Тимофей Николаевич Грановский

Одним из первых теоретиков либерализма в России был Тимофей Николаевич Грановский (1813-1855 гг.), известный историк, юрист и общественный деятель. Он получил юридическое образование, но свою научную деятельность посвящает историческим исследованиям. В центре его интересов была история средневековой Европы — Грановский стал одним из первых русских историков, кто отказался рассматривать средневековье как темный период истории, и кому удалось показать все многостороннее духовное богатство средневековой западноевропейской культуры. В этом отношении показательны его «Лекции по истории Средневековья», которые были опубликованы отдельной книгой по конспектам слушателей. Вообще, в европейской истории Грановский видел не нечто инородное истории русской, а наоборот, находил сходное движение мысли и культуры.

Политически Грановский был близок к западникам (его иногда относят к «поздним западникам»), не считая непреодолимой границу между русской и западной культурами, православным и католическим исповеданиями христианства. По убеждению мыслителя, существующий в России политический и культурный строй был далек от совершенства и должен был развиваться в том же направлении, что и западноевропейская цивилизация в целом. Также как и Чаадаев, ученый полагал Россию и Европу частями единой христианской цивилизации, различия между которыми лишь оттеняли культурное богатство западного пути развития. По Грановскому, в Европе и в России исторический процесс заключался в борьбе между двумя началами: между бездушным, подавляющим личность деспотическим началом, унаследованным Европой от Римской империи (а Россией — от Византии), и хаосом, безответственной свободы, привнесенным в Европу варварскими племенами (а в Россию — татарскими ордами). Синтез этих двух начал знаменует новую общественную форму — просвещенное либеральное государство, основанное на балансе интересов личности и общества. Исторический путь России и Европы — это путь к такому идеалу.

Такая позиция Грановского вызвала недовольство сторонников официальной народности и монархизма, которые считали существующее в России самодержавие высшей ступенью исторического развития. С другой стороны, взгляды Грановского вызывали отторжение и у почвенников (сторонников возвращения к народным истокам, к почве). Так, Федор Михайлович Достоевский, один из лидеров движения почвенников, представил Грановского в образе Степана Верховенского в романе «Бесы» в роли оторванного от жизни прекраснодушного идеалиста, идеи которого приводят к возникновению бесовской революционной идеологии — нигилизма.

Интересно, что в борьбе с консерваторами Грановского поддерживали как западники (Чаадаев), что, впрочем, естественно, поскольку их идеологические позиции были близки, так и славянофилы (Хомяков).

Понимание и объяснение исторического развития европейской цивилизации были, таким образом, в центре внимания Грановского. Если в курсе русской правовой мысли стоило остановиться на изучении его научной позиции, то только потому, что он первым в России сформулировал теоретическую платформу либерализма как защиту безусловной ценности человеческой личности и ее прав. В то же время Грановский интересен тем, что его концепция либерализма не следует распространенным среди либералов той эпохи мыслям о безусловном приоритете индивидуальной свободы — целью истории является не просто освобождение личности, а нахождение разумной гармонии интересов личности и общества.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >