Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow ИСТОРИЯ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ РОССИИ
Посмотреть оригинал

Социологический позитивизм (Н.М. Коркунов, М.М. Ковалевский, С.А. Муромцев)

Еще одним направлением позитивистского подхода к праву является социологический позитивизм. По большому счету, это направление сводится к попытке понять и объяснить право как функцию социальной жизни. При этом такое объяснение нацелено не столько на выявление сущности права (как в психологической или этатистской версиях позитивизма), сколько на анализ форм и функций правового регулирования в социальном общении, на установлении связи между правовыми регуляторами и другими социальными явлениями.

Нужно сказать, что подобная позиция приводила ко вполне конкретным политическим выводам. Если общество и государство постоянно развиваются и подвержены беспрестанным переменам, то общество нуждается в постоянном реформировании, в активной законодательной деятельности, принимающей во внимание меняющиеся интересы и мнения всех социальных классов и слоев населения. А это возможно только путем создания политических структур, отражающих варьирующийся баланс интересов и способных реализовывать эти интересы через законодательство, осуществлять контроль за административными властями. С этих позиций представители социологической науки требовали проведения в России масштабных правовых реформ с созданием представительных органов власти и наделения местного самоуправления широкими полномочиями. Поэтому неудивительно и отношение властей к этой научной дисциплине. Достаточно сказать, что вплоть до 1917 года преподавание социологии в государственных университетах было запрещено, а работы по социологической тематике подвергались строжайшей цензуре.

В чем же заключалась сущность данного движения? Собственно социология — это научная дисциплина, призванная изучать общество и общественную жизнь. Термин возник в середине XIX века, он состоит из латинского «социум» (общество) и греческого «логос» (знание), введен французским мыслителем Огюстом Контом. Эта наука об обществе в качестве своей отправной точки брала существующие социальные структуры и изучала их в том виде, в котором они были доступны наблюдению. Этим социология противопоставляла себя философии, которая при анализе явлений исходит из идеальных структур общественного бытия, мысленных образов его организации. Естественно, что сразу были предприняты попытки применить методологию этой новой науки для изучения таких социальных явлений, как право и государство. Нужно отметить, что, также как и в психологической школе права, русские ученые внесли значительный вклад в развитие социологического направления — они не столько копировали западноевропейские образцы, сколько сами, на равных началах с европейскими социологами, активно участвовали в создании этого направления изучения права.

Основным положением этого нового движения в правоведении стало рассмотрение права как общественного института, выполняющего определенную социальную функцию, развитие которого подчинено тем же закономерностям, что и развитие всего общества в целом. Поэтому право образуется в соответствии с формами социальной жизни, а не в зависимости от связи с ценностями. Если вспомнить классическое для той эпохи неокантианское противопоставление должного и сущего, то социологи отвечали, что право — это, прежде всего, то, что существует, а не то, что должно существовать. Поэтому особое внимание сосредотачивалось на динамике развития права, на изучении форм и закономерностей проявления правового регулирования в обществе. Несколько позже, в начале XX века, такой подход привел к созданию особой научной дисциплины — социологии права, основной принцип которой так сформулировал ее основатель, австрийский мыслитель Ойген Эрлих, — «центр развития права сегодня, как и во все времена, лежит в обществе». Но стоит отметить, что русские социологи (такие как Н.М. Коркунов, С.А. Муромцев, ММ. Ковалевский) пришли к аналогичным выводам раньше, хотя и не создали отдельной научной дисциплины для социологического анализа права.

Одним из основателей социологического подхода к праву в России был Николай Михайлович Коркунов (1853-1904 гг.), профессор философии права Петербургского университета. Его основные произведения «Лекции по общей теории права», «Указ и закон», «Русское государственное право» отражают ту основную задачу, которую Коркунов ставил перед правоведением — изучение права как факта. Тем самым оказывается возможным отделение фактов от их объяснения, от анализа их сущности. Отсюда и предложенное мыслителем новое для русской правовой науки разграничение теории права и философии права: задача первой — изучение фактов, а задача второй — изучение сущности этих фактов. Как и все позитивисты, Коркунов считал, что единственной научной основой знания может быть только индивидуальное восприятие, личный опыт, который раскрывает наше отношение к вещам и к другим лицам. В праве такой опыт можно получить лишь через изучение конкретных правоотношений, в которых обнаруживается право, через анализ фактического правового поведения и его психологического переживания.

В этом плане Коркунов считал правовым отношением любое фактическое отношение, в котором одно лицо требует некоего поведения от другого лица. Право является формой фиксации и разграничения таких требований. Но не любое требование является правовым — оно становится таковым только при ограничении его встречным требованием; там, где нет встречного требования и там, где требованию придается безусловное значение, по мнению Коркунова, мы имеем дело не с правом, а с произволом. Как видим, для этого ученого, как и для Петражицкого, право не может существовать как одностороннее требование — хотя оба ученых исходили из разных научных позиций: Петражицкий находил право в психологических эмоциях, а Коркунов — в фактическом поведении. В целом, основной функцией права Коркунов, как и современный ему немецкий философ Рудольф фон Иеринг, считал разграничение личных интересов, вне зависимости от оценки этих интересов с позиций справедливости и иных моральных ценностей. А само право для Коркунова сводилось к охране интересов в их взаимном отношении друг к другу. Здесь, конечно, можно сделать те же критические замечания, что и применительно к теории Петражицкого — безбрежность понятия права, включающего в себя все социальные регуляторы, всегда охраняющие чьи-то интересы.

Интересные идеи Коркунов высказал и в своей теории государства. Прежде всего, он исходил из критики рассмотрения права как единой воли, подчиняющей себе волю подданных. Сущностью государства мыслитель считал единое правовое отношение, «состояние постоянного властвования», то есть правовую связь властвующих и подвластных, которая основана на социальнопсихологическом единстве людей, сознающих и признающих свою зависимость от государственной власти, находящихся с ней в длящейся социальной связи. Отсюда и определение государства как «общественного союза, представляющего собой самостоятельное и признанное властвование над свободными людьми». Из других идей Коркунова стоит отметить проведенное им разграничение закона и указа — о законе можно говорить лишь тогда, когда он выражает общую волю народа, а указ — это властное предписание, которое с общей волей напрямую не связано. С этой точки зрения законом может быть только «правовой закон».

Очевидно, что политические симпатии Коркунова в связи с его научными воззрениями должны были привести его к либерализму. Так и случилось — этот ученый был убежденным сторонником либеральных реформ. Но, что интересно в его доктрине, Коркунов признавал самодержавную форму власти и считал самодержавие наиболее оптимальной формой властвования для России. В этой связи стоит отметить его концепцию «правомерной самодержавной монархии», которая гарантировала бы основные гражданские и политические права подданных, но, вместе с тем, не допускала бы законодательного ограничения своих властных полномочий. Здесь, как и во всех других областях своей правовой концепции, Корку- нов остался верен принципу конкретности правового исследования и вместо создания политического идеала предложил хоть и идеализированную, но конкретную программу реформ.

Другим ведущим представителем социологической школы был Максим Михайлович Ковалевский (1851-1916 гг.), профессор Московского и Санкт-Петербургского университетов. В своих работах (из которых в качестве основных можно назвать «Происхождение современной демократии», «Социология и сравнительная история права», «Очерк происхождения и развития семьи и собственности») Ковалевский следовал научным принципам французского социолога Эмиля Дюркгейма и его школы, пытался соединить социологическое и психологический подходы к праву со сравнительно- историческим методом (то есть со сравнением социальных институтов в разные исторические эпохи). Также как и Дюркгейм, Ковалевский исходит из концепции социальной солидарности, то есть из предположения о том, что в основе общества лежит присущее людям стремление к сотрудничеству и мирному разрешению споров. Такое стремление приводит к образованию «замиренной среды», в которой образуются механизмы поддержания социального порядка и которая тем самым символизирует формирование правового состояния общества. В этом плане мыслитель говорил о праве как о способе «экономии социальной энергии», перераспределении сил, которые люди могут потратить на созидание, вместо того, чтобы растрачивать их в войне друг против друга.

Таким образом, право для Ковалевского означало наличие в обществе механизмов упорядочивания социального общения, формирующегося благодаря присущему людям стремлению к солидарности. Так образуются, в конечном счете, все социальные группы и общности, равно как государство и общество в целом. Поэтому право как факт социальной солидарности предшествует образованию государства. Ковалевский считал, что государство образуется исходя из общей воли людей подчиняться авторитету, который мог бы формулировать правила и разрешать конфликты. Здесь исследователь ссылался на «закон заражения», описанный французским социологом Габриелем Тардом — ряд наиболее активных личностей убеждают толпу подчиниться их власти, и уже затем по привычке люди подражают этому первому акту подчинения, тем самым поддерживая государственную власть. И уже потом, в третью очередь, образуется позитивное право как закон, который устанавливает обязательные требования социальной солидарности и который поддерживается принудительной силой государства.

При этом как право, так и государство постоянно эволюционируют, создавая все новые и новые формы солидарности, наиболее соответствующие развитию общества (и в материальном плане — рост населения, экономики, и в духовном — развитие морали, осознание требований солидарности). Поэтому адекватное правовое развитие требует постоянного приспособления законодательства к меняющимся социальным условиям. Это, по мнению ученого, возможно при условии создания парламентарного представительства и введения конституционных гарантий. Исходя из своей научной позиции, Ковалевский отстаивает принципы конституционной демократии, становится одним из лидеров партии кадетов. Поскольку преподавание социологии в России в начале XX века было еще запрещено, мыслитель уезжает за рубеж и уже в Париже основывает первое русскую социологическую организацию — Высшую школу социальных наук. Вскоре он возвращается в Россию, где становится признанным лидером социологического направления в правоведении.

Еще одним ученым, который сделал немаловажный вклад в развитие социолого-правового направления, стал профессор Московского университета Сергей Андреевич Муромцев (1850-1910 гг.). Сущность воззрений Муромцева на право изложена в его основной работе «Определение и основное разделение права» и заключалась в рассмотрении права как «организованной защиты интересов». Воспринимая распространенный в немецкой правовой науке тезис о том, что право — это защищенный интерес, Муромцев добавляет к этому определению то, что правовая защита интересов должна иметь, прежде всего, организованный характер. То есть право отличается от морали, традиции и иных форм защиты социально значимых интересов тем, что для правовых интересов заранее определены формы защиты — специальная организация (суд) и специальная процедура (судебный процесс). Самое важное в праве поэтому — независимый от государственной власти суд. Такую независимость, по мнению Муромцева, могло обеспечить только конституционное ограничение самодержавной власти, за которое мыслитель активно выступал. В связи с давлением властей ученый был вынужден оставить свой университетский пост в годы консервативной политики Александра III. Впоследствии Муромцев стал главой партии кадетов, председателем Государственной Думы России первого созыва.

Эти три выдающихся ученых заложили основы социологического подхода к праву, соединив традиционные приемы правоведения с методами новой науки об обществе — социологии. Это направление не утратило своей актуальности и сегодня, поскольку анализ существующих правовых институтов в контексте того общества, в котором они возникли, дает наиболее полное и адекватное знание о действующем праве, о его роли, значении и функциях. Все же социологическое направление не было лишено недостатков, из которых можно отметить, прежде всего, подчинение развития права эволюции общества. Если право закономерно следует изменениям в обществе, то задачей юристов становится констатация уже фактически существующего, но не изобретение чего-то нового, способного трансформировать общество. А в истории именно право нередко выполняло такую реформаторскую роль, чему примером законодательная отмена крепостничества в России «сверху», вопреки сопротивлению сложившихся социальных структур, либо отмена рабства в США. Все эти реформы изменяли существующие общественные отношения исходя из ценностей, из идеалов, которые социологи полагали вторичными. Да и отождествление права с фактически существующими в обществе правилами поведения приводят к чрезмерному расширению сферы права.

Эти недостатки попытались преодолеть российские ученые, которых, согласно современной терминологии, можно отнести к интегративному направлению. Эти ученые, основываясь на социологическом подходе, обогатили этот подход за счет включения в него элементов психологического, нормативистского, естественно-правового подходов.

Рекомендуемая литература

Зорькин В.Д. Муромцев. М., 1984.

Зорькин В.Д. Позитивистская теория права в России. М., 1978.

Казаков А.П. Теория прогресса в русской социологии конца XIX века (П.Л. Лавров Н.К. Михайловский, М.М. Ковалевский). Л., 1969.

Кизеветтер АЛ. Сергей Андреевич Муромцев. М., 1918.

Коркунов НМ. Лекции по общей теории права. СПб., 2004.

Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. СПб., 2004.

Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Вып. 1-4. М., 1910-1912.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1994.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы