Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Геополитика

Принципы смены международно-политических систем

Динамика международных отношений определяется тем, что по самой своей природе мощь государства представляет собой относительную величину: выигрыш одного государства если не всегда, то во всяком случае нередко оборачивается потерей для другого государства. Иначе говоря, действует принцип игры с нулевой суммой. Поэтому каждое государство, будучи озабочено возможностью нападения и установления господства со стороны другого государства, стремится усилить собственную безопасность путем наращивания своей мощи.

Государи всегда руководствовались древнеримским принципом si vis pacem para bellum — если хочешь мира, готовься к войне. А это, в свою очередь, служило угрозой безопасности других государств, которые реагировали соответствующим образом. Государства вооружались, создавали и содержали постоянные профессиональные армии для обеспечения собственной безопасности. Но тем самым они создавали угрозу безопасности других государств, которые, в свою очередь, тоже вооружались.

Очевидно, что никогда невозможно добиться полной безопасности в мире конкурирующих и соперничающих друг с другом государств. Стремление каждого из них укрепить свою мощь и безопасность ведет к уменьшению безопасности других и стимулирует соперничество за большую мощь и безопасность. И так до бесконечности. Тем самым создается некий замкнутый круг, в котором самовоспроизводится угроза безопасности каждого из государств — членов международного сообщества. Можно сказать, что борьба каждого отдельно взятого государства за выживание (принцип raison d'eta) является врожденной особенностью международных отношений.

Некогда доминирующие государства постепенно теряют способность навязать свою волю другим и защищать свои интересы. Восходящие государства, в свою очередь, во всевозрастающей степени ставят вопрос об изменениях в системе, которые бы отразили их вес и интересы. И, наконец, если создается некая патовая или тупиковая ситуация, вопрос о том, кто именно займет руководящие позиции в новой системе, может решаться в ходе той или иной формы конфликта или войны.

В итоге цикл изменений завершается тем, что война и следующий за ней мир создают новые статус-кво и равновесие, отражающие новое распределение сил в системе. Как правило, в периоды стабильности и установившегося порядка международная система существует в состоянии некого гомеостазиса или динамического равновесия, хотя на уровне межгосударственных отношений и происходят постоянные изменения тактики поведения.

Наступающие в результате разного рода серьезных конфликтов и войн нарушение равновесия и смена лидеров в международной иерархии приводят к экономическим, технологическим и политическим изменениям, которые в свою очередь ведут либо к значительному увеличению потенциальных выгод, либо к уменьшению потенциальных издержек одного или нескольких государств. Поиски путей решения этой проблемы в конечном счете создают условия для изменения существующего миропорядка.

Не вступая в дебри истории прежних эпох, здесь отметим, что начиная с Нового времени имели место смены международно-политических систем, известных под названиями "система баланса (или равновесия) сил", "двухполюсный миропорядок" и нынешний "полицентрический миропорядок".

Начало системе баланса сил было положено так называемой Вестфальской системой, которая со времени Вестфальского мира 1648 г. постоянно меняла свою конфигурацию, состав и ведущих акторов. Но суть ее оставалась почти неизменной: несколько наиболее влиятельных государств устанавливали своего рода кондоминиум, при этом контролируя действия друг друга с помощью дипломатических маневров, смены союзов и открытых конфликтов.

Качественное отличие Вестфальской системы от всех прежних систем состоит в том, что Вестфальский мир заложил основы формирования и институционализации национальных государств как главных субъектов международных отношений. В течение столетия, последовавшего за Вестфальским миром, доктрина высших интересов государства превратилась в ведущий принцип европейской дипломатии. Исчезновение старого мирового порядка привело к возникновению множества государств, преследующих скорее свои национальные или общегосударственные цели, нежели династические интересы того или иного правящего дома.

Утвердился принцип, согласно которому условием притязаний каждого отдельно взятого государства на верховную власть на своей территории являлось признание и за другими государствами равных прав на ведение дел по своему усмотрению в пределах своих границ. В результате формирование современных национальных государств стало частью процесса взаимного признания, в ходе которого они признавали друг за другом права юрисдикции в пределах соответствующих территорий. Тем самым каждое государство обязывалось не вмешиваться в юрисдикцию другого государства.

Согласно этому принципу мировое сообщество состоит из суверенных государств, каждое из которых самостоятельно определяет свою собственную форму правления, часто силой оружия или с помощью угрозы применения силы, и нс признает над собой какой-либо иной верховной власти.

Только государства имеют право формулировать и реализовывать международную политику. Все другие организации, группы или отдельно взятые лица таким правом не обладают. Как исключительный носитель национального суверенитета и обладатель монополии на легитимное насилие только государство вправе объявить войну и заключить мир с другими государствами как членами международного сообщества.

Данная концепция касается вопросов обеспечения безопасности и целостности государства перед лицом всех форм внешних угроз. Этот принцип предполагает другой, не менее важный принцип: принцип невмешательства одного государства, каким бы могущественным оно ни было, во внутренние дела другого государства. И это независимо от форм правления, их внутренней политики и т.д.

На принципах Вестфальской системы была построена система баланса сил (или так называемый концерт держав), сформированная в результате разгрома наполеоновской армии на Венском конгрессе 1815 г. Такая система была призвана обеспечить условия для противодействия политическими, дипломатическими, военно-силовыми средствами какому-либо одному европейскому государству или коалиции государств установить свое доминирующее положение на континенте. Однако нередко этот баланс представлял собой не столько реальное соотношение сил, сколько оправдание политики, проводимой несколькими наиболее мощными великими державами.

В рамках системы баланса сил каждое государство обеспечивало реализацию своих интересов, постоянно меняя союзников, при этом не нарушая общую структуру союзов и характер отношений между государствами. Поэтому неудивительно, что для политической арены Европы были характерны постоянные изменения баланса сил между различными государствами.

Классическим примером реализации принципов этой системы считается политика Великобритании, которая на протяжении всего XIX в. претендовала на роль своего рода арбитра в международных делах. Суть этой политики наиболее емко выразил лорд Пальмерстон в получившей широкую известность формуле: "У нас нет вечных союзников и вечных врагов. У нас есть постоянные, вечные интересы, и мы им должны следовать". На практике этот принцип выражался в постоянной смене союзников и противников, друзей и врагов.

Эти принципы с теми или иными изменениями действовали вплоть до Первой мировой войны. Более того, на них (во всяком случае, в теории) основывалась Версальско-Вашингтонская международно-политическая система, хотя здесь возможны определенные оговорки. Они претерпели более или менее существенную модификацию после Второй мировой войны в условиях господства двухполюсного миропорядка.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы