ФИЛОСОФИЯ И ПОЛИТИКА

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В СИСТЕМЕ ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ

В результате изучения материала данной главы студент будет:

знать

  • • основные направления стилистики и тематики философствования как интеллектуальной практики;
  • • соотношение между философией и наукой и историю его развития;
  • • специфичность предмета политической философии и различные подходы к его определению;

уметь

  • • различать способы построения философской мысли и объяснять их различия;
  • • использовать различные подходы к определению соотношения философии и науки;
  • • объяснять предмет политической философии и роль политического позиционирования личности философа;

владеть

  • • основным терминологическим аппаратом в области политической философии;
  • • навыками анализа политической философии в системе гуманитарных наук;
  • • способностью формулировать на основе приобретенных знаний собственные суждения и аргументы но определенным проблемам.

Что такое политическая философия? Чему она учит? Зачем? На обыденном уровне сознания с его представлением о философии как о некоем абстрактном, отвлеченном умствововании вполне закономерен вопрос: как это может быть связано с политикой – деятельностью очень конкретной и приземленной?

Великие мыслители – Платон и Конфуций – учили, что любое дело надо начинать с "исправления имен", т.е. уточнения содержания используемых понятий, стоящих за используемыми терминами. В нашем случае – применительно к политической философии – ключевыми понятиями, содержание которых следует прояснить прежде всего, являются понятия "философия", "политика", "политическое", "гуманитарное знание".

Начнем с философии.

Философия как интеллектуальная практика: стилистика и тематика философствования

От философии обычно ждут ответов на те вопросы, с которыми сталкивается человек, а то и все общество в целом. Но если философ берется давать такие ответы, он перестает быть философом. Это скорее задача житейской морали, идеологии, религии, науки. Задачи же философии – не столько давать ответы на все случаи жизни, сколько учить правильно ставить вопросы, чтобы самому искать и находить ответы.

Как рациональный способ осмысления действительности, общества, человека и его отношения к миру, обществу, самому себе философия связана с поисками ответов на несколько базовых "философиеобразующих" вопросов, в соответствии с которыми различаются основные разделы философии.

  • • Что есть сущее, какова природа действительности, что представляет собой реальность самой реальности? С поисками ответов на эти вопросы связана онтология (от греч. ontos – сущее, бытие и logos понятие, учение, разум) в ее различных формах – от натурфилософии (философии природы) до учения о бытии.
  • • Как возможно познание действительности, сущего, каким образом мы узнаем, что правильно, а что неверно? С этим вопросом связан дисциплинарный комплекс теории познания – от традиционной гносеологии (от греч. gnosis – познание) с ее различением чувственного и рационального, опытного и теоретического знания до современных эпистемологии (от греч. episteme – знание, наука), логики и методологии науки.
  • • Чем регулируется и направляется познание и практика? Этот вопрос связан с аксиологией – теорией ценностей как установок и ориентиров. С аксиологией тесно связаны такие философские науки, как этика, философия и теория культуры (культурология).
  • • Что есть человек, в чем смысл человеческой жизни и человеческой истории? Эти вопросы и связанный с ними комплекс проблем образуют предмет философской антропологии (от греч. anthropos – человек).
  • • Что есть личность и что есть Я (myself)? Этот комплекс вопросов связан с персонологией – теорией и философией личности.

При всей на первый взгляд очевидности различения основных проблем и дисциплин они теснейшим образом взаимосвязаны. Представления о сущем и самосознании предполагают возможность истинного знания, которое, в свою очередь, опирается на какие-то ценностные установки и ориентации, которые, как и знание, возможны только как формы сознания, носителями которого являются конкретные индивиды.

Уже этот перечень делает ясным главное. Философствование есть попытка конечного существа понять бесконечный мир. Из этого следует, что философия в принципе не является и не может быть наукой в смысле science. В своем осмысляющем порыве философия неизбежно сталкивается с проблемой смысла мира вообще, который может быть найден только с позиций "не от мира сего". Философствование по самой своей природе принципиально метафизично: вне- и надприродно. Из этого следует ряд принципиальных обстоятельств, характеризующих любое проявление философствования.

Во-первых, философия оказывается индивидуальным выходом человека к свободе, его самоопределением. Всякая философия так или иначе отвечает на вопрос о смысле жизни – обстоятельство, очевидное для нефилософов и неочевидное для некоторых философов лишь потому, что они, подобно Журдену, не знают, что "говорят прозой".

Разум дан человеку для осознания меры и глубины его ответственности, его "не-алиби в бытии", как говорил Μ. М. Бахтин. Философия объясняет смысл ситуации, в которой находится субъект, не более. Но и не менее. И это – во-вторых.

В-третьих, в силу первого и второго философствование располагает богатым спектром выразительных возможностей, позволяющих осмыслять всю полноту действительности во всей ее противоречивости. Как всюду, плотная ткань осмысления действительности, философия подобна фольклору, "народной мудрости" – столь же универсальному (тотально-всеобъемлющему) осмыслению реальности, покрывающему и пронизывающему все ее сферы и проявления. Аналогия с фольклором важна, так как фольклорное осмысление дается с самых разных позиций, даже взаимоисключающих. Например, в пословицах, поговорках даются осмысляющие примеры и нормы на все случаи жизни, в том числе на основе взаимопротиворечащих оценок. Они вполне могут исключать друг друга: "Семь раз отмерь, один раз отрежь", но "Смелость города берет" и "Кто не рискует, тот не пьет шампанское"; "Везде хорошо, где нас нет", но "Свой хлеб лучше чужих пирогов"; "С глаз долой – из сердца вон", но "Старая любовь не ржавеет" и т.п. Однако такая взаимо-противоречивость отнюдь не нарушает целостности фольклорного осмысления, а наоборот, укрепляет его целостность и полноту.

В философии прямым аналогом подобного мозаичного осмысления является философская афористика, в которой некоторые мыслители (М. Моитень, Б. Паскаль, Новалис, В. В. Розанов) склонны полно выражать свое мировоззрение и миропонимание. Целостность такого философствования есть выражение целостной неповторимости личности философа, которая выступает интегрирующим фактором.

Однако философствование может носить и сюжетный характер. Например, буддистские притчи и коаны являются, по сути дела, мировоззренческими афоризмами, объединенными сюжетами. Сюжеты эти могут быть короткими (притчи), внешними по отношению к тексту (письма), могут разрастаться в назидания, эссе, диалоги, новеллы, повести или романы, как, скажем, в творчестве Платона, М. де Унамуно, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого.

Общей чертой афористического и сюжетного философствования является необходимость толкования афоризма или сюжета для осознания полноты выраженного в них мировоззрения. Такое толкование может само стать способом философствования, сводящим результаты осмысления в некоторый герменевтический компендиум с различной степенью упорядоченности, "инвентаризации" мысли. Примерами могут служить не только новомодные "деконструкции", но и классические философствования Аристотеля, Фомы, Вольфа. Различия между ними – в степени упорядоченности. Но объединяет их сюжетность мысли, именно не мысленный сюжет, а сюжет самой мысли, становящийся системообразующим фактором.

Окончательно логика осмысления выходит на первый план в философских системах – от Декарта и Спинозы до Фихте и Гегеля. Если для афористического и сюжетного философствования противоречивая целостность есть выражение множественности осмысляющих позиций в бесконечном мире, то в системном философствовании, основанном на последовательном развертывании исходных принципов, требование противоречивости – парадоксальный, но необходимый и достаточный принцип. Мировоззренческая полнота философской системы возможна только в случае ее изначальной противоречивости, поэтому наиболее последовательные концепции и начинают с противоречия, кладут его в основу философствования (Фихте, Гегель, систематизаторы диалектического материализма). Из противоречия следует все что угодно – именно этот логический принцип и позволяет такой системе достичь полноты осмысления.

Способы философствования, очевидно, не исчерпываются рассмотренными текстовыми вариациями жанров. Философия, как и другие способы познания и осмысления действительности, оперирует наглядными образами. Есть философы, склонные к непосредственному оперированию схемами, графиками, фигурами, изображениями. В наше время сформировалось даже целое направление – медиафилософия. Речь идет не только о дидактических целях такого перевода вроде проблемы наглядности в преподавании. Ф. Бэкон считал, что задачей философии является обнаружение "скрытого схематизма" явлений. И наглядные образы, метафоры, модели могут не только иллюстрировать словесно выраженную мысль, но и предшествовать ей. Вербализация может быть описанием осознанного схематизма, т.е. вторичной. Поэтому систематическое взаимодействие и взаимоперевод – самостоятельный стимул и фактор развития философской мысли.

Палитра способов философствования не исчерпывается разнообразием вербализации и схематизации. Существует "поступочная" философия – как способ философствования, выражающийся непосредственно в образе жизни, поведении. Примером может служить не только киническая традиция, но и бессловесное философствование мудрых людей, самой своей жизнью воплощающих ценностную норму.

Философия, подобно Протею, способна принимать самые различные, непохожие друг на друга обличья. Она столь же многообразна, как и пути человеческого самоопределения, самосознания, самообъяснения и самооправдания. Поэтому вряд ли обоснованны претензии какого-то одного способа философствования на исключительность и общезначимость. Общее – в вопросах, а не в ответах, которые могут быть разными, по все они будут философскими, в силу характера постановки вопросов, их выхода в контекст этого мира и этой жизни.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >