Базовые положения теории интеграции

Интернационализация

С точки зрения теоретического осмысления интеграционных процессов важно то, что они базируются на непрерывно развивающейся интернационализации факторов производства (производительных сил), одним из главных направлений которой (и ее формой проявления) выступает международная кооперация труда (МКП). Интернационализация факторов производства (труда, капитала, рабочей силы, технологий и знаний) - это естественное развитие международного разделения труда (МРТ). Таким образом, интернационализация факторов производства формирует базу для роста процессов МРТ, последний, в свою очередь, реализуется в том числе в форме МКП.

Интернационализация - эго объективный и закономерный результат технико-экономической эволюции общества. Она экономически преодолевает национальные границы, способствует международной миграции торговли, услуг, рабочей силы, капиталов, экономически объединяет страны и тем самым устанавливает определенную ступень экономической интеграции.

Развивается автономный процесс сближения экономических систем государств, вырабатываются общие правила, необходимые для упорядочения движения все растущих объемов факторов производства, - в противном случае экономический мир захлестнет полный хаос. Получает развитие интенсивное международное и локальное (региональное) сотрудничество. Второе, т.е. локальное (региональное), - первично, поскольку даже самая простая торговая операция, совершающаяся за пределами отечества, совершается прежде всего с ближайшим соседом. Эти моменты в развитии первых интеграционных процессов подчеркивали Б. Баласса и Г. Мюрдаль (на примере развивающихся стран), а также Р. Липсей, Дж. Вайнер, Р. Барр, целый ряд советских и российских ученых-экономистов еще в 1960-1970-е гг.

Процессы региональной экономической интеграции закладывают базу для континентальной и глобальной интеграции. Переходя от простых форм сотрудничества (первичных форм интеграции) к более сложным, страны или следуют в общем русле фактической интеграции факторов производства, не особенно пытаясь придать правовой статус этим процессам (частно-корпоративные формы интеграции), или, создавая мощные наднациональные органы власти, сознательно стимулируют процессы интеграционного сближения экономических структур, вплоть до их полного взаимного поглощения и создания единых региональных экономических систем с едиными правилами для субъектов объединенного рынка.

Следует подчеркнуть, что при всем разнообразии моделей интеграции (Европа, Азия, Африка, арабские страны, Латинская Америка), по сути, все они достаточно однотипны и весьма просты, хотя внешнее оформление многих из них исключительно сложно. Так, механизм Евросоюза очень сложен, но он эффективен; механизм СНГ, пожалуй, еще сложнее, но он не эффективен. Не совсем рациональна, на наш взгляд, концепция о "многовекторном" процессе интеграции, когда предполагается, что внутри одной интеграционной группы будет действовать другая, или идея о "разных скоростных режимах" групп стран внутри единой интеграционной группы. Это скорее говорит о стремлении приспособиться к процессу медленного угасания первоначальной идеи.

Очевидно, что здесь мы сталкиваемся со случаем методологической путаницы. Наглядный пример многовекторной интеграции - это всемирная, глобальная интеграция, которая развивается в соответствии с действием законов МРТ и интернационализации факторов производства, процессы которых мощно продвигаются новыми волнами информационно-технологической революции. Всемирная интеграция - универсальный процесс, в этом смысле - многовекторный. Другое направление (как отмечалось выше, первичная форма интеграции) - региональная интеграция. Когда соседние страны вступают в одну интеграционную группу независимо от уровня развития некоторых из них, это, тем не менее, не выступает неким искусственным явлением, поскольку фактор соседства, общих границ имеет качественно важное значение. И в этом случае, возможно, оправданно говорить о многовекторном характере интеграционной группы. Сложно предположить существование других случаев для подтверждения этой идеи, если только речь не идет о неких гипотетических конструкциях как наборе вероятностных моделей предполагаемого развития.

В начальный период интеграционный процесс охватывает страны с примерно равным уровнем экономического развития. Но это было справедливо для ранних этапов интеграции ЕЭС (в режиме "шестерки" ведущих западноевропейских стран) и для 12 членов ЕАСТ во главе с Англией. В последующие периоды группы стран, уже интегрировавшиеся в устойчивое экономическое сообщество (союз), вовлекают в него страны, находящиеся на качественно низком уровне. Например, Канада и США приняли в НАФТА Мексику; ЕС - страны Восточной Европы, уровень развития которых далеко отстает от стран - членов ЕС в составе 15 стран (восточноевропейские страны ближе, скорее, к мексиканскому уровню).

Такое развитие интеграционной группы невозможно, если преобладает частно-корпоративная модель интеграции. Она только тогда становится реальной, когда доминирует институциональная или межгосударственная ее форма и наднациональные органы власти форсируют процесс "подтягивания" экономически "недозревших" членов к общему уровню интеграционного образования. Но и подобное развитие не обязательно предполагает "выравнивание" стран с точки зрения задач и интересов интеграционного сообщества. Такая постановка проблемы принципиально противоречит общим тенденциям международного разделения труда. Так, понятие "выравнивание" сыграло плохую роль в интеграционной группе социалистических стран - СЭВ, когда все ресурсы вкладывались в отсталые, архаичные структуры развивающихся государств (Монголия, Вьетнам, Куба) с целью решения политико-идеологических задач - "показать преимущества социализма". Объективные тенденции развития МРТ заключаются в том, чтобы использовать преимущества каждой из стран, в том числе естественно-климатического, природного свойства, с позиций наличия природных богатств, условий, благоприятствующих развитию конкретных типов производств, и т.д. В этом смысле само понятие "выравнивание" имеет свои пределы, когда выход за определенный оптимальный уровень пресловутого "выравнивания" превращается в свою противоположность и страна живет в ожидании улучшений за счет других стран (не отдавая себе отчета в том, что каждая денежная единица "помощи" создается исключительно трудом конкретного работника, а не абстрактной компанией, даже если последняя является транснациональной).

Множественность концепций интеграции

Изучая большое количество теорий интеграции, следует избегать некоторых преувеличений и ошибочных толкований в этом вопросе или считать основоположниками теорий интеграции Адами Смита и других классиков только на том основании, что они развивали некоторые важные положения теории международного разделения труда. Интенсивное изучение различных концепций интеграции относится к XX в., когда впервые заговорили о проекте "Соединенных Штатов Европы", относительно которого высказался в известной работе В. И. Ленин.

Специфика вопроса, однако, заключалась в том, что практическое строительство трех интеграционных блоков стран на Европейском континенте опережало формирование теорий интеграции. В конце 1940-х гг., когда были уже созданы такие мощные материальные основания объединительного процесса, как Европейское объединение угля и стали (ЕОУС) и Евратом, начали появляться и соответствующие теоретические работы. Этот процесс более интенсифицировался в 1950-х гг., когда был заключен Римский договор о ЕЭС, подписано Соглашение о Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ) иод эгидой Великобритании, а Москва форсировала Договор о СЭВ. Западные школы интеграции в своей основе базировались на двух методологических подходах (внутри каждого имелись свои нюансы).

Так, институциональная школа (она же - дирижистская, неокейнсианская) исходила из необходимости государственного вмешательства в интеграционный процесс и создания наднациональных институтов. Прежде всего это европейская школа, теоретические положения которой развивали государственные деятели (Ж. Моннэ, Р. Шуман), а также экономисты-теоретики из Европы и США (Я. Тинберген, Б. Баласса, Г. Мюрдаль, Р. Купер и др.). Попытки противопоставить частные различия во взглядах отдельных авторов не имеют основания, по сути, они как "школа" тождественны и укладываются в рамки этого направления.

Другая, рыночная или либеральная, школа была популярна среди экономистов США и Канады, исходивших из опыта неуклонно идущего интеграционного процесса между США и Канадой при минимуме государственного вмешательства и опиравшихся на объединенный рынок, создаваемый мощной корпоративной экономикой обеих стран при явном доминировании американского сегмента. Эта последняя не могла быть использована в Западной Европе в конце 1940-1950-х гг. из-за слабости корпоративного капитала, существования множества мелких государств и т.д.

Поэтому прагматические идеи интеграции, в процесс которой были активно включены авторитет и сила государства, получили абсолютное доминирование. К тому же дополнительным фактором, подталкивающим к энергичным действиям в области форсирования интеграционного процесса, служил СЭВ - этот момент имел исключительно важное значение для той эпохи, что следует учитывать при анализе вопросов, связанных с европейской интеграцией того периода.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >