Молодежь в коммуникативном и телекоммуникационном пространстве

В результате изучения главы студенты должны:

знать

  • • теоретико-методологические основы социальной коммуникологии;
  • • специфику воздействия прессы, радио, телевидения и Интернета как СМИ и коммуникации на молодежную аудиторию;
  • • способы построения межличностных отношений в социальных группах, позитивные и негативные формы коммуникативного взаимодействия в молодежной среде;
  • • каналы коммуникативного и телекоммуникационного воздействия на молодежь в информационном обществе;

уметь

  • • включать в коммуникативные и телекоммуникационные системы воздействия на молодежь механизм обратной связи;
  • • выбирать каналы коммуникации и телекоммуникации, организовывать, поддерживать их процессуально, взаимодействовать в горизонтальных и вертикальных молодежных структурах;
  • • выявлять потребности и виды молодежной коммуникации и определять их специфику;

владеть

  • • навыками взаимодействия с различными субъектами молодежной среды в коммуникативном и телекоммуникационном пространстве;
  • • навыками взаимодействия с субъектами молодежной среды с учетом социальных различий.

Истоки социальной коммуникации и телекоммуникации

Изучение и формирование коммуникационных и телекоммуникационных потребностей молодежи – приоритетные проблемы экономического, социального, политического и культурного развития отечественного социума. От успешности их решения непосредственно зависит достижение главной цели страны, связанной с построением новой России, которая займет достойные позиции в мировом разделении труда.

В условиях начавшейся всесторонней модернизации российского общества, базирующейся на ценностях и институтах демократии, важно перейти от примитивного сырьевого хозяйства к созданию умной экономики, производящей уникальные знания, новые вещи и технологии, полезные людям.

Среди пяти приоритетных направлений модернизации (медицинские технологии, повышение энергоэффективности, ядерные технологии, телекоммуникации и космическая отрасль, современные информационные технологии и программное обеспечение) особое место занимает телекоммуникационный сектор.

Телекоммуникации, понимаемые в широком смысле, – все средства (начиная с почтовой связи, телеграфа и телефона), способствующие сообщению и передаче сигналов на дальние и сверхдальние расстояния; в узком смысле – телевидение, персональные компьютеры с выходом в Интернет, мобильная связь.

Указанная сфера является стратегической платформой, обеспечивающей пути, каналы и средства дальнего и сверхдальнего сообщения, обмен информацией между коммуникаторами (отправителями, источниками) и получателями (реципиентами, абонентами) данных.

В масштабах самой большой страны мира обеспечение высокой скорости, качества и доступности телекоммуникационных средств общения (взаимодействия) становится мощным конкурентным преимуществом в глобальном состязании с постиндустриальными обществами.

Создание, эффективное и результативное применение современной телекоммуникационной платформы – не только технологическая, экономическая и хозяйственная задача, но и важнейшая социальная цель, поскольку инициаторами, получателями и проводниками телекоммуникационных изменений выступают люди, представители разных классов, общественных групп, слоев и поколений, среди которых отчетливо выделяется молодежь как наиболее активный, энергичный и продвинутый пользователь телекоммуникационных инструментов и сервисов.

Характер, содержание и особенности молодежной деятельности, связанные с профессиональным обучением, получением знаний, овладением навыками и умениями специализированной трудовой деятельности, обусловливают постоянное обращение к разным телекоммуникационным устройствам (технологиям) и, как следствие, способствуют формированию и удовлетворению актуального спектра коммуникативных и телекоммуникационных потребностей.

От уровня их развития зависят развертывание и осуществление субъектного и инновационного потенциала российской молодежи, а также умножение, обогащение и совершенствование ее жизненного мира на индивидуальном, коллективном, организационном, институциональном и поколенческом уровнях. Иными словами, формирование и удовлетворение коммуникативных и телекоммуникационных потребностей молодежи выступает способом ее подключения к макросреде социокультурных инициаторов, получателей и проводников телекоммуникационных изменений, является средством повышения самосознания и трансформации контента, модусов поведения и действия молодых граждан страны.

Под потребностями принято понимать "нужду или недостаток в чем-либо необходимом для поддержания жизнедеятельности организма, человеческой личности, социальной группы, общества в целом; внутренний побудитель активности". При переходе от потребности к деятельности потребность трансформируется в цель и интерес, которые можно обозначить как осознанную потребность. Человеческие потребности взаимосвязаны и тесно переплетены, представляют собой сложную многоцветную мозаику, трудно поддающуюся изучению.

Ценности являются относительно устойчивыми целевыми (жизненными) и инструментальными ориентирами человеческих желаний, воли и деятельности, приверженность к которым сохраняется и меняется под влиянием биологических, исторических, эколого-географических, этнических, экономических, социальных, политических и культурных факторов.

Потребности, интересы и ценности объединяет то, что их реализация требует определенных усилий на уровне общества, социальных институтов, классов и групп, коллективов и личностей. Приложение усилий, организованная деятельность удовлетворяют потребности и интересы, воспроизводят ценности и формируют человеческую культуру, которая включает в себя материальные и духовные компоненты.

Если исходить из того, что культура – это то, что отличает людей от животного и растительного мира, предполагает обучение и переобучение, подразумевает производство идей, которые существуют и передаются в символической форме (посредством языка), то любое культурное действие или бездействие, любой аспект культуры прямо или опосредованно связаны с человеческими потребностями, их формированием или насыщением.

Сложный и многомерный универсум человеческой культуры базируется на разноуровневой системе потребностей. Согласно классификации, введенной в научный оборот английским антропологом и социологом Брониславом Малиновским, указанная система включает в себя биологические, производные и интегративные потребности. Этот исследователь полагал, что биологические потребности – органические, базовые, первичные нужды человека, непосредственно связанные с определенными культурными ответами (табл. 6.1).

Таблица 6.1

Связь базовых потребностей и культурных ответов

Базовые потребности

Культурные ответы

1

Обмен веществ

Снабжение

2

Продолжение рода

Родство

3

Телесный комфорт

Укрытие

4

Безопасность

Защита

5

Движение

Деятельность

6

Развитие

Обучение

7

Здоровье

Гигиена

По утверждению Б. Малиновского, производные потребности – инструментальные, культурные, вторичные нужды человека, которые обретают статус императивов. Понятие производных потребностей означает, что культура предоставляет человеку дополнительные возможности, способности и силы. Это подразумевает также, что значительное расширение сферы деятельности человека, превышающее его врожденные способности, накладывает на человеческое поведение ряд ограничений культурного свойства.

Интегративные потребности кроются и раскрываются в таких важнейших общественных феноменах, как язык, устная и письменная традиции, этические нормы. Указанный вид потребностей основывается на вербальном обучении, овладении текстами на естественном языке, на всей сфере символического. С точки зрения Б. Малиновского, символически устроенные коммуникации между людьми обеспечили выживание и развитие человеческого рода в условиях дикой первобытной природы, открыли возможности производства, освоения, совершенствования и передачи артефактов, а также разработки, внедрения и синтеза особых техник – управляемых форм движения тела, ценностей и форм социальной организации.

К одному из достоинств концептуального подхода Б. Малиновского следует отнести тезис о постоянной генерации и воспроизводстве на фундаменте символических коммуникативных систем дополнительных вторичных потребностей. В обществе они выступают в качестве новых культурных нужд, чья реализация базируется на изобретении и внедрении актуальных способов инструментальной деятельности, материальных средств и способов коммуникации.

Возникновение и генезис интегративных потребностей человека выступают источниками, стимулами и средствами индивидуального и коллективного развития, исторически способствуют росту общественной солидарности, появлению науки как особой системы по добыванию и приумножению нового знания, приводят к формированию устойчивых интересов и ценностей, а также морально-этических принципов, которые обретают статус регуляторов жизненных поступков людей.

В связи с этим важно подчеркнуть, что жизненная (витальная) необходимость создания, применения и совершенствования коммуникативных символических систем как основы возделывания души человека, воспроизводства материальной и духовной культуры общества претерпела длительную и сложную эволюцию.

Первоначально была эпоха устного слова, время сказаний, которые сменила эпоха слова письменного, время книг. По меткому наблюдению аргентинского писателя и культуролога Хорхе Луиса Борхеса: "Для древних письменное слово было не чем иным, как заменителем слова устного... как известно, Пифагор [ничего] не писал... он поступал так, ибо больше верил в силу устного поучения. Более впечатляюще, чем воздержание Пифагора от письма, недвусмысленное свидетельство Платона. В “Тимее” он говорит: “Открыть создателя и отца нашей Вселенной – труд нелегкий, а когда откроешь, сообщить об этом всем людям невозможно”, и в “Федре” излагает египетскую легенду, направленную против письменности (привычки, из-за которой люди пренебрегают упражнением своей памяти и зависят от написанных знаков), прибавляя, что книги подобны нарисованным фигурам,которые кажутся живыми, но ни слова не отвечают на задаваемые им вопросы". Дабы смягчить или устранить этот недостаток, Платон придумал философский диалог. Учитель выбирает себе ученика, но книга не выбирает читателей, они могут быть злодеями или глупцами. Это Платоново опасение звучит в словах Климента Александрийского, человека языческой культуры: “Благоразумнее всего не писать, по учиться и учить устно""

Как замечает далее Борхес, Климент Александрийский заявлял о своем недоверии к письменности в конце II в.; на исходе IV в. начался умственный процесс, который через много поколений привел к господству письменного слова над устным, пера – над голосом.

Историческое противоборство устной и письменной речи в человеческой культуре разных цивилизаций обусловлено многими причинами, одна из которых кроется в потребности интерактивного взаимодействия, живого диалога между участниками процесса коммуникации, содержанием которого выступает философское, научное, религиозное, художественное и практическое знание.

Желание "оживить" и услышать книгу, любой другой текст, "ответить" им, внести в них изменения, исправить обнаруженные в них ошибки или внести в них собственную точку зрения, результаты собственного поиска посещало разные поколения мыслителей на протяжении столетий. Овеществленные свидетельства указанного желания можно встретить у разных авторов.

К примеру, французский философ-гуманист Мишель Экем де Монтень в XVI в. обращал внимание на то, что "учась чему-либо по книгам, движешься вперед медлительно, слабо, без всякого пыла; живое же слово и учит и упражняет. Если я веду беседу с человеком сильной души, смелым соперником, он нападает на меня со всех сторон, колет и справа и слева, его воображение разжигает мое. Дух соревнования... [увлекает] меня вперед и возвышает над самим собой... Тот, кто возражает мне, пробуждает у меня не гнев, а внимание: я предпочитаю того, кто противоречит мне и тем самым учит меня. Общим делом и его и моим должна быть истина".

Несколькими столетиями позже немецкий философ, основоположник философской герменевтики Ганс-Георг Гадамер, продолжая нить рассуждений М. Монтеня, высказал парадоксальную мысль о том, что "мы способны понять только то, что нам представляется ответом на вопрос".

Если следовать логике Монтеня и Гадамера, то можно прийти к выводу о том, что беседа и диалог – базовые слагаемые общения, которые стимулируют умственную деятельность индивидов, пробуждают их воображение, внимание, обучение и действие, способствуют пониманию других людей, ведут к открытию и накоплению знаний, обнаружению истины. Но предварительным и сопутствующим условием рассматриваемой функциональной триады "беседа – диалог – общение" выступает коммуникация.

В современной науке указанный термин интерпретируется по-разному:

во-первых, коммуникация (от лат. communication – сообщение, передача сигналов (от лат. signum) – передаваемые условные знаки, импульсы действия, а также предупреждения;

во-вторых, коммуникация – путь, канал, средство сообщения;

в-третьих, коммуникация – обмен информацией между коммуникатором (отправителем, источником) сигналов и получателями (реципиентами, абонентами) сигналов;

в-четвертых, коммуникация – "процессы перекодировки вербальной в невербальную и невербальной в вербальную сферы";

в-пятых, коммуникация – объединение, сообщество участников информационного обмена (отправителей и получателей), меняющихся местами.

Прочтение рассматриваемых интерпретаций одного термина позволяет вспомнить теорию "коммуникативного действия" немецкого философа и социолога, представителя второго поколения Франкфуртской школы Юргена Хабермаса, полагавшего, что коммуникативной и инструментальной рациональности современных обществ соответствуют разные формы действия: коммуникативное (ориентированное на достижение консенсуса) и инструментальное (направленное на принуждение, манипулирование, использование других субъектов действия для достижения собственных целей).

Указанное разделение, предпринятое Ю. Хабермасом, во многом условно, поскольку "коммуникация может быть иерархической (с приоритетностью прямой связи) и демократическом (с приоритетностью обратной связи). Для иерархической схемы важен приказ, для демократической – убеждение. Для иерархической схемы наиболее важна чистота канала связи, поскольку в ней сообщение, если достигнет получателя, всегда будет выполнено. Не так обстоит дело с демократической схемой, теперь получатель имеет право выбора: выполнять или нет поступившее сообщение".

Иными словами, коммуникативное действие может быть как консенсусным (согласительным), так и инструментальным. Проблема заключается в том, какая система ценностей становится доминирующей в обществе. Если в социуме утверждается, побеждает и господствует жизненный принцип "helium omnium contra omnes" ("война всех против всех"), то даже самые передовые и мощные коммуникационные системы, направленные на самые благородные и гуманные цели, не смогут избежать социальных "помех", способных перерасти в социальный "шум", а затем и в социальный "шквал" – разрушительные экономические, политические и военные конфликты.

Как ни парадоксально, но именно вторая коммуникационная революция, стартовавшая с открытия письменности более 7500 лет назад, продолжившаяся созданием почтовой связи и завершившаяся изобретением книгопечатания Иоганном Гутенбергом из г. Майнца (1440), сменившая эпоху устного слова на эпоху слова письменного, в немалой степени способствовала усилению инструментальной составляющей такой интегративной потребности человека, как коммуникация.

Третья коммуникационная революция началась в 1837 г., когда в США художник Сэмюэл Финли Бриз Морзе создал телеграф, а в России на дуэли убили поэта Александра Сергеевича Пушкина и ушел из жизни изобретатель Павел Львович Шиллинг. В 1838 г. Морзе разработал для своего телеграфа специальный код (азбука Морзе) и послал первое телеграфное сообщение: "Чудны дела твои, Господи!".

Значение изобретения телеграфа трудно переоценить. Его применение открыло эпоху организации международных коммуникаций, развития мировой коммерции. Телеграф позволил увеличить скорость биржевой торговли и проведения деловых операций на глобальном рынке, сделал возможной постоянную связь и обмен информацией об экономических, политических и культурных событиях между лидерами и руководителями разных стран, расположенных на других континентах.

Третья коммуникационная революция имела продолжение в целой серии изобретений, первым из которых стала голосовая связь.

История открытия телефона носила драматический характер. В США 14 февраля 1876 г. преподаватель школы глухонемых Александр Грэхем Белл и физик Эдуард Грэй независимо друг от друга подали заявки на изобретенные ими аппараты для передачи звуков на расстояние при помощи электричества. Белл принес свою заявку на два часа раньше Грэя, которые лишили последнего первенства в изобретении телефона, большого состояния и мировой славы. Уже в 1878 г. Белл открыл первую в мире телефонную станцию, в 1892 г. соединил города Нью-Йорк и Чикаго междугородной телефонной связью.

7 мая 1895 г. преподаватель Технического училища Морского ведомства в Кронштадте Александр Степанович Попов сделал доклад на заседании Русского физико-химического общества в г. Санкт-Петербурге об изобретении приемника, позволяющего беспроволочную передачу электрических сигналов (радиосвязь).

В 1896 г., когда Попов искал средства на усовершенствование созданного им приемника, итальянский радиотехник и предприниматель Гульельмо Маркони отправился в Англию, где заинтересовал своими разработками Почтовое ведомство и Адмиралтейство. В том же 1896 г. Маркони получил патент "на усовершенствования в передаче электрических импульсов и сигналов и в соответствующей аппаратуре".

Согласно отечественным экспертным оценкам, телевидение возникло как результат более чем десятка различных открытий и изобретений. Но основоположником электронного телевидения является Борис Львович Розинг, профессор Санкт-Петербургского технологического института. Именно Розинг еще в начале XX в. высказал идею об использовании электронно-лучевой трубки для передачи изображений на расстояние. В 1907 г. он продемонстрировал "дальновидение" на небольшое расстояние – в пределах одной комнаты и первым подал заявку на патентование "Способа электрической передачи изображения".

По западным экспертным оценкам, телевидение также рассматривается как результат коллективных усилий ученых и изобретателей. Вместе с тем согласно зарубежным источникам, в 1906 г. физик Макс Дикманн, ученик Карла Фердинанда Брауна, зарегистрировал патент на использование трубки Брауна для передачи изображений.

Параллельно с изобретением радио, в 1895 г. во Франции братья Огюст и Луи Люмьер создали аппарат для съемки и проецирования "движущихся фотографий". Фактически это был первый пригодный к практическому применению киноаппарат, который был назван его конструкторами кинематографом.

По справедливому замечанию классика французского кино Рене Клера, без кинематографа не было бы телевидения и его массовой популярности, ибо кинематограф подобно медиуму оживил застывшие образы и пейзажи и стал воистину народным искусством: "Кино было создано для толпы, оно не могло существовать без нее, и некоторые фильмы в одинаковой степени трогали и самых изощренных зрителей и самых простых людей... Никакая революция среди известных уже средств выражения не опьяняла так, как открытие и дальнейшее развитие такого способа выражения, который, казалось бы, чудесным образом предназначен для всех людей, без различия классов, языка и национальностей".

Заключительный тезис Клера является ключевым для понимания начала четвертой коммуникационной революции – вступления общества в эру современных телекоммуникаций – зрительные, понятные всем образы благодаря телевидению начали передаваться и восприниматься людьми на дальних и сверхдальних расстояниях.

Вместе с тем было бы ошибкой рассматривать телевидение как "младшего брата" кинематографа. Он действительно подготовил людей к принятию телевидения, но не был его непосредственным прототипом, поскольку "имея дело с кинофильмом, вы являетесь камерой, а неграмотный человек не умеет использовать свои глаза подобно этому техническому устройству. Для телевидения же вы являетесь экраном. Кроме того, телевидение двухмерно и скульптурно в своих осязаемых контурах. Оно не является средством повествования; телевидение не столько визуально, сколько аудио-тактильно. Именно поэтому оно дает ощущение сочувствия и сопереживания, а оптимальной формой телевизионного образа являются мультфильмы".

В связи с этим важно подчеркнуть, что потребность в телевидении на массовом уровне начала преобладать после окончания Второй мировой войны. До этого в обществе доминировали запросы почтового, телеграфного и голосового информационного обмена, осуществлявшегося посредством почты, телеграфа, телефона и радио.

Первые экспериментальные телевизионные станции появились в СССР и США практически одновременно – в 1931 г.

В конце сентября указанного года первый телеэфир в г. Москве лично "благословил" И. В. Сталин: "В Кремль специально протянули кабель, в кабинет генсека внесли телеаппарат, а передвижную телестанцию поставили на улице. Сталину новинка понравилась, и он дал отмашку налаживать регулярные трансляции".

В США в 1932 г. изобретение высоко оценил Франклин Делано Рузвельт, что позволило местным журналистам окрестить его "первым телевизионным президентом Америки". В 1939 г. в США началось массовое производство телевизионных приемников с девятидюймовым экраном.

В СССР, после того как в конце 1935 г. в продажу стали поступать телевизоры Ленинградского завода имени Козицкого "Т-2" (изобретение советского инженера А. Я. Брейтбарта, названное им "дальновид"), круг телезрителей расширился. В 1936 г. в стране уже работали 2 тыс. телевизоров заводского производства.

Массовому распространению телевидения в СССР и США помешала Вторая мировая война. Своего рода "второй старт" телевидение получило после 1945 г. В указанный период американцам, на чьей территории не велись разрушительные и кровопролитные боевые действия, сохранившим инфраструктуру, промышленный потенциал и обеспечившим на военных заказах подъем национальной экономики, удалось вырваться вперед.

В 1946 г. в США было продано 6400 телевизоров, а в 1948 г. в стране уже насчитывался 1 млн телевизоров и 60 работающих телевизионных станций. Еще через год количество телевизоров удвоилось, а в 1950 г. их количество превысило б млн. К этому времени в 64 городах США действовали 106 телестанций, а в Федеральной комиссии по связи ожидали своего решения заявления 300 предпринимателей, ходатайствовавших о предоставлении им лицензий на право открытия новых телевизионных предприятий.

По сравнительным показателям производства телевизоров и запуска работающих телевизионных станций СССР оказался отброшенным на 10 лет назад. Лишь в 1949 г. в продажу поступил первый массовый советский телевизор "КВН-49" (аббревиатура расшифровывалась по заглавным буквам фамилий изобретателей телевизора: Кенигсон – Варшавский – Николаевский). Ежедневное телевизионное вещание в г. Москве началось только в 1955 г., а в г. Ленинграде – в 1956 г.2

Телевидение изменило старый и открыло новый мир. Оно не просто умножило источники информации, развлечений и обучения, оно умножило количество наблюдаемых событий. Благодаря прямой трансляции по телевизору зрители могли непосредственно видеть и слышать происходящее в реальном времени.

По мнению экспертов, внешне телевидение просто сочетало технические приемы фотографии, фонографа и кино с техническими приемами радиовещания, но в результате получилось нечто большее. Это был новый способ массового производства мгновения для немедленного потребления его "по трансляции", средство моментального перемещения в любое географическое место. Подобно печатному станку Гутенберга, который начал массовое распространение знаний, теперь телевизор занялся массовым распространением опыта, попутно изменяя саму природу того, что стало доступно всем. Не случайно, что до 1970 г. более 95% американских домохозяйств обзавелись телевизорами, а 1/3 домохозяйств – двумя телевизорами.

Французский социолог Пьер Бурдье, анализируя процесс стремительного покорения общества телевидением, в качестве одной из главных причин быстрой телевизионной колонизации мира назвал практическое воплощение полемического концепта ирландского епископа и философа П. Беркли: "Быть – значит быть воспринимаемым". Многие люди с охотой соглашаются участвовать в телепередачах, потому что получают эксклюзивную возможность показать себя и быть замеченными другими.

Иными словами, телевидение доказательно подтвердило, что вся реальность, весь окружающий мир сводятся к нашему представлению о них. Но как только индивиды это осознали, они захотели независимой, свободной трансляции собственных представлений и действий в социуме. Причем не только в демонстрационной (телевизионной) форме, но и в форме закадрового, анонимного присутствия (подобно режиссеру, сценаристу или оператору).

Телевидение благодаря широкому спектру информационных, познавательных, художественных, развлекательных и религиозных каналов и программ подготовило почву для появления новых видов культурных потребностей людей, которые были удовлетворены с изобретением и распространением компьютеров, Интернета и мобильной связи.

Их возникновение ознаменовало начало пятой коммуникационной революции в ее третьей телекоммуникационной форме.

Временной лаг между появлением потребности в просмотре телеканалов (телепрограмм) и формированием потребностей в персональном компьютере (мобильном телефоне), подключенном к Интернету, составил всего несколько десятилетий.

В 1977 г. основатели компании "Эппл" Стивен П. Джобс и С. Возняк открыли эру персональных компьютеров, сделав и выпустив на рынок модель персонального компьютера "Эппл II", которая выглядела так же элегантно и стильно, как популярные в те годы марочные кассетные стереомагнитофоны, ставшие неотъемлемыми элементами практически каждой комнаты в студенческих общежитиях США.

Программист Тим Бернере Ли в 1990 г. разработал "Инквайер" – программу, объединявшую системой ссылок документы с разных компьютеров во всем мире. Это был первый шаг в киберпространство. Следующий шаг: через несколько лет Марк Андрессен написал программу "Мосаик", позволившую отражать не только текст, но и картинки. В 1995 г. простой в использовании браузер "Нетскейп" превратил хождение по Сети в развлечение для миллионов. Кроме того, этот браузер проложил дорогу для нового бума на фондовом рынке.

В 1990-е гг. рабочая группа международной организации "Институт электронных инженеров" под руководством Стюарта Керри разработала серию стандартов для беспроводных компьютерных сетей Wi-Fi. Это позволило соединить технику разных производителей. В 2002 г. начался бум беспроводной компьютерной связи – за год продажи устройств с Wi-Fi в мире выросли в четыре раза и достигли 280 млн долл.

Серия блестящих конструкторских изобретений в сфере телекоммуникаций рельефно выявила вектор миниатюризации электронных средств сообщения и передачи сигналов на дальние и сверхдальние расстояния.

В 1946 г. в СССР конструкторы Г. Шапиро и И. Захарченко провели успешные испытания автомобильного радиотелефона своей системы с дальностью действия до 20 км. В марте 1983 г. компания "Моторола" выпустила первый в мире коммерческий портативный мобильный телефон.

В 2008 г. в г. Херндоне (штат Виргиния, США) состоялась пресс-конференция, в которой приняли участие глава корпорации "Майкрософт" Билл Гейтс и более тысячи сотрудников различных компаний. Доклад Гейтса был посвящен изменениям, которые, по его прогнозам, произойдут в IT-индустрии в ближайшее время – до 2018 г.

Гейтс считает, что для дальнейшего развития технологий не существует никаких преград. По его словам, в течение следующего десятилетия изменится то, как человек взаимодействует с компьютером, а также то, как компании ведут свою деятельность. Перемены коснутся всех сфер человеческой деятельности, будь то работа, отдых или обучение. В руках пользователей сосредоточится мощь, недоступная прежде.

Как известно, корпорация "Майкрософт" ведет разработку интерактивного компьютера "Майкрософт Серфис". Единственным интерфейсом в таком устройстве является сенсорный экран. При этом он не только способен реагировать на прикосновения рук, но и может взаимодействовать напрямую с предметами, которые используются в повседневной жизни. Как отметил Б. Гейтс, в будущем использование таких систем в офисах компаний и дома станет обычным делом.

"Сегодня подавляющее большинство использует [для управления компьютером] клавиатуру и мышь и находит это вполне обычным. Одно из главных изменений, которое пас ждет и которое мы сильно недооцениваем, это то, как мы будет взаимодействовать с компьютерными устройствами", – отметил Гейтс, сделав акцент на управлении компьютером при помощи человеческой речи. Другая интересная идея заключается в компьютере, который может "видеть". По мнению Гейтса, такой компьютер может находиться не на столе, а внутри него. Специальная видеокамера, расположенная в компьютере, сможет наблюдать за передвижением пользователя в помещении, за тем, что он делает, какие предметы берет в руки и т.д.

Б. Гейтс прогнозирует, что компании будут работать в "гибридной" технологической среде: некоторые действия будут выполняться на месте, другие переместятся в Интернет или будут выполняться в виртуальной среде, состоящей из программного обеспечения и группы сервисов. Программное обеспечение будет выполнять до 90% работы, которая сейчас делается человеком вручную. В школах и других учебных заведениях тетради будут заменены наладонными персональными компьютерами. Такие компьютеры могут проигрывать аудио и видео, проверять знания; с помощью персонального компьютера "Тэйблит" ученики будут работать коллективно. Уже сейчас подобные компьютеры внедряются в школах.

Период 2008–2018 гг. основатель "Майкрософт" называет "вторым цифровым десятилетием". "Если мы думаем о фотографии, мы не думаем о пленке, когда мы говорим о музыке, мы почти не вспоминаем о физических носителях, тем не менее остается уйма вещей, которые еще не приобрели цифровую форму или приобрели ее не до конца, – говорит Б. Гейтс, – например, чаще мы вынуждены делать заметки на бумаге или идти на встречу и физически на ней присутствовать". В будущем, по мнению Гейтса, это изменится. "Я не вижу чего-либо, что остановит развитие телекоммуникационных технологий", – сделал заключительный вывод Б. Гейтс. То, что он называет вторым цифровым десятилетием, является началом шестой коммуникационной революции (в ее четвертой, после: 1) почтовой связи, телеграфа, телефона и радио; 2) телевидения; 3) компьютеров, Интернета и мобильной связи – телекоммуникационной форме).

На глазах у наших современников разделенные в прошлом устройства дальнего (сверхдальнего) телекоммуникационного сообщения и передачи информации начинают интегрироваться в единое целое и работать по принципу "все в одном". Указанная революция сформирует новые виды телекоммуникационных потребностей, заставит разные страны продолжить конкурентную борьбу за первенство в рассматриваемой области.

В условиях стремительных технологических изменений приобретение образования и метаквалификации (способности и возможности самостоятельно пополнять собственные знания) будет начинаться с формирования телекоммуникационных потребностей молодежи, с создания необходимых условий, обеспечивающих получение юношами и девушками кратчайшего доступа к передовым и высокоэффективным путям, каналам и средствам сообщения, к глобальной и локальной среде коммуникативного обмена информацией, к объединениям и сообществам участников телекоммуникационного обмена (отправителей и получателей сообщений).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >