Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow ИСТОРИЯ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ РОССИИ
Посмотреть оригинал

Феофан Прокопович

Архиепископ Феофан Прокопович (1681-1736 гг.) был крупней- шиаг церковныАг деятелем начала XVIII века. Прокопович родился в Киеве в сеАгье бедного местного купца. Родители умерли, когда ребенку не было еще и пяти лет. Феофан, оставшись круглыАг сиротою, был принят на попечение дяди, ректора киевской коллегии (духовного училища), с его поающью смог получить хорошее образование. В возрасте 17 лет он поступил в польское церковное училище и там изменил вероисповедание — принял католичество (а точнее, униатство) и стал членоАг ордена иезуитов. Феофан был отправлен в Рим для дальнейшего обучение в одноаг из католических колледжей, но быстро разочаровался в латинстве. Через год, в 1699 году, он вернулся на Украину и отрекся от католичества, поступив в православный монастырь. Возвратившись в православие, Феофан как будто хотел загладить свое прежнее отступничество неприязненным отношением к католичеству, в особенности обличениями иезуитов и, отталкиваясь от противного, он стал открыто симпатизировать протестантизму. Такой религиозный путь можно назвать авантюризмом, тем более что религиозные убеждения Прокопович менял вместе с убеждениями политическими.

Вернувшись на Украину, Феофан преподавал в Киевской духовной академии. После Полтавской победы 1709 года он произнес торжественную речь в Софийском соборе в присутствии Петра Великого. Он был замечен Петром, и в конце 1716 года был приглашен ко двору императора в Петербург. В Петербурге Феофан приобрел известность своими проповедями, которые печатались и отсылались государю. В этих проповедях Феофан разъяснял современные политические дела, стараясь угождать точке зрения Петра. В 1718 году Петр назначил Прокоповича псковским архиепископом (затем, при Анне Иоанновне, Феофан становится архиепископом Новгорода). Петр I и Феофан сошлись еще в одном аспекте — оба питали склонность к протестантству и выступали против суеверий и предрассудков, часто встречавшихся в русской церкви той эпохи.

Переломным моментом церковных реформ Петра Великого стал 1721 год. В январе 1721 года учреждена была духовная коллегия, в том же году переименованная в Святейший правительствующий Синод. Это учреждение руководилось регламентом, сочиненным Феофаном, и означало упразднение патриаршества, отмену независимости церкви от государства — Синод, как высший орган управления церковью, фактически представлял собой одно из министерств (или коллегий, как говорили тогда), подчиненных императору. Теоретическое обоснование этих мероприятий дано Прокоповичем в Духовном регламенте 1721 года, написанном им совместно с Петром 1 (точнее, автором был Прокопович, а Петр внес правку), в котором утверждалась польза «соборного», а не единоличного (патриаршего) управления всеми звеньями церковной организации. Царь ответствен «за всей Церкви созидание». Церковь, в свою очередь, обязана «поспешествовать всему, что к царской верной службе и пользе касаться может». В полемике вокруг патриаршества тех лет можно услышать эхо давнего спора иосифлян и нестяжателей, тем более что этим организационным реформам в церкви сопутствовали и экономические преобразования — обращение церковных земель и крестьян в государственную собственность, контроль за монастырями со стороны властей и т.п.

В Синоде Феофан был вице-президентом и, с учетом близости к императору, решал большинство ключевых вопросов — президент Синода Стефан Яворский не был в доверии у Петра из-за своего уважения к традиционным религиозным ценностям России. Значение Феофана все более и более усиливалось, он следовал колебаниям характера и настроений императора и всегда был готов своими сочинениями обосновывать правительственные реформы, независимо от того направления, которое эти реформы могли принять. Когда Петр издал указ 1722 года о престолонаследии, закрепляющий за монархом право выбирать наследника престола, Феофан взялся защищать справедливость и полезность такого закона и напечатал книгу «Правда воли монаршей в выборе наследника державы своей». Подводя теоретическое обоснование под стремление Петра быть фактическим господином и правителем русской церкви, Феофан также написал «Розыск исторический», в котором доказывал, что христианский государь имеет право управлять делами церкви.

В памяти своих современников Феофан остался как беспринципный и циничный политик, умеющий использовать свои ораторские и писательские способности для угождения власть имущим, и безжалостно расправлявшийся со своими соперниками, видевший свой личный интерес в силе абсолютной монархии. После смерти Петра I Прокопович оставался верен своим взглядам и столь же последовательно и стойко проводил в жизнь абсолютистские идеи. Это ярко выразилось в истории избрания и восшествия на престол Анны Иоанновны, когда Феофан возглавил ту группу дворянства, которая противодействовала попыткам ограничить власть будущей императрицы.

При построении своей политической концепции Прокопович обращался к трудам не только античных, но и современных ему западноевропейских правовых мыслителей (Гоббс, Пуфендорф, Гро- ций). В своих рассуждениях Прокопович стремился соединить аргументы естественно-правовой и договорной теорий с догматами богословия. В истории русской правовой мысли он первым обратился к исследованию процесса происхождения государства. Феофан исходил из предположения о естественном преддоговорном состоянии, которое он рисовал как эпоху войн и кровопролитий, когда ничем не сдерживаемые страсти превращали людей «в неукротимых зверей». Эта аргументация явно заимствована у Томаса Гоббса. Феофан, в традициях европейского рационализма, понимает естественные законы как требования здравого смысла. Эти законы подсказали людям, как избежать постоянных войн, и привели их к мысли о заключении договора об образовании государства. Эта идея была осуществлена людьми в силу их природных склонностей (Прокопович относит к таким склонностям стремление к общежитию, разделение труда — здесь прослеживаются прямые заимствования из трудов Пуфендорфа).

По мнению Феофана, высшая власть в обществе образовалась путем договора, при заключении которого народ отказался от своего суверенитета («не оставляюще себе никакой свободное™») и полностью вручил его верховной власти. Главный «естественный закон» (необходимость отказа от своеволия в социальном общении) реализуется, согласно его учению, путем договора каждого с каждым об образовании верховной власти. Договорившись об образе правления, подданные обращаются к власти с просьбой создать над ними верховное правление: они отдают власти свою волю, обязываются абсолютно ей повиноваться в целях общей пользы.

При этом народ мог выбрать себе любую форму правления. Среди таких форм Прокопович называет монархию, аристократию, демократию и «смешанный состав». Республики (к которым он относил аристократию и демократию) не вызывают его одобрения. В аристократиях своекорыстная борьба партий разоряет страну, а в демократиях часто вспыхивают мятежи и смуты. Кроме того, республики пригодны лишь для малого по численности народа, проживающего на небольшой территории.

Рассматривая монархию как форму организации власти, Прокопович исследует два ее варианта: ограниченную и абсолютную. В ограниченной монархии государь связан определенными обязательствами, за нарушение которых он может быть лишен власти. А это грозит непредсказуемыми последствиями, способными повлечь бедствия для страны и ее народа. Ограниченные монархии, где «при первого монарха избрании были положены договоры», а также избирательные монархии Феофан считал нецелесообразными. Как случай чрезвычайный, избирательная монархия получила одобрение у Прокоповича в связи с избранием на царство в 1613 году Михаила Романова. По мнению Прокоповича, для России самой «благонадежной» формой является абсолютная монархия, которая единственно способна обеспечить русскому народу «беспе- чалие». В лице абсолютного монарха Феофан видит «стража, защитника закона, ограду и сбережение от внутренних и внешних опасностей», а, кроме того, «пристанище и защиту» для каждого человека. Здесь повторяются известные еще со времен Киевской Руси задачи правителя — военная организация, защита правопорядка и осуществление правосудия.

Рассуждая о самодержавии, Прокопович, по сути, говорит о суверенитете, и для выражения верховных прав употребляет возникшее еще в Древнем Риме понятие «маестат» (majestat) или «величество». Это понятие означает «превосходство одной вещи пред другими». Раскрывая условия применения данного понятия в политике, Прокопович писал, что понятие «величество» есть самая высокая честь, и она может принадлежать только верховным властям, содержит не только их высочайшее достоинство, но и подчиняет себе власть законодательную, судебную, исполнительную. Ее велением должно повиноваться абсолютно, она же не связана никакими ограничениями. Таким образом, в понятие сущности верховной власти, раскрываемое через категорию маестат, Прокопович вкладывает такие признаки, как неограниченность, независимость, надзаконность, безответственность правителя.

В Духовном регламенте Феофан дает следующую формулу абсолютной монархии, ставшую официальной для последующего российского государствоведения: «Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный; повиноваться его власти не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». Термин «самодержавие» Прокопович стал употреблять в смысле неограниченной власти императора. Его прежнее содержание, означавшее суверенность и независимость государства, утратилось, и отныне данный термин стал обозначать только верховную, неограниченную власть. В таком именно значении он употреблялся и употребляется в XIX и XX веках.

В произведениях Прокоповича содержится апология ничем не ограниченной верховной власти, регламентирующей все стороны жизни подданных. Монарх вправе предписывать своему народу «обряды гражданские, церковные, перемены обычаев» и даже предусматривает для них «употребление платья и домостроение», а также иные правила поведения в повседневной жизни. Без труда можно увидеть, что эти рассуждения призваны обосновать петровские реформы. Прокопович утверждал, что мир и безопасность могут быть обеспечены только монархией. В своей деятельности верховный правитель реализует одновременно божественное призвание и требования естественного права, осуществляя долг служения народу. Монарх Прокоповича — это просвещенный государь, который обязан заботиться не только об общем благе, но и о распространении просвещения, искоренении предрассудков, устроении правосудия.

Наследственную монархию Феофан предпочитает выборной, поскольку она, по его мнению, обладает большей устойчивостью в силу замещения престола специально подготовленным для этой цели лицом, и поэтому более защищена от случайностей и неожиданностей. Обосновывая правомерность петровского указа «О престолонаследии» (1722 г.), Прокопович в своей книге «Правда воли монаршей» настаивает на предоставлении монарху широких возможностей в выборе себе наследника по собственному усмотрению, а не по жестким правилам семейной преемственности. Монарх вправе, утверждает Феофан, сам подыскать себе «доброго и искусного» преемника на троне, и завещать ему свой престол.

Характерно, что для обоснования суверенитета Прокопович считает недостаточной рационалистическую методологию, свойственную школе естественного права. Он широко пользуется историко-сравнительным методом, говорит о влиянии географического и демографического факторов, ссылается на органическую и патриархальную теории. Идея о влиянии демографической и географической среды на форму правления была новой для русской политической мысли.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы