и в классической систематизации простых предложений, — внимание только семантической основе, без акцента на их формальную организацию. Как отмечает В. А. Белошапкова, "бессоюзные сложные предложения — это предложения со специфической формальной организацией, а поэтому их классификацию нужно строить с учетом формальных различий, как это делается при классификации союзных сложных предложений" [С. 862]. В связи с этим она предлагает выделять среди бессоюзных сложных предложений (как и среди союзных) прежде всего предложения открытой и закрытой структуры.

Бессоюзные сложные предложения открытой структуры представляют "особый формальный тип сложносочиненного предложения [вспомним бессоюзные предложения, признававшиеся ранее синтаксическими единицами с “опущенными” союзами], характеризующийся большой внутренней однородностью" [С. 863]. В границах сложных предложений открытой структуры "противопоставление бессоюзия и союзной связи не является таким существенным". Однако кто определяет степень существенности, даже сравнительной, конститутивность и неконститутивность тех или иных элементов в формально-смысловой организации сложного предложения? Не склоняемся ли мы и здесь к субъективному толкованию синтаксических единиц?

Бессоюзные сложные предложения закрытой структуры не получили должного определения, так как сказать, что они "составляют особый формальный тип" — это не сказать ничего, не коснуться их специфики. Не раскрыто также понятие недифференцированной синтаксической связи, которая приписывается отношениям компонентов сложного предложения данной структуры. Между тем среди последних усматриваются два формальных класса: предложения с типизированной и нетипизированной структурой.

Бессоюзные сложные предложения типизированной структуры состоят из частей, имеющих какую-то формальную структуру. Например, в их структуру может входить анафорический элемент (напоминаем, это слово с информативной недостаточностью, содержательно раскрываемое в другой части предложения). Таким элементом может быть указательное местоимение, отвлеченное существительное и т.д.: О нем знали одно: он был моряком (Л. Соболев); Мы все учились понемногу / Чему-нибудь и как-нибудь, / Так воспитанъем, Слава Богу, / У нас немудрено блеснуть (А. Пушкин).

Бессоюзные сложные предложения нетипизированной структуры состоят из частей, не имеющих особой формальной организации, т.е. формальных признаков, посредством которых можно было бы наметить внутри этой группы предложений какие-либо разряды. Только некоторые семантические особенности подобного рода сложных предложений позволяют наметить два наиболее распространенных их вида: 1) предложения, во второй части которых содержится пояснение того, о чем говорится в первой части: Давно, видимо, никто не подходил к колодцу: вокруг плотно стелилась кудрявая мурава (К. Федин); 2) предложения, во второй части которых содержится информация, значительно отличающаяся от содержания первой части: Ее пробовали унять, она еще отчаяннее ярилась (К. Паустовский).

Следовательно, в такой семантической группировке можно отметить прямой отход от формального анализа сложных бессоюзных предложений, хотя за это критиковались представители традиционного синтаксического учения.

Можно указать и на ряд лингвистов, которые отходят в принципе или в некоторых важных аспектах от традиционного описания сложного предложения в современной русистике. К таким лингвистам, ставящим целью представить собственное понимание рассмотренных синтаксических структур, относятся, например, О. А. Крылова, Л. Ю. Максимов и Е. Н. Ширяев. В своем теоретическом курсе [Крылова, Максимов и Ширяев, 1999] они предложили еще одну трактовку сложного предложения. Эта трактовка имеет определенные особенности, иллюстрирующие направление-синтаксической мысли у части современных лингвистов. Авторы исходят из понимания сложного предложения как коммуникативной единицы, состоящей из двух или более предикативных единиц и обладающей смысловой и интонационной законченностью. Они не считают, как авторы академической "Русской грамматики" 1980 г., наличие или отсутствие союзных средств основным признаком отнесения или неотнесения синтаксических конструкций к сложным предложениям. Поэтому бессоюзные предложения рассматриваются ими в составе сложных, а не обособленно как "бессоюзные соединения предложений". Отсюда предложения типа Я помогу тебе. Если хочешь признаются не сложными, а простыми.

В то же время предложения с однородными сказуемыми признаются — вслед за "Русской грамматикой" — сложными, исходя из того, что каждое из этих сказуемых "выражает акт предикации, указывая на наклонение и время". Но и здесь делается исключение для предложений: а) с однородными именными сказуемыми, в которых связка обозначает лишь один акт предикации (Она была добрая и застенчивая); б) с повторяющимся глаголом (А он идет себе и идет).

В упомянутом теоретическом курсе Крыловой, Максимова и Ширяева прежде всего обосновываются понятия грамматического значения и структуры сложного предложения. Под грамматическим значением сложного предложения понимаются отношения между его частями: атрибутивные, объектные, обстоятельственные или противительные, разделительные и т.д. в совокупности с модальными и иными отношениями, привносимыми предикатами. Например, в предложении Юноши и девушки должны думать о будущем, если они хотят благополучия самим себе и своим близким на отношения реального условия накладываются отношения долженствования.

Каждое грамматическое значение выражается определенной структурой. Под структурой сложных предложений понимается определенный "набор структурных элементов, необходимых и достаточных для связи частей сложного предложения данного типа и для выражения данного типового грамматического значения" [Крылова, Максимов и Ширяев. С. 177). Сам же набор структурных элементов для осуществления той и другой цели назван структурно-семантической моделью (схемой). Например: Я знаю (предполагаю, сомневаюсь, убежден и т.д.), что ты сдашь вступительные экзамены. Структурносемантическая модель этого предложения включает союз что с объектным значением во второй части и глаголы-сказуемые в изъявительном наклонении в обеих частях.

Наиболее употребительными структурными элементами являются союзы всех видов, а также относительные и соотносительные местоимения: Мы убеждены в том, что все закончится благополучно. Аналогами союзов могут выступать местоименные наречия, частицы, вводно-модальные слова (потому, поэтому, напротив, причем, между тем и др.): Счет в середине матча был равный, между тем (однако) страсти на трибунах накалялись. К. наиболее употребительным структурным элементам относятся также отношения видо-временных и модальных форм глаголов-сказуемых в предикативных частях предложения. В отличие от рассмотренного ранее понимания парадигмы простого предложения Н. Ю. Шведовой в данном случае предлагается различать сложные предложения с относительно свободной и несвободной парадигмой. Сложные предложения с относительно свободной парадигмой имеют типовые грамматические значения, не связанные с выражением временны́х и модальных отношений предикативных частей. Например: Статья, которую я писал (пишу, буду писать) касалась (касается, будет касаться) положения в образовании. Атрибутивные отношения, выражаемые частями этого сложного предложения, не зависят от значения времени и модальности глаголов-сказуемых. Формы последних могут быть не скоординированы между собой: Статья, которую я писал (прош. вр.), касается (наст, вр.) положения в образовании.

Сложные предложения с несвободной парадигмой имеют типовые грамматические значения, которые находятся в зависимости от видо-временных и модальных форм глаголов-сказуемых. Например: По мере того как усиливался (усиливается, будет усиливаться, усиливался бы) ветер, волны на море поднимались (поднимаются, будут подниматься, поднимались бы) все выше. В данном предложении параллелизм временных и модальных отношений между его частями целиком может быть обусловлен только соотносительностью форм глаголов-сказуемых. Нельзя было бы сказать: По мере того как усиливался ветер, волны на море поднимались бы все выше или По мере того как усиливается ветер, волны на море поднимались все выше.

Если количество структурно-семантических моделей сложных предложений считается исчислимым, хотя и весьма значительным, то количество реальных предложений, построенных по этим моделям, безгранично. Потому что практически неисчислим лексико-фразеологический материал, из которого строятся эти предложения. Однако и среди лексико-фразеологических элементов есть такие, которые определенным образом влияют на выбор структурно-семантической модели. К этим элементам, например, относятся:

  • 1) слова некоторых семантических разрядов; так, лексика со значением говорения, размышления, восприятия (сказать, думать, увидеть) нуждается в пропозиционном распространении при объ- ектныхотношениях между частями сложного предложения: Врач сказал (думал, увидел), что дело идет на поправку;
  • 2) некоторые типизированные лексические элементы, относящиеся к одной тематической, синонимической или автономической группе; они непосредственно участвуют в выражении определенного грамматического значения, считаются типологически конструктивными. Так, в сложных предложениях с противительными отношениямимежду их частями последние должны иметь слова с противоположными значениями: Теоретические дисциплины обычно указываются в расписании первыми, а семинарско-практические занятия ставятся последними.

Структурно-семантические модели делят на свободные и несвободные. К свободным относятся модели, включающие в себя минимум структурных элементов: Когда футболисты затеяли потасовку на поле, судья остановил игру. Здесь в структурный минимум входят союз когда с временным значением и видо-временная соотнесенность глаголов-сказуемых, передающая последовательность событий.

К несвободным относятся модели сложного предложения, включающие кроме минимума структурных элементов "еще несколько частных взаимосвязанных элементов структуры, которые обусловливают более сложную, а часто и невыводимую прямо из данной структуры семантику": Едва прозвенел последний звонок, как все выскочили из класса. К структурным элементам относятся здесь не только минимальные (временной союз едва, видовременная соотнесенность глаголов-сказуемых, отмечающая последовательность событий), но и необязательный в данном случае союз как, а также определение последний, указывающее на окончание одного из событий. Если заменить в этом предложении союз едва словами еще не успел, будет заметнее, ощутимее взаимозависимость его частей: эти слова подчеркивают прерывность первого действия, внезапное включение в него второго действия, союз как входит в этом случае в структурный минимум. Семантической особенностью того и другого варианта предложения является взаимозависимость их предикативных частей, отчего их называют "взаимоподчиненными". Еще примеры такой взаимоподчиненности частей сложного предложения, образованным по несвободным моделям, при которой одна часть без другой не может иметь самостоятельного значения: Чем старше она становилась, тем прекраснее казался ей мир; Работа работой, а отдыхать тоже необходимо; Кого другого, а преподавателей всегда не хватает. Порядок частей в этих сложных предложениях всегда строго закреплен.

В зависимости от возможности или невозможности перестановки предикативных частей в сложных предложениях в них различают негибкие и гибкие структуры. В сложных предложениях негибкой структуры перестановка частей невозможна, что программирует актуальное членение этих предложений с акцентом на второй части: Град побил всходы, так что пшеницу пришлось пересевать; Производство было остановлено, потому что отключили электричество. В сложных предложениях гибкой структуры перестановка частей возможна, потому и актуализироваться могут обе предикативные части. Это зависит от их позиции; актуализированная часть становится на второе место: Одна фирма купила 49% акций, а втораяконтрольный пакет.Одна фирма купила контрольный пакет акций, а втораятолько 49%. В первом из этих предложений акцент делается на приобретение одной из фирм контрольного пакета акций, а во втором — на покупку одной из фирм меньшего количества акций.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >