Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Защита прав личности в уголовном процессе России

Проблемы обеспечения прав подозреваемого. Основания и порядок наделения лица статусом подозреваемого. Правило Маслова

Подозреваемый - наиболее уязвимый участник уголовного процесса. Он появляется на самом раннем этапе расследования в условиях дефицита информации и времени, необходимых для принятия важных процессуальных решений. В этот момент требуется интенсивное совершение как процессуальных, так и оперативно-розыскных действий, принятие мер принуждения, с неизбежностью влекущих ограничение прав и свобод личности. Регламентация правового положения подозреваемого призвана, с одной стороны, обеспечить органам предварительного расследования возможность совершения указанных процессуальных действий, с другой - ограничить лицо, на которое пало подозрение, от необоснованного ущемления его конституционного статуса. Тем не менее нарушения прав подозреваемых в совершении преступлений лиц достаточно распространены.

Прежде всего, необходимо определить круг лиц, обладающих статусом подозреваемого, а значит и соответствующими гарантиями.

УПК существенно изменил понятие подозреваемого по сравнению с УПК РСФСР и значительно расширил круг лиц, имеющих статус подозреваемого. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР признавал подозреваемыми только лиц, к которым были применены мера пресечения или задержание, поскольку обоснованно считалось, что как мера пресечения, так и задержание возможны только при наличии серьезных оснований подозревать лицо в совершении преступления. Однако при этом упускалось из виду, что наличие подозрения в совершении преступления само по себе далеко не всегда достаточно для задержания или применения меры пресечения. Поэтому повсеместно сложилась практика допроса фактически подозреваемого лица в качестве свидетеля, что позволяло получить дополнительные основания для применения этих мер. Кроме того, не учитывалось, что ни задержание, ни мера пресечения по закону не являются обязательными, их использование зависит от усмотрения следователя, дознавателя. В связи с этим складывалась ситуация, вынуждающая применять к лицу одну из названных принудительных мер, для того чтобы обеспечить возможность рассматривать лицо в качестве подозреваемого и производить с ним следственные действия в порядке, учитывающем его процессуальный статус.

В теории постоянно возникал вопрос о гарантиях прав лица, не подвергнутого этим мерам процессуального принуждения, но допрашиваемого в связи с фактическим подозрением его в совершении преступления. Такое лицо имело процессуальный статус изобличаемого свидетеля нередко до предъявления обвинения, которое часто совпадало по времени с окончанием предварительного расследования. Следователь формально был вправе предупреждать его об уголовной ответственности не только за дачу заведомо ложных показаний, но и за отказ и уклонение от дачи показаний. И хотя судебная практика и в то время не считала возможным выносить обвинительные приговоры таким лицам за указанное преступление, сам факт предупреждения перед допросом о возможной уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний правомерно рассматривался теорией как психическое принуждение к даче показаний, а точнее - к признанию вины.

В соответствии со ст. 46 УПК подозреваемым является лицо:

  • - в отношении которого возбуждено уголовное дело по основанию и в порядке, которые установлены гл. 20 УПК;
  • - задержанное по подозрению в совершении преступления в соответствии со ст. 91 и 92 УПК;
  • - к которому в соответствии со ст. 100 УПК до предъявления обвинения применена мера пресечения;
  • - которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК.

Основания и порядок принятия каждого из названных процессуальных решений, регламентированных законом, сами по себе служат необходимой гарантией прав лица, на которое в силу тех или иных обстоятельств пало подозрение в совершении преступления.

1. Постановление о возбуждении уголовного дела выносится органом предварительного расследования, если в сообщении о преступлении (заявлении, явке с повинной, сообщении, полученном из иных источников, а также постановлении прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании) имеются достаточные данные о наличии признаков преступления (ст. 140 УПК). Если в сообщении о преступлении имеются сведения о лице, его совершившем, это указывается в постановлении о возбуждении уголовного дела. В данном случае лицо приобретает статус подозреваемого без каких бы то ни было дополнительных решений, т.е. с самого начала уголовно-процессуальной деятельности, буквально с первого дня. Такое установление закона весьма важно для обеспечения прав подозреваемого, так как возбудив уголовное дело, следователь (дознаватель) обязан вручить подозреваемому копию постановления о возбуждении дела и разъяснить принадлежащие ему права. Тем самым обеспечивается должное представление этого лица о своем статусе, возможность реализовать свои права и требовать предоставления соответствующих гарантий. В частности, это позволяет подозреваемому незамедлительно обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела руководителю следственного органа (прокурору), которые вправе отменить это постановление, или в суд, правомочный признать решение о возбуждении уголовного дела незаконным.

Лицо, в отношении которого было возбуждено уголовное дело, сохраняет статус подозреваемого до предъявления ему обвинения, а в случае производства дознания - до составления обвинительного акта или до принятия решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования.

  • 2. Задержание подозреваемого осуществляется органом дознания, дознавателем, следователем только при наличии одного из следующих оснований:
    • - лицо застигнуто на месте совершения преступления или непосредственно после его совершения;
    • - потерпевшие или очевидцы указывают на данное лицо как совершившее преступление;
    • - на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления;
    • - имеются иные данные, дающие основания подозревать лицо в совершении преступления, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если перед судом возбуждено ходатайство о применении в отношении этого лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Процедура задержания содержит не позволяющие осуществлять задержание произвольно многочисленные гарантии прав подозреваемого:

  • - указание на основания применения такой меры принуждения, как задержание;
  • - возможность задержания лишь при подозрении в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы;
  • - составление протокола в соответствии с предъявляемыми к нему требованиями.

В протоколе задержания должны быть указаны основания и мотивы задержания, дата, место и время задержания и время составления протокола, делается отметка о разъяснении подозреваемому прав, предусмотренных ст. 46 УПК. В течение 12 часов с момента задержания подозреваемого дознаватель или следователь обязаны письменно сообщить об этом прокурору. Важной гарантией прав подозреваемого служит обязанность следователя, дознавателя допросить задержанного в течение 24 часов с момента задержания, обеспечить его квалифицированной юридической помощью, предоставить свидание с защитником наедине и конфиденциально, т.е. в отсутствие посторонних, включая самого следователя, оперативных сотрудников, продолжительностью не менее двух часов даже при необходимости произвести с подозреваемым следственные действия.

Условия и порядок содержания подозреваемых под стражей регулируются Федеральным законом от 15.07.1995 № 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", обеспечивающим соблюдение международных стандартов безопасности жизни и здоровья, гуманное обращение, уважение человеческого достоинства.

Генеральной Ассамблеей ООН утвержден Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению под стражу в какой бы то ни было форме (9 декабря 1988 г.) и Стандартные минимальные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила) (14декабря 1990 г.).

Следователь (дознаватель) обязан не позднее 12 часов с момента задержания уведомить об этом кого-либо из близких родственников подозреваемого, а при их отсутствии - других родственников или предоставить такую возможность самому подозреваемому (так называемое право на один телефонный звонок). В интересах расследования с согласия прокурора задержание подозреваемого может быть сохранено в тайне от родственников подозреваемого, за исключением случаев, когда тот является несовершеннолетним.

Пребывание задержанного в статусе подозреваемого ограничено временем задержания (48 часов). Однако в ситуациях, когда после истечения срока задержания к лицу не применена мера пресечения, а также при освобождении из-под стражи в связи с не подтверждением подозрения (п. 1 ч. 1 ст. 94 УПК), гарантии прав подозреваемого для этого лица могут сохраняться вплоть до принятия процессуального решения о прекращении против него уголовного преследования или до отмены меры пресечения.

  • 3. Применение меры пресечения до предъявления обвинения - исключение из правила, однако выражение "в исключительных случаях" в ст. 100 УПК никак не расшифровано. Закон говорит лишь о том, что если мера пресечения применена к подозреваемому, обвинение ему должно быть предъявлено в течение 10 суток с момента применения меры пресечения или с момента задержания, если оно предшествовало заключению под стражу. В случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 100 УПК, этот срок не может превышать 30 суток. Таким образом, лицо, к которому применена мера пресечения, сохраняет статус подозреваемого до предъявления обвинения или до вынесения постановления о прекращении уголовного дела.
  • 4. Уведомление о подозрении - процессуальный институт, введенный в УПК Федеральным законом от 06.06.2007 № 90-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации". Он предоставляет статус подозреваемого лицу, основания для подозрения которого появились уже после возбуждения уголовного дела по факту совершения преступления при отсутствии оснований для задержания или применения меры пресечения. Уведомление о подозрении (ст. 223.1 УПК) - это документ, в котором отражается не только описание преступления (место, время и другие обстоятельства его совершения), а также ссылка на норму УК, предусматривающую ответственность за данное преступление, но и перечень принадлежащих подозреваемому с момента получения этого уведомления прав. Уведомление о подозрении применяется исключительно по делам, расследуемым в форме дознания, что может быть объяснено спецификой этой формы предварительного расследования, не предусматривающей по общему правилу предъявления обвинения. В связи с этим при возбуждении уголовного дела по факту совершения преступления вполне может сложиться ситуация, когда лицо, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, до окончания дознания не имеет не только статуса обвиняемого, но и статуса подозреваемого. С этих позиций введение в дознание института уведомления о подозрении можно только приветствовать.

Расширение перечня оснований приобретения лицом статуса подозреваемого, безусловно, имеет положительный характер. Тем не менее всех проблем, возникающих в связи с отсутствием нормативного определения самого понятия подозреваемого, это не решает. Даже при задержании не всегда ясно, с какого именно момента лицо обретает статус подозреваемого: в ст. 91, 92 УПК о задержанном говорится как о подозреваемом еще до составления протокола задержания. Более того, фактическое задержание (фактическое лишение свободы подозреваемого - п. 15 ст. 5 УПК) часто имеет место и до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, в том числе в ходе оперативно-розыскных мероприятий. По-прежнему имеют место ситуации, когда лицо, подозреваемое в совершении преступления, в течение более или менее длительного промежутка времени после возбуждения уголовного дела пребывает в статусе свидетеля, который не предназначен для обеспечения прав лица, в отношении которого осуществляется уголовное преследование.

Одна из таких ситуаций стала предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ в связи с обращением гражданина В. И. Маслова с жалобой на нарушение его конституционного права на защиту ст. 47 и 51 УПК РСФСР. Как следовало из жалобы, в ходе расследования по уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного ст. 163 УК, по месту жительства гражданина В. И. Маслова был произведен обыск, после чего он был принудительно доставлен в региональное управление по борьбе с организованной преступностью, где удерживался более 16 часов. За это время в отношении него был проведен ряд следственных действий - опознание, допрос в качестве свидетеля, очная ставка.

В ответ на ходатайство В. И. Маслова об обеспечении его помощью адвоката (защитника) следователь разъяснил, что в соответствии с ч. 1 ст. 47 УПК РСФСР такая помощь предоставляется только обвиняемому - с момента предъявления обвинения и подозреваемому - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, а поскольку В. И. Маслов в данный момент по своему процессуальному положению является свидетелем, его просьба не может быть удовлетворена. Протокол о задержании в качестве подозреваемого был объявлен В. И. Маслову после того, как он длительное время находился в положении фактически задержанного, и в отношении него были проведены опознание, допрос в качестве свидетеля и очная ставка.

Ссылаясь на Конституцию и нормы международного права, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27.06.2000 № 11-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова" указал, что право на помощь адвоката (защитника) не может быть ограничено федеральным законом, поэтому применительно к его обеспечению понятия "задержанный", "обвиняемый", "предъявление обвинения" должны толковаться в их конституционно-правовом, а не в придаваемом им уголовно-процессуальным законом более узком смысле. Суд разъяснил, что в целях реализации названного конституционного права необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции права не давать показаний против себя самого). Не вызывает сомнений, что уголовному преследованию подвергается также лицо, в отношении которого проводится оперативно-розыскное мероприятие (оперативный эксперимент, проверочная закупка). Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику). Тем самым обеспечиваются условия, позволяющие этому лицу получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом против него обвинении и, следовательно, эффективно защищаться, а также гарантирующие допустимость полученных в ходе расследования доказательств.

Следует сказать, что позиция Конституционного Суда РФ учтена в действующем УПК не в полной мере. Правовая регламентация понятия подозреваемого путем формализованного перечня являющихся подозреваемыми лиц по-прежнему не обеспечивает прав лиц, фактически подвергнутых уголовному преследованию путем совершения в отношении них следственных и иных действий. Не редко уголовное дело возбуждается не в отношении конкретного лица, а по факту совершения преступления неизвестным лицом, в то время как оно в действительности известно либо становится известно после возбуждения уголовного дела, но у органа расследования не возникает необходимости производить задержание или применять меру пресечения, например в случае явки лица с повинной и принятия им на себя обязательства являться по вызовам следователя, дознавателя. Традиционный подход к определению подозреваемого через перечень осуществляемых в отношении него мер не обеспечивает потребностей практики и нуждается в пересмотре.

С учетом приведенной выше правовой позиции Конституционного Суда РФ в качестве подозреваемого следует рассматривать не только лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, которое задержано по подозрению в совершении преступления, к которому применена одна из мер пресечения, а также лицо, получившее уведомление о подозрении, но и любое лицо, в отношении которого соответствующими органами совершаются любые предусмотренные законом действия, направленные на установление факта совершения им преступления.

Такой подход способен снять некоторые спорные и недостаточно проясненные вопросы. В частности, сложно бывает определить, когда лицо становится подозреваемым: в момент фактического задержания, поскольку срок задержания исчисляется именно с этого момента, в момент доставления задержанного в орган дознания, к следователю, поскольку ст. 92 УПК называет доставленного в орган дознания, к следователю подозреваемым, или же в момент составления удостоверяющего факт задержания протокола.

Не имеет четкого разрешения и вопрос о моменте фактического задержания. Пункт 15 ст. 5 УПК разъясняет, что момент фактического задержания - это момент производимого в порядке, установленном УПК, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления. Однако порядок фактического лишения свободы и срок доставления задержанного к уполномоченному лицу в УПК не определен. Более того, задержание как фактическое лишение лица, подозреваемого в совершении преступления, свободы передвижения часто осуществляется до возбуждения уголовного дела, т.е. вне рамок уголовно-процессуального регулирования. Основания для задержания могут быть обнаружены также в ходе оперативно-розыскного действия. В подобных случаях задержание является способом реагирования соответствующего должностного лица на обнаружившиеся признаки преступления, а приведенные положения закона указывают на то, что лишение свободы передвижения лица, в том числе и до возбуждения уголовного дела, ставит это лицо в фактическое положение подозреваемого. Следовательно, это лицо вправе пользоваться всеми гарантиями, установленными для лиц, подвергнутых уголовному преследованию.

Рассмотрим в качестве примера нарушения прав подозреваемого лица достаточно типичную ситуацию.

Основанием для возбуждения уголовного дела по факту совершения убийства неустановленными лицами послужило обнаружение в дачном массиве на территории Волжского района Самарской области трупа неизвестного мужчины с признаками насильственной смерти. Оперативно-розыскным путем была получена информация о возможной причастности к преступлению нескольких лиц - Т., П., Р. и Ж. Следователь вынес постановление о производстве обыска в квартире по месту проживания Р. с целью отыскания предметов и документов, имеющих значение для дела. В ходе обыска были изъяты принадлежащие Р. предметы одежды и обуви, на которых, по версии следствия, могли находиться следы преступления (крови потерпевшего), а также ключи от принадлежащей Р. автомашины, в которой предположительно потерпевший был доставлен к месту совершения преступления. После обыска Р. был доставлен в дежурную часть РОВД, где в течение нескольких часов опрашивался оперативными сотрудниками, а потом был официально допрошен следователем в качестве свидетеля. Характер вопросов, на которые Р. предлагалось ответить, цель обыска, указанная в постановлении следователя, с очевидностью свидетельствовали о том, что Р. подозревается в совершении этого преступления. Однако ни право не свидетельствовать против самого себя (право хранить молчание), ни право на получение квалифицированной юридической помощи до момента первого допроса и в ходе допроса ему не было ни разъяснено, ни обеспечено. Более того, Р. как свидетель был предупрежден об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний. По окончании допроса следователь составил протокол о задержании Р. Возможность пригласить адвоката Р. была предоставлена спустя сутки после составления протокола задержания. Время задержания Р. указано как время составления протокола (17 часов), тогда как фактически оно имело место значительно раньше (в 11 часов), поскольку с момента начала обыска в жилище Р. был ограничен в свободе передвижения. (Здесь и далее, если не указано иное, приводятся примеры из личной практики авторов. - Примеч. авт.)

Непредоставление лицу, фактически подозреваемому в совершении преступления, соответствующих статусу подозреваемого гарантий, должно влечь признание совершенных в отношении него действий незаконными, а полученных доказательств (например, свидетельских показаний) в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК недопустимыми.

Несмотря на краткосрочность пребывания лица в статусе подозреваемого, ему принадлежит широкий спектр прав, позволяющих защищаться от подозрения и защищать другие свои законные интересы.

К числу важнейших прав подозреваемого следует отнести право знать, в чем он подозревается. Для обеспечения этого права подозреваемому предоставляются копии тех процессуальных решений, в которых содержится сущность подозрения - постановления о возбуждении уголовного дела, о применении меры пресечения, протокола задержания или уведомления о подозрении. Если лицо не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, перечисленные документы должны быть ему предоставлены согласно ч. 3 ст. 18 УПК в переводе на родной язык или тот язык, которым он владеет. Гарантией этого права является также обязанность должностного лица разъяснить сущность и основания подозрения, т.е. основания возбуждения уголовного дела, задержания, применения меры пресечения.

Поскольку дознаватель, следователь, прокурор и суд несут обязанность разъяснить участникам уголовного процесса принадлежащие им права и обеспечить возможность их осуществления (ч. 1 ст. 11, ч. 2 ст. 16 УПК), можно считать, что подозреваемый имеет право на разъяснение вытекающих из его правового статуса прав и порядка пользования ими. При этом речь идет не только о правах, перечисленных в ст. 46 УПК, но и тех, которые лицо имеет при совершении в отношении него или с его участием процессуального действия. Так, если в отношении лица совершаются какие-то следственные действия, например обыск, допрос, предъявление для опознания, орган предварительного расследования обязан разъяснить подозреваемому сущность и порядок проведения этого действия, чтобы тот мог в нем участвовать максимально эффективно для своей защиты. Лишение подозреваемого возможности реализовать свой статус, участвуя в следственном действии, должно рассматриваться как нарушение права на защиту.

Подозреваемый имеет право давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения.

Показания подозреваемого, как гласит ст. 76 УПК, - это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями ст. 187-190 УПК. Показания подозреваемого представляют собой один из видов личных доказательств, обладающих всеми присущими этим доказательствам свойствами. В то же время показания подозреваемого существенно отличаются от других доказательств: подозреваемый - это лицо, в отношении которого начато и осуществляется уголовное преследование, поэтому его показания имеют двойственную юридическую природу. С одной стороны, показания подозреваемого - один из видов доказательств, с другой - средство защиты от возникшего подозрения. Поскольку в силу конституционных положений о презумпции невиновности и праве на защиту никто не обязан свидетельствовать против самого себя, дача подозреваемым показаний является его правом, но не является обязанностью. Подозреваемый вправе хранить молчание, т.е. отказаться отдачи показаний вообще или от ответа на какие-либо конкретные вопросы. Он не может быть принужден каким-либо образом к даче показаний и не несет уголовной ответственности за дачу показаний, заведомо для него являющихся ложными.

В предмет показаний подозреваемого входят все обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК), а также обстоятельства, послужившие основанием для подозрения (ст. 91, 97 УПК), однако к моменту его допроса обстоятельства, подлежащие доказыванию, еще не вполне ясны, поскольку допрос следует почти немедленно после возбуждения уголовного дела или задержания подозреваемого. Обвинение еще не сформулировано, и тактика защиты окончательно не определена. Поэтому допрос подозреваемого часто носит общий, не слишком конкретизированный характер. Вопросы органа расследования и показания подозреваемого сосредоточены, главным образом, на обстоятельствах, послуживших основаниями задержания подозреваемого (ст. 91 УПК), возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК) или применения меры пресечения (ст. 97 УПК).

В то же время подозреваемый вправе включить в предмет своих показаний любые обстоятельства, которые считает имеющими значение для защиты своих интересов. Он вправе выдвигать и аргументировать собственные версии, предлагать следователю произвести те или иные следственные действия, указывать на документы, содержащие важную, с его точки зрения, информацию, сообщить о месте нахождения орудий преступления или объектов преступной деятельности, месте захоронения трупа и т.п. Защищая себя, подозреваемый может указать следователю на других лиц, предположительно причастных к совершению преступления. Он имеет право высказывать собственную оценку тем доказательствам, на которых основано возникшее против него подозрение. Орган расследования не вправе отказать подозреваемому в возможности дать показания, т.е. сказать все, что подозреваемый считает нужным. Пункт 6 ст. 190 УПК предусматривает, что ходатайство допрошенного о дополнении протокола допроса подлежит обязательному удовлетворению.

Надо сказать, что УПК не содержит нормы, закрепляющей право подозреваемого собственноручно записать свои показания в протоколе допроса после того, как следователь составит протокол, хотя УПК РСФСР такое правило было известно. Право собственноручной записи своих показаний является важной гарантией того, что все, имеющее, по мнению подозреваемого (обвиняемого), значение для дела, будет зафиксировано в его материалах. Поэтому отсутствие указания на возможность собственноручной записи показаний не может быть истолковано как прямой запрет.

Право подозреваемого давать показания означает обязанность следователя обеспечить реализацию этого права. Не случайно ч. 5 ст. 190 УПК предусматривает право подозреваемого изготавливать собственноручно схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, подлежащие приобщению к протоколу. Что же касается исходящей от лица знаковой информации, законодатель посчитал достаточной гарантией требование, по возможности, дословной ее записи в протоколе (ч. 2 ст. 190). Отказ следователя дословно (исключая ненормативную лексику) записать показания подозреваемого может повлечь отказ отдачи показаний. Кроме того, подозреваемый вправе приложить к протоколу допроса (к материалам уголовного дела) собственноручно написанные объяснения. Собственноручная запись подозреваемым своих показаний в протоколе допроса, как видим, не противоречит другим положениям УПК.

Право подозреваемого давать показания и объяснения чрезвычайно важно в системе его правового статуса. Таким образом подозреваемый реализует свое право на защиту, стремится рассеять возникшее подозрение, уменьшить степень и объем общественной опасности деяния, в котором его подозревают, оказывает влияние на дальнейшее направление расследования. Показания подозреваемого имеют особое значение по уголовным делам о преступлениях, расследуемых в форме дознания.

Защите интересов подозреваемого служат и другие правовые средств. Ему гарантировано также право на получение квалифицированной юридической помощи, право заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы и т.д. Поскольку процессуальные возможности подозреваемого в этом отношении идентичны правам обвиняемого, рассмотрим их в следующем параграфе.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы