Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow ИСТОРИЯ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ РОССИИ
Посмотреть оригинал

Евгений Николаевич Трубецкой

Еще одним замечательным представителем российской школы «возрожденного естественного права» стал коллега П.И. Новгород- цева по юридическому факультету Московского университета Евгений Николаевич Трубецкой (1863-1920 гг.). Этот мыслитель входил в круг близких друзей Владимира Соловьева, знакомство с великим философом наложило заметный отпечаток на последующую идейную эволюцию Трубецкого. Неслучайно его основное философское произведение, «Миросозерцание Вл.С. Соловьева» (1913 г.), было посвящено изучению философских воззрений наставника. Также как и для Соловьева, для Трубецкого идея безусловного значения человеческой личности послужила краеугольным камнем для формирования правовой доктрины. Это значение мыслитель обосновывал через религиозную природу человека как вечного духовного начала, в той или иной степени раскрывающегося в жизненном пути конкретных личностей. Именно эта духовная природа обуславливает наличие у человека свободы выбора, защита которого составляет сущность и назначение права.

Для постижения этого духовного мира и его непреходящих границ, которые право и мораль должны защищать совместно, оказывается необходимым выйти за пределы кантианского деления внешнего и внутреннего и признать, что право представляет собой, прежде всего, явление человеческого сознания, реализацию той метафизической сущности человека, которая задана идеей свободы выбора и которая отражается в рационально постигаемых принципах организации власти в обществе. Эти принципы являются одновременно объективными, поскольку отражают вечные законы духа, и субъективными, поскольку их бытие дано лишь в личностном сознании. Здесь философ, кажется, повторяет положения классических теорий естественного права — право положительное невозможно без нравственного сознания, без правды или справедливости, лежащих в основе признания человеком значения формальноправовых регуляторов. Если власть утрачивает эту опору в естественном праве, которое для Трубецкого представляет «синоним нравственно должного в праве», то в такой ситуации принципы естественного права будут служить как критерии оценки существующего правопорядка и как требования его совершенствования.

В чем же суть правового общения? Трубецкой считает, что не только в абстрактной идее свободы. В своих интереснейших работах, среди которых следует выделить «Энциклопедию права» (1911 г.), мыслитель пытается сформулировать априорные условия правового регулирования. Он приходит к выводу о том, что эти условия всегда проявляются в базовом требовании естественного права, сводящимся к тому, чтобы внешняя свобода личности не была ограничена ни в каком ином случае, кроме того предела, который образует свобода других личностей и требования «объективного добра». И то, и другое подвержено постоянным флуктуациям, изменениям, модификациям, зависящим от окружающих обстоятельств. Эти обстоятельства опосредовано определяют данный предел через те нормы, которые устанавливают в обществе властно-авторитетные органы (государства, церкви, иных публичных институтов). В зависимости от того, насколько данный предел отражает базовую идею естественного права и насколько он обусловлен реальными социальноисторическими особенностями общества, можно судить о том, имеем ли мы дело с правом или с произволом. Хотя здесь различие будет лишь в градациях, без возможности провести четкую демаркационную линию логического деления.

Из данного строя рассуждений Трубецкой выводит свое известное определение права как «внешней свободы, предоставленной и ограниченной нормой». Эта внешняя свобода диктуется в сфере права не (вернее — не только) моральными императивами, обращенными к совести человека, а властно установленными нормами права, которые обращены преимущественно к сознанию, рассудку человека. Действие права, таким образом, не предполагает необходимости действия моральных импульсов и может ограничиваться простым силовым давлением, угрозой принуждения за непослушание требованиям властей. Эти требования будут обязательными для исполнения человеком как членом социальных союзов, хотя, как нравственный или религиозный субъект, человек может предпочесть отказаться от исполнения предписаний, но не поступиться при этом своими принципами. Критерием оценки правомерности или неправомерности правовых установлений в этих случаях будет личное моральное сознание человека, а дополнительным условием — вышеописанные социально-исторические особенности конкретного социума, в котором существует человек. Таким образом, Трубецкой пытается найти выход из спора о сущности принудительного механизма права, начатого Владимиром Соловьевым и Борисом Чичериным.

Течение возрожденного естественного права в российской правовой мысли оказалось одним из высочайших достижений Серебряного века русской культуры рубежа XIX—XX веков. Но оно не стало безальтернативным, и в дальнейшем развитии отечественные мыслители, восприняв основные линии этого течения, трансформировали их в другие направления, которые будут изучены далее.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы