Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow ИСТОРИЯ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ РОССИИ
Посмотреть оригинал

Полемика Ивана Грозного и Андрея Курбского

Одним из выдающихся аспектов развития правовой мысли в позднем русском средневековье является переписка Ивана Грозного и Андрея Курбского, которая вполне отразила теоретические проблемы, возникающие в связи с формированием правовой идеологии самодержавной монархии. Иван IV Грозный (1530-1584 гг.), человек нервный, резкий, вспыльчивый, был наделен тяжелым деспотичным характером. С ранней юности, когда он стал свидетелем боярского произвола, у него проявились две черты: подозрительность и жестокость, он не терпел ни малейшего ослушания. Иван IV вошел в историю как беспощадный тиран, прозванный Грозным. Ряд историков (В.О. Ключевский) считали его душевнобольным, находя в этом объяснение бессмысленной жестокости. Другие (Н.М. Костомаров) считали эти действия частью целенаправленной политики ограничения власти боярской аристократии. Времена опричнины, учрежденной Иваном Грозным, знаменовали самый масштабный государственный террор в истории России, размах которого был превзойден только сталинским террором в XX веке.

Первоначально царствование Ивана IV протекало достаточно спокойно. К концу 40-х годов XVI века при молодом царе складывается кружок придворных деятелей, которым он доверяет ведение государственных дел — группировка, которая вошла в историю под названием Избранной рады (1549-1560 гг.), начался созыв Земских соборов, составлен Судебник 1550 года. Проведены реформы управления и суда (Губная, Земская и другие реформы), ведутся удачные военные кампании (завоеваны Казанское, Астраханское ханства, Сибирь). В государственной деятельности Ивана IV выделяются два этапа: до опричнины (1565 г.) и после нее. Если до опричнины Иван Грозный осуществлял свои реформы преимущественно политическими средствами, то опричнина не только ознаменовала собой эпоху террора, но и означала отрицание правовых методов борьбы. Идея опричнины заключалась в том, что

Иван Грозный объявлял себя уездным князем, удалившись из Москвы в Александровскую слободу.

Поворотный момент для принятия этого нестандартного решения — тяжелая болезнь царя и вопрос о наследнике. Местничество между боярами, отказ признать назначенного наследника, сына Грозного из-за низкого происхождения жены привели царя в великий гнев. Идея опричнины означала свободу от правовых ограничений, накладываемых юридическим статусом царя, главы государства, и возможность внеправового произвола. Опричнина (то, что существует отдельно) означала тогда структуру, параллельную структуре государственной власти, также как при советском режиме государство и компартия существовали параллельно, государство фактически подчинялось партии. С учетом того, что писаного права тогда не было, это также был протест против традиции, фактически сложившихся порядков, власть боярства, статуса бояр как свободных слуг царя. Это отчетливо видно в тех требованиях, которые Грозный поставил в 1565 году как условие своего возвращения на престол: казнить опальных и брать в казну их имущество, не быть связанным обычаями и решениями Боярской думы, Земских соборов и других органов власти. Через несколько лет Грозный довел идею разделения государства (земщины) и опричнины до абсурда — он провозгласил царем государства татарского царевича Симеона Бекбулатовича, а за собой оставил лишь руководство опричниной. Но при этом, разумеется, Грозный сохранил в своих руках фактическую власть. Опричнину можно рассматривать как попытку сломать старую политическую структуру и создать новую. Именно как попытку, а не как какой-то связный план действий.

Эти действия Ивана Грозного вызвали широкое общественное неудовольствие, особенно верхних слоев боярства. Одним из идеологических лидеров оппозиции стал князь Андрей Михайлович Курбский (1528-1583 гг.). Он был выходцем из старинного рода, своего положения при царском дворе добился благодаря личным заслугам, оказанным царю воеводской службой и правительственной деятельностью, за которые и был пожалован землей в окрестностях Москвы, а впоследствии (1556 г.) и боярским чином. Он входил в круг близких к царю лиц, который он позже сам назвал «Избранной Радой».

Князь Курбский считал источником власти в государстве божественную волю, а цель верховной власти усматривал в справедливом управлении державой к благу всех ее подданных и в праведном разрешении всех дел. Упадок в делах государства и сопутствующие ему военные неудачи Курбский связывает с падением государственного правительства, отходом от многовековых традиций совместного властвования царя и аристократии. Формула «царь решил, а бояре приговорили» отражает это фактическое положение дел — монарх принимал решения, а пути их реализации выбирала высшая аристократия. Роспуск Рады и введение опричнины знаменовали сосредоточение неограниченной власти в руках царя. Этот абсолютизм последовательно критикуется Курбским, во взглядах которого прослеживается представление о тождестве права и справедливости. Только справедливое может быть названо правовым, а насилие, даже со стороны легитимной государственной власти — источник беззакония, но не права.

В 1560 году прекратила свое существование Избранная Рада, активным участником которой был Курбский. Последовали аресты и казни людей, входивших в Раду. Началась опала, и, понимая, какая участь его ждет, Курбский в 1564 году бежал в литовские владения. После побега Курбский написал письмо Ивану Грозному, в котором обличал недобрые перемены в правлении царя, новые опричные порядки, жестокое обращение с боярами и т. д. Иван IV не хотел оставаться в долгу у беглеца и написал ему ответное очень длинное письмо. Эта переписка с длинными перерывами шла в 1564-1579 годах. Князь Курбский написал всего четыре письма, царь Иван — два; но его первое ответное письмо составляет по объему больше половины всей переписки. Кроме того, Курбский написал в Литве обвинительную Историю князя великого московского (Ивана IV) с целью воспрепятствовать Ивану Грозному занять польский престол. Письма князя Курбского наполнены преимущественно личными или сословными упреками и политическими жалобами; в Истории он высказывает и несколько общих политических и исторических суждений.

Царь истребил близких родственников Курбского, брошенных им в Москве, отомстив недругу. Со своей стороны, Курбский не просто вошел в среду литовско-русской знати, нередко отъезжавшей из Москвы в Литву и обратно. Он стал инициатором военных кампаний против России, призывая к свержению бесчеловечной власти русского царя. Оценивая факт перехода Курбского в Литву, нужно учитывать, что в ту эпоху Литовское государство было населено преимущественно православными, государственным языком был русский. Деятельность литовского правительства была нацелена на централизацию вокруг себя русских земель. В этом аспекте Литва была конкурентом Москвы в собирании Руси, представляя другой проект интеграции России. Лишь после неудачи этого проекта во второй половине XVI века (1569 г.) Литва вступила в унию с Польшей, в результате чего образовалось новое государство — Речь По- сполитая, а литовская знать приняла католичество.

Организация власти в Великом Литовском княжестве оставалась аристократичной, в своих посланиях Курбский ссылался на разделение законодательной и исполнительной власти в Литве, что контрастировало с абсолютистскими порядками, насаждаемыми Грозным в России. В этих новых порядках Андрей Курбский и видел основную причину нестроения на Руси. Увязывая дурной ход событий с личностью царя, Курбский высказал предположение о необходимости приближения конца террора через убийство русского царя. История, утверждал он, знала немало примеров деспотических правлений и дала хорошие уроки подобным правителям. Гибель такого царства может наступить как по воле провидения, так и в результате открытого сопротивления, оказанного подданными правителю, «творящему беззаконие» и не радеющему о пользе своего отечества. Так, теоретическое положение, выдвинутое Иосифом Волоцким в трактате «Правитель» о праве народа на оказание сопротивления злонамеренной власти, получило последовательное развитие в правовой концепции Курбского.

Наилучшим вариантом организации формы государственной власти Курбскому представляется монархия с выборным сословнопредставительным органом, участвующим в разрешении всех важнейших дел в государстве, что соответствовало политической системе Литовского государства. Иван Грозный возражает против примеров, приводимых Курбским (литовское княжество, английский парламентаризм, древнегреческая демократия): «А о безбожных народах что и говорить! Ведь там у них цари своими царствами не владеют, а как укажут им их подданные, так и управляют. Русские же самодержцы изначала сами владеют своим государством, а не их бояре и вельможи!». Он писал Курбскому: «Ты сам видел, какое разорение было на Руси, когда в каждом городе были свои начальники». И продолжал так: «Если же не будет единовластия то даже если и будут люди храбры, и разумны, но все равно один захочет одного, другой другого» и отсюда произойдет социальный раскол и бесконечная вражда. В этом аспекте Иван IV предвосхищает аргументы знаменитого английского философа XVII века Томаса Гоббса, считавшего нормальным состоянием общества «войну всех против всех», от которой общество может быть избавлено только благодаря абсолютизму власти. Иные, кроме абсолютного самодержавия, формы правления царю казались губительными.

В обоснование своей власти царь приводит уже знакомый нам по сочинению Владимира Мономаха аргумент в пользу патриархальности, патримониальности власти: государственная власть является собственностью монарха, который имеет над своими подданными такую же власть, как отец над детьми. Но Грозный выражает эту мысль более жестко, уподобляя подданных холопам (слугам), а себя домоправителю (хозяину), претендуя на беспрекословное подчинение. При такой политике противники царя должны жестоко наказываться. Об этом упоминает Курбский в своем письме, обвиняя царя в слишком жестоком обхождении. Представления же Ивана Грозного о долге царя выглядят так: «всегда царям надо быть осмотрительными: иногда кроткими, иногда жестокими, добрым милосердие и кротость, злым же жестокость и муки, если же нет этого, тогда он не царь». Причем Грозный идет против традиции идеализации личности правителя и подчеркивает, что осуществление власти не зависит от моральных качеств ее носителя, а иногда власть должна быть безнравственной. В библиотеке Грозного была книга Макиавелли «Государь», из которой царь, возможно, почерпнул этот и иные аргументы в пользу разграничения морали и власти.

Идеалом правления в государстве для Ивана Грозного была неограниченная монархия — единовластное правление, которое установлено не «многомятежным человеческим хотением, но Божиим произволением», и которое поэтому является естественным законом для подданных. Ни о каком праве, кроме приказа суверена, Грозный слышать не хотел и отвергал необходимость для права (правовых актов монарха) быть справедливым. В своих письмах Курбскому Грозный подчеркивает, что обязанность повиноваться закону (правовому, религиозному, моральному) лежит только на подданных, а государь свободен от этого долга, так как получает власть непосредственно от Бога и только перед Ним несет ответ. В концепции Грозного мы видим первую на Руси попытку обосновать абсолютизм государственной власти, который станет историческим фактом уже по окончании периода средневековья — в России эпохи Просвещения.

Оценивая значимость данной полемики в эпистолярном жанре, нужно понимать, что это не был обмен письмами между двумя лицами, а стиль политического дискурса той эпохи, не знавшей (в России) распространения книгопечатания, который позволял бы посвятить в содержание высказываемых идей достаточно широкий круг лиц. Подметные письма с цитатами из Курбского имели очень значительный круг адресатов, их читали, переписывали, передавали, пересказывали друг другу все те, кто был не доволен диктаторским стилем правления Ивана IV и был причастен к письменной культуре. С другой стороны, ответы царя зачитывались в церквях и тем самым доносились до широких народных масс, оказывая сильное идеологическое влияние на население. Другой момент, который нельзя упускать из вида при изучении полемики Грозного и Курбского, это вопрос об аутентичности писем, особенно посланий Ивана IV. Среди историков есть серьезные сомнения в том, что эти письма, во-первых, были полностью написаны самим царем, а не его помощниками, и, во-вторых, что в том виде, в котором они дошли до нас, они были написаны именно в эпоху царствования Грозного.

Мы говорили о том, что Иван Грозный не имел прямых примеров для подражания в своей самодержавной политике и, скорее всего, пользовался примером турецких властителей, которым в ту эпоху удалось создать централизованную монархию и достичь больших военных успехов. И один мыслитель той поры, Иван Пе- ресветов, угадал потребности времени и представил царю челобитные, где обосновывал необходимость в России реформ управления по турецкому образцу.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы