Состав и система согласных фонем

§ 22. После всех изменений балто-славянского и пра- славянского языков к концу праславянекого периода образовалась следующая система согласных фонем:

В полном наборе можно было бы ожидать, таким образом, 25 согласных фонем, однако на самом деле ни в одном праславяиском диалекте такая полная система не была представлена. Отличие консонантной системы от системы вокализма заключалось в возможности иметь диалектные варианты в составе и распределении фонем: поскольку в праславянском языке основным элементом слога являлся гласный (и его признаки), то свободное варьирование фонем допускалось только у согласных. Наиболее древние диалектные особенности праславянского языка связаны именно с согласными.

Как и в случае с гласными, здесь также можно установить активные типы противопоставлений, важные для системы фонемы и фонемы, функционально ограниченные. Ср. следующий ряд словоформ с выделением согласного в сильной позиции — перед <у): боудъ, по- удъ, (па)гоубъу доухъ, зоудъ, жоукъ (;жюкъ), коутъ, лоубъ, моутЪу ноутъ, роудъу соудъ (‘сосуд’), тоукъ, хоудъ, чоудъ (чюдъ)у шоутъ (шютъ)у щюдъу лютъу рютъу нюхъу которые противопоставлены согласными <б, п, г, д, з, ж”, к, л, м, н, р, с, т, х, ч”, ш”, ш”ч”, л”, р”, н”). Из 25 согласных фонем 20 представлены в нашем ряду, остальные не только'в начале слова, но и вообще в начале корневой морфемы и слова встречались очень редко. Таким образом, (у, з”, с”, ц”) и аффриката (ж”дж”) являлись функционально слабыми фонемами.

§ 23. Дифференциальные признаки, различавшие эти фонемы, очень трудно определить именно по той причине, что впоследствии консонантизм в корне изменил фонемные признаки. Довольно точно выделяя исходный состав согласных фонем, мы не всегда точно определяем их систему. В этом смысле важны косвенные данные: система буквенных обозначений в средневековых грамматиках, фонетика заимствований, результаты предшествующих и последующих изменений консонантной системы.

Древнеславянские книжники, говоря о согласных буквах, имеют в виду их звучание, т. е. ориентируют на существенные по различиям фонемные признаки. Отсюда, между прочим, и тщательно разработанные названия для разных типов фрикативных согласных:, «натужные» (‘стесненные’), «частые» [ф, х], «сипавые» (‘свистящие’) [з,

с, ц], «шепетливые» (‘шипящие’) [ж, ш, ч], «свибливые» (‘шепелявые’) 1в, ф]. В этих обозначениях [в] двузначно, потому что, подобно взрывным, оно является «средним», но соотносится с «частым» [ф] (а «длительность» [ф] объединяет его с [х]). Из аффрикат показаны «сугубые» (‘удвоенные’) ?, ф, т. е. [ш”ч”, кс, пс], иногда еще [ж, з], но в этом случае, может быть, имеются в виду сочетания [ж”д’ж”1 и [д’з”], т. е. также аффрикаты.

Четко выделяются все «немые», т. е. неопределенные по качеству полугласные [л, м, н, р]; [jl и [в] сюда не включаются. Однако [л, р] входят в противопоставление по голосу, а [м, н] — нет, эти последние называются «особными» (‘отдельными’). Глайды и аффрикаты объединяет то, что и те и другие являются «полугласными»,

т. е., очевидно, длительными, тогда как все остальные — «несогласные».

Те согласные, которые в современных славянских языках включаются в противопоставления по звонкости— глухости, для древних книжников являлись «сходитель- ными» (‘подобными’), но они вступали в три разные оппозиции:

Понятие, соответствовавшее нашему звонкий — глухой, одинаково соотносимо с рядами «а» и «б», причем верхние ряды в обеих группах включают, очевидно, маркированные фонемы — чистые, звучные. В этом случае [в) противопоставлено 1ф), а [г] — [х]. Звук |к] имеет свой «глухой» вариант [щ]. Аффрикаты (ц, ч] и сонанты [л, р] так же противопоставлены друг другу, как звонкий глухому. Такое противопоставление неясно, кроме того, что [г] в этой системе является фрикативным, и потому [к] вступает в оппозицию по данному признаку к другому согласному ([ш”ч”]). Признак звонкости понимается здесь несколько иначе, чем понимаем его мы.

В оппозиции «грубые — тонкие» маркирован скорее всего нижний ряд согласных — высокие, напряженные согласные. По этому признаку аффрикаты [ц, ч) одинаково маркированы и не противопоставлены друг другу. В этом смысле [в] не имеет коррелята: [ф! не может быть названо напряженным (высоким); не может быть напряженным и [х]: в корреляции к [г] стоит [к], что также указывает на особую древность этих оппозиций. Вряд ли это другая система, в которой представлено уже взрывное (не фрикативное) (г), скорее всего, в противопоставлении [г—х] следует видеть не признак голоса, а какой-то иной признак, который должен был бы объединять и противопоставления (ц, к, л)— (ч, щ, р). Важно отметить, что в корреляцию ряда «в» н е включаются фрикативные согласные и сонанты, а также Гф). Противопоставление по палатальности никак не отмечено, отсутствует буква для обозначения [j].

§ 24. Фонетика древнейших заимствований также показательна. Полное единство обозначений мы имеем в передаче сонантов; строго различаются также взрывные и невзрывные. Аффрикаты передаются не всеми языками, но отчасти это связано с фонологическими системами заимствующих языков. Важно, что некоторые языки не различают (ч) и <ц), a (j) и (ж”д’ж”) не отражены в заимствованиях вовсе.

Там, где это допускалось системой заимствующего языка, (л, н, ж, ш, ч) передавались как среднеязычные (в литовском, отчасти в греческом и румынском языках). Палатализованность же согласных никогда не передавалась при заимствовании слов; не отражена палаталь- «ость (р”

Противопоставление по звонкости — глухости особенно выразительно для фрикативных, у взрывных же шумных согласных наблюдается смешение глухих со звонкими (в скандинавских заимствованиях оно не очень выразительно из-за ограниченности слов). Обычно глухие выступают на месте звонких (но не наоборот) и притом не только в финских языках (что было бы понятно, учитывая консонантную систему прафинского языка), но и в славянских заимствованиях, попавших в латышский, греческий и скандинавские языки. Из этого можно было бы сделать вывод, что взрывные шумные согласные и в самом праславя иском языке противопоставлялись по признаку, не связанному с участием голоса.

§ 25. Данные древних грамматических сочинений и фонетики заимствований позволяют установить различие между: 1) сонантами и несонантами, 2) взрывными и невзрывными, 3) аффрикатами и неаффрикатами, 4) среднеязычными и несреднеязычными, 5) звонкими и незвонкими (у фрикативных) и напряженными и ненапряженными (у взрывных согласных).

По существу, пяти дифференциальных признаков достаточно для противопоставления 25 согласных фонем, однако в нашем перечне необходимо произвести некоторые уточнения. Признаки 2 и 3 могли зависеть друг от друга — в обоих случаях это различие по способу образования согласного. Однако аффрикаты в древнеславянской системе представляли собой новый тип согласного. Признак 4 следовало бы детализировать за счет противопоставления среднеязычных губным, переднеязычным и заднеязычным — это противопоставление по месту образования согласного (см. § 26). Следовало бы различать и другие признаки согласных: носовой (<м, н, н”)) — неносовой (все остальные), лабио- велярный (губные и заднеязычные) — нелабиовелярный (все остальные) и т. д. Однако эти признаки не были фонемными в позднем праславянском языке, они пересекались с аналогичными признаками у гласных (носовые, лабиализованные), с которыми согласные могли встречаться в пределах одного слога.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >